{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":25.3,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":25.3,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
T

специальный проект

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":25.3,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

что такое

deep media

Текст: Александра Генералова

Редакторы: Зоя Молчанова, Лера Гамина

Иллюстратор: Полина Парыгина

Менеджер проекта: Катя Брегеда

Верстка: Андрей Лопатин

Искусство глубоких медиа — это погружение в толщу материи, выход в верхние слои атмосферы и путешествие к центру земли одновременно. Художники новых медиа создают визуальные образы с помощью компьютера и других технологий, в то время как художники deep media раскладывают внутренности ноутбука на элементы таблицы Менделеева. Более того, они разрушают картину антропоцентричного мира, где все крутится вокруг человека и оценивается человеческими критериями. Художники глубоких медиа смотрят на физический мир вокруг как на источник равноправных коллабораций. Вместе с Академией Пушкинского и Mastercard исследуем всю глубину deep media и проверяем себя с помощью контрольного теста.


deep media — это

область исследований на стыке искусства, философии и науки. В фокусе внимания — встреча с воздействием физических составляющих земли, воды и атмосферы вроде магнитных, электрических и гравитационных полей, а также субстратных элементов современных технологий — металлы, соли, кристаллы.


Художники deep media отказываются от накопления и усовершенствования визуальных образов в пользу исследования, порождающего их принцип. Если медиа-арт имеет дело с производством неких компьютерных изображений, то deep media art рассматривает эти изображения с точки зрения геологических элементов, из которых состоит hardware, — золото, медь, свинец, барий.


Технические средства в deep media — не инструмент исследования, а окружающая среда — не его предмет. Наоборот, художник приглашает технологию и нечеловеческие сущности к сотрудничеству, уступает функцию посредника гибридным, полуавтономным и развивающимся по своим собственным законам системам.


Возможности искусства глубоких медиа:


перековать биологическое — в техническое



1)

{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":-717,"y":150,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Благодаря рекламе витаминных комплексов каждый знает, что в человеческом организме есть железо, магний, калий и другие металлы. Получается, железо можно добыть из собственного тела и даже выковать из него техническое устройство?


Норвежская художница Сесилия Йонссон заключила договор с родильными домами и получила 69 образцов плаценты — всего 35 килограммов, которые высушила и затем выковала железную стрелку для компаса. В этом ей помогли старинные приспособления для плавки руды — горн, наковальня и другие. Дело в том, что плацента состоит из множества кровеносных сосудов, а значит, и гемоглобина — белка, который содержится в эритроцитах. В гемоглобине есть железосодержащий небелковый пигмент гем — именно он и пошел на компасную стрелку. Художница поместила ее в стеклянную чашу, дизайн которой вдохновлен гистологическими фото плаценты.


Эта инсталляция — метафора незаметной работы, происходящей внутри тела матери — обмен между ее организмом и ребенком идет через плаценту и во многом определяет направление развития новой жизни. Так что смысл «Гема» — глубокий в самом прямом смысле этого слова.


Иллюстрация создана по мотивам инсталляции СЕСИЛИИ ЙОНССОН (ШВЕЦИЯ/НОРВЕГИЯ). 
«Гем», 2016 год

проектировать невозможное


2)

Выражение In Posse в переводе с латыни означает «до того, как мы родились» и указывает на нечто, что может случиться, но время еще не пришло.


В этом ключе рассуждает британская художница-феминистка Шарлотта Джарвис, которая совместно с профессором Сусанной Чува де Соузой Лопес (Университет Лейдена) работает над созданием женской спермы. Первая часть проекта — «выращивание» сперматозоидов из индуцированных плюрипотентных стволовых клеток, полученных из клеток кожи художницы. Вторая — разработка женской семенной плазмы из биологических материалов, собранных у женщин, трансгендерных и небинарных людей. На это исследование было выделено пять миллионов евро, и не просто так — в своей работе ученые и художница используют технологии, за которые были вручены две Нобелевские премии: в 2012 году по биомедицине, в 2020-м — по химии. С помощью науки художница хочет переписать культурные паттерны, ведь на протяжении всей нашей истории человечество приписывало исключительно мужскому семени магическое значение как исключительной субстанции, несущей жизненную силу.


{"points":[{"id":25,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":27,"properties":{"x":511,"y":232,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":26,"properties":{"duration":2.5,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":617,"y":142,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":19,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":21,"properties":{"x":596,"y":-156,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":20,"properties":{"duration":2.9,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":22,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":24,"properties":{"x":-128,"y":-108,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":23,"properties":{"duration":1.4,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Иллюстрация создана по мотивам проекта ШАРЛОТТЫ ДЖАРВИС (ВЕЛИКОБРИТАНИЯ).
In Posse, 2020 год


превращать тепло тела в экономическое благо

3)

Если у вас нет доступа к бесплатному электричеству, но очень хочется майнить криптовалюты — выход есть.


Дело в том, что каждое человеческое тело в состоянии покоя излучает 100 ватт избыточного тепла. Мануэль Белтран и его команда придумали специальный костюм, который использует термоэлектрогенераторы, которые преобразуют остаточную тепловую энергию зрителя (или волонтера) в полезное электричество. Оно, в свою очередь, подается на специальное оборудование, которое отвечает за генерацию криптовалюты (Altcoin). Использование остаточного тепла позволяет повысить нагрузку системы и в целом увеличить производство криптовалюты. В итоге эффективность инсталляции возрастает, а когнитивная нагрузка на зрителя и волонтера уменьшается. Такой вариант посещения выставки подходит тем, кто хотел бы начать лучше разбираться в механизмах работы современного искусства.


Художник по-новому определяет понятие труда — для этих целей он открыл целую лабораторию — Institute of human obsolescence (Институт морального устаревания) со звучным мотто: «Человечество устарело, пора поменять нашу роль в обществе!», например, обратить внимание, как технологические гиганты используют невидимый труд, собирая данные с наших гаджетов.


{"points":[{"id":34,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":36,"properties":{"x":-318,"y":201,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":35,"properties":{"duration":1.6,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":31,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":33,"properties":{"x":-644,"y":46,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":32,"properties":{"duration":1.9,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":37,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":39,"properties":{"x":-563,"y":-44,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":38,"properties":{"duration":1.4,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Иллюстрация создана по мотивам инсталляции МАНУЭЛЬ БЕЛТРАН (НИДЕРЛАНДЫ).
Спекулятивный капитал, 2019 год


cделать художником физические процессы 


4)

{"points":[{"id":40,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":42,"properties":{"x":783,"y":231,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":263}}],"steps":[{"id":41,"properties":{"duration":2.7,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Есть такое выражение «мороз рисует узоры на окне» — через него люди наделяют природные силы творческими способностями, которые человечество закрепило за собой. Никто, конечно, не имеет в виду, что мороз действительно практикуется в графике. Но похожий результат действительно можно получить.


В проекте Melt Дмитрий Морозов, известный как ::vtol::, представляет устройство, которое использует свойства самомодифицирующейся линзы на основе различных агрегатных состояний воды. Этот робопроектор позволяет воде сначала превращаться в лед. Затем свет, идущий через устройство, плавит этот лед — и трансформации порождают зыбкое изображение. Получается «послание света, электрического тока и кристаллов», то есть носителей, сохраняющих свое автономное и нечеловеческое измерение.


Дмитрий в своих работах выступает наблюдателем физических процессов. А технические средства нужны не для создания нового образа, а для того, чтобы проявить новые возможности материи, которые на самом деле неисчерпаемы и плодовиты.


Иллюстрация создана по мотивам работы ДМИТРИЯ МОРОЗОВА (::VTOL::).
Melt, 2018 год

послушать нечеловеческую музыку

5)

Томас Сарацено учился у Ханса Ульриха Обриста и Олафура Элиассона, дважды выставлялся на Венецианской биеннале современного искусства, а затем серьезно увлекся пауками — исследованием и сохранением их ареалов обитания. Кроме того, он объединяет ученых, философов и художников вокруг изучения отношений между пауками и человеком.


Вместе с сотрудниками Массачусетского технологического университета он создал синтезатор, на котором можно играть, дотрагиваясь до виртуальной паутины, а также сонифицировал (сонификация — использование звука для представления данных и передачи информации. — Прим. The Blueprint). разные этапы строительства ловчих сетей. Услышать нечеловеческую музыку получилось благодаря расчету частоты вибраций паутинных нитей на основе их длины, толщины, эластичности и структуры белков, из которых они состоят. Каждой нити присвоили определенные частоты, а затем были придуманы дополнительные соответствия между колебаниями отдельных нитей и звуков, в которые они преобразуются. Ближайшая к наблюдателю нить, например, звучит громче, чем отдаленная.


Иллюстрация создана по мотивам работы ТОМАСА САРАЦЕНО (АРГЕНТИНА/ГЕРМАНИЯ).
«Сонификация пауков», 2015 год 


создать скульптуру, которую можно почувствовать только внутри себя


6)

{"points":[{"id":43,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":45,"properties":{"x":774,"y":192,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":44,"properties":{"duration":2.4,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Для Томаса Фoйeрштaйна молекула — это не просто мельчайшая частица вещества, а самая маленькая скульптура в мире.


Для проекта «Психопроза» он создал процессуальные скульптуры, в которых грибы фунги и морские водоросли перерабатывались в вещества, на основе которых химик синтезировал новую молекулу «псиламин», обладающую галлюциногенным эффектом. Большая сложносочиненная скульптура — гибрид лабораторного аппарата, напольной лампы и футуристического домашнего растения произвела микроскульптуру, увидеть которую нельзя — слишком мала. Зато ее можно «экспонировать» в собственном организме, а также испытать эффект ее присутствия в крови на сознание. Фойeрштaйн признается, что «произведение» он попробовал, однако от идеи делать специальные экскурсии под воздействием «скульптуры» отказался — из-за сильного эффекта. Кстати, в другом своем проекте — Manna machine — художник также поместил водоросли в лабораторный агрегат для получения пигмента, который стал основой для серии изображений под названием «Урожай».


{"points":[{"id":46,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":48,"properties":{"x":547,"y":52,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":47,"properties":{"duration":1.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":46,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":48,"properties":{"x":789,"y":-418,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":47,"properties":{"duration":2.1,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Иллюстрация создана по мотивам проекта ТOМAСА ФOЙEРШТAЙН (АВСТРИЯ).
«Психопроза», 2016 год


пережить опыт чужой смерти


7)

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-722,"y":216,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":1.7,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Инсталляция «Знаменитые смерти» — это несколько металлических ящиков, подобных тем, что можно встретить в морге. Главный элемент инсталляции — «обонятельный принтер», то есть устройство с компонентами на основе которых синтезируется тот или иной запах. Когда вы попадаете внутрь, вас обволакивает запах свежескошенной травы, осеннего ветра, кожаных автомобильных сидений, сладкого парфюма Джеки Кеннеди, а затем внезапно — пороха и крови. Иногда запахи вызывают у посетителей побочные эффекты — люди начинают испытывать пространственные галлюцинации и сразу выскакивают наружу.


Команда проекта несколько лет изучала биографию, обстоятельства жизни и смерти президента Кеннеди, Леди Дианы и Уитни Хьюстон, чтобы по молекулам собрать тот самый запах, через который можно прикоснуться к переживанию чужой смерти. Например, чтобы создать опыт, связанный с гибелью Хьюстон, исследователи искусственно сымитировали аромат ее любимых сигарет, а также добавили нотку оливкового масла — певица использовала его как увлажняющее средство.


Иллюстрация создана по мотивам инсталляции МАРСЕЛЯ ВАН БРАКЕЛЯ И ФРЕДЕРИКА ДУЭРИНКА (НИДЕРЛАНДЫ).
«Знаменитые смерти», 2014 год


<iframe src="https://theblueprint.ru/banners/pushkinskiy5_3/index.html" width="100%" height="700px" style="border: 0px">

«Глубокие медиа — это попытка переосмыслить наши отношения с окружающим миром» — считает Дмитрий Булатов, куратор Балтийского филиала ГМИИ им. А. С. Пушкина и эксперт новой серии в Академии Пушкинского


Как глубокие медиа стали неотъемлемой частью искусства? Существуют ли у них рамки? Превосходит ли человек окружающий мир? И как deep media меняют искусство и мир в целом? Об этом Дмитрий рассказывает максимально подробно на примере разных представителей (и их работ) области исследований. 


Курс Академии Пушкинского и Mastercard «Медиаискусство. Практики и оптики» — это новый формат взаимодействия с аудиторией. Mastercard, как инновационная и технологическая компания, заинтересованная в развитии и популяризации новой культуры, в рамках этого курса обращает внимание на современные медиа и открывает зрителю мир будущего через искусство. В программе нет лектора и учебных материалов, зато есть ведущий, который направляет вас в потоке визуальных образов. 

Курс делится на несколько эпизодов, которые раскрывают различные грани медиаискусства — от видеоарта и цифрового перформанса до сайнс-арта, нет-арта и интервенций медиа в современный театр. 


{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":-1519,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-484}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":760,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"width":1200,"column_width":600,"columns_n":2,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}