Темы
T

Готовимся к Хеллоуину: «Семейка Аддамс»

На носу Хеллоуин, а в кинотеатрах новая анимированная «Семейка Аддамс». Отличный повод пересмотреть всеми любимую классику и обратить пристальное внимание на костюмы — к слову, номинированные на «Оскар».

Образы Мортиши и Гомеса Аддамс можно смело назвать самыми популярными хеллоуинскими нарядами. Вот уже несколько десятилетий в них любят наряжаться влюбленные парочки во всем мире — включая Кейт Мосс с Джейми Хинсом и Софи Тернер с Джо Джонасом. В главных героев фильма преображались и Николь Ричи и Брук Шилдс со своими семьями. Другие участники мрачной семейки — дворецкий Ларч, дядюшка Фестер, маленькая (да удаленькая) Уэнсдей и даже домашнее животное Вещь — популярны не менее.

Кейт Мосс и Джейми Хинс

История Аддамсов началась задолго до ее самой популярной экранизации 1991 года — в 1930-х, когда художник-карикатурист Чарльз Аддамс впервые нарисовал комикс о странном инфернальном семействе, живущем в полуразрушенном особняке. В 1940 году Аддамса пригласили на постоянную работу в журнал The New Yorker, где он проработал до конца своей жизни и нарисовал почти полторы тысячи комиксов. Большинство из них были посвящены уже знакомой читателям издания странной семейке, которой Аддамс дал свою фамилию.


А вот имена героев появились не сразу. Первым «именитым» членом семьи стала Мортиша (от английского слова mortician — «владелец похоронного бюро, гробовщик»). Со временем к Мортише присоединились Гомес, Ларч и Маман. Еще позже в семье появились Пагсли, Уэнсдей, дядя Фестер и Вещь. Каждый персонаж и типаж был по-своему комичным и причудливым, но узнаваемым и понятным. «Чокнутая семейка» пользовалась такой популярностью у читаталей, что вопрос экранизации был делом времени.



Чарльз Аддамс за работой

Иллюстрация Чарльза Аддамса

Первая вышла в свет 18 сентября 1964 года — это был не фильм, а целый телесериал из 64 эпизодов. Именно там впервые прозвучала заглавная мелодия «Семейки», сыгранная на клавесине под щелчки пальцев. Много лет спустя продюсер Скотт Рудин, услышав, как дети его коллег хором распевают эту песню, понял, что о «Семейке Аддамс» все еще помнят — и пора снять по ней фильм.


Первым делом Рудин отдал историю в руки сценариста «Битлджуса» Ларри Уилсона и сценаристки «Эдварда Руки-ножницы» Кэролайн Томпсон: так продюсер надеялся заполучить и их режиссера Тима Бертона. Но не вышло: тот готовился к съемкам «Бэтмена». Отказал Рудину и второй очевидный кандидат и специалист по макабру — Терри Гиллиам. Тогда Рудин решил искать новое имя — режиссера без отработанных идей, но с горящим сердцем. Так в режиссерское кресло попал Барри Зонненфельд — оператор-постановщик фильмов братьев Коэн и Роба Райнера.

Кадр сериала «Семейка Аддамс», 1964

«Семейка», по сути, и сформировала его узнаваемый почерк, который виден и в «Людях в черном», и в «Диком, диком Западе», и в «Достать коротышку», и в сериале «Лемони Сникет». Начинающий режиссер крайне бережно отнесся к оригиналу: фильм изобилует отсылками к карикатурам Чарльза Аддамса и телесериалу 1960-х. Так, открывающая сцена, в которой Аддамсы выливают раскаленное масло на поющий хор у дверей особняка, — дословно повторяет одну из карикатур художника, опубликованных в The New Yorker. То же самое касается сцен с игрушечным поездом и ворующим дорожные знаки Пагсли. Торги на благотворительном аукционе между Мортишией и Гомесом, а также зажигающаяся лампочка во рту Фестера — все это прямой оммаж телесериалу.


Образы главных героев тоже не стали особенно перепридумывать: кастинг-директор фильма Дэвид Рубин искал актеров, похожих на сериальный состав. Так, в «наследницы» Кэролин Джонс, игравшей Мортишу в сериале, прочили Шер и даже Ким Бейсингер. Когда с ними не смогли договориться, на замену вышла большая поклонница «Семейки Аддамс» Анжелика Хьюстон.

«Семейка Аддамс», 1991

Кадр из сериала «Семейка Аддамс», 1964

Мартиша 

Аддамс

Кажется, что Хьюстон была буквально создана для этой роли и далась она ей максимально легко. На самом же деле каждый съемочный день актриса начинала в кресле гримера в четыре утра, где команда визажистов «подклеивала» ей веки, чтобы глаза выглядели миндалевидными. Затем шла очередь макияжа и волос. Все вместе занимало не менее трех часов. В последнюю очередь надевали металлический корсет — именно ему актриса обязана осиной талией Мортиши (из-за этого у Хьюстон начались ежедневные головные боли, но сыграть матриарха семейства Аддамс ей было важнее). По словам актрисы, она не пыталась подражать сериальной Мортише. Вместо этого она держала в уме комиксы Чарльза Аддамса (кстати, прообразом героини считается первая жена Чарльза, Барбара Джен Дей), эксцентричную аристократку Эдит Бувье — младшую из «Серых садов» и даже свою подругу, супермодель Джерри Холл. «Мне казалось, что ее мягкий нрав и беззаветная преданность — это черты, которых так не хватало хладнокровной и невозмутимой Мортише», — вспоминала Хьюстон в своей автобиографии в 2014 году.


В основу силуэта знаменитого платья Мортиши (она сменяет его лишь однажды, в финале картины) легло платье из комиксов и оригинального сериала. К сожалению, в сериальных титрах не было указано, кто создал эти уже культовые костюмы, поэтому номинация художницы по костюмам «Семейки» Рут Майерс («Привычка жениться», «Золотой компас», «Город Эмбер») на «Оскар» — это в том числе и дань художникам сериала.

ГОМЕС

АДДАМС

А вот исполнитель роли Гомеса Аддамса, Рауль Хулиа, во многом ориентировался на то, как роль отца семейства в телесериале исполнял Джон Остин. Единственное, что изменилось и полностью преобразилось, — это костюмы. Если у Чарльза Аддамса Гомес всегда был облачен в черную или белую рубашку и неизменный полосатый костюм (что сохранили и в телевизионной версии), то в полнометражной картине его гардероб заметно разнообразнее. Более того, Гомес — единственный, кто изо дня в день меняет костюмы. К черным рубашкам всех мастей добавились бархатные смокинги, шелковые пижамы, набивные жилеты — все оттенков красного вина. Но не обошлось и без того самого полосатого костюма. Возможно, именно он вдохновил пару лет спустя Тима Бертона на то, чтобы одеть своего героя Скелетона в «Кошмаре перед Рождеством» в точно такую же полосатую двойку.

ДЯДЮШКА

ФЕСТЕР

На роль дяди Фестера — внезапно вернувшегося из небытия брата Гомеса Аддамса — продюсер Скотт Рудин прочил Денни Де Вито и Боба Хоскинса, так как в оригинальных комиксах дядюшка был невысокого роста. Но оба актера отказались, а роль неожиданно досталась 185-сантиметровому Кристоферу Ллойду. Кроме того, под мешковатым костюмом Ллойда прятали специальные накладки-подплечники, которые визуально увеличивали фигуру актера. Так что ему пришлось слегка приседать на протяжении всех съемок, чтобы выглядеть хоть немного пониже — и именно это стало причиной его странной расшатанной походки. Ллойду также приходилось ежедневно брить голову, чтобы быть идеально лысым, как того требовал образ, и не тратить время на фиксацию «лысого» парика.


Уэнсдей 

АДДАМС

Сериальной Уэнсдей было шесть лет, но Зонненфельд взял на роль дочери Аддамсов 11-летнюю Кристину Ричи. Рут Майерс решила сохранить и невинные детские косички, и черное платье с отложным белым воротничком. На девочке-подростке все это выглядело еще более жутко. Правда, Майерс немного поколдовала над фактурой платья Уэнсдей: оставлять его черным по примеру комиксов и сериала показалось ей скучным. Сама Ричи признается, что фанаты до сих пор присылают ей собственные фото в костюмах Уэнсдей: «Это очень мило. Некоторые ребята просто поражают меня. Каждый раз я так радуюсь, честное слово! И горжусь, что мне удалось поучаствовать в создании персонажа, который способен вдохновлять других людей так долго. Лучшей награды для актера и быть не может».

ПАГСЛИ

АДДАМС

Второго ребенка Аддамсов, брата Уэнсдей, сыграл 11-летний Джимми Уоркмэн, для которого эта роль стала, пожалуй, самой значимой в карьере. Пагсли — единственный персонаж, чей образ перекочевал в полнометражный фильм практически без изменений, сохранив полосатую футболку, черные шорты и черные ботиночки. Этот мальчишеский образ был актуальным как в 1940-е, когда был создан персонаж, и в 1960-е, когда был впервые экранизирован, так и в 1990-е, когда вышла полнометражная «Семейка». К тому же полосатая футболка подчеркивает близкие отношения сына Пагсли и его отца — известного любителя полоски.

ВЕЩЬ

Пожалуй, самая необычная роль в истории кино досталась канадскому фокуснику Кристоферу Харту. Именно он «подарил» Вещи свою руку. Эпизоды с участием руки Харта снимали четыре месяца: сначала отсняли все эпизоды руки в тележке (когда Вещь вынуждена подрабатывать курьером), а затем приступили к более сложным сценам, где рука должна показывать эмоции и даже говорить. Будучи профессиональным фокусником, Харт привык к различным неудобствам, так что мог легко просидеть под столом в течение нескольких часов. А вот его рука часто полностью немела.

ЛАРЧ

На роль великана-дворецкого у Зонненфельда была одна-единственная кандидатура — нидерландский актер Карел Стрейкен ростом 213 сантиметров, прославившийся за год до этого ролью в сериале «Твин Пикс». Интересно, что в обоих сериалах Стрейкен облачен примерно в одинаковую одежду, с той лишь разницей, что в «Аддамсах» у него грим, явно вдохновленный чудовищем Франкенштейна.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}