T

Жизнь, семья и стиль Ленни Кравица

Текст:
татьяна королева

26 мая Ленни Кравицу, великому музыканту и одному из немногих мужчин, которым действительно идут кожаные штаны, исполняется 54 года. Он в процессе подготовки сразу двух новых альбомов — один из них будет называться Raise Vibration и выйдет в начале сентября. В честь дня рождения и новой музыки рассказываем о его семье, стиле и проектах помимо музыки.

Ленни Кравиц понял, что хочет заниматься музыкой, когда ему было пять. Этому способствовали родители: папа — телевизионный продюсер Сай Кравиц, мама — актриса Рокси Рокер. С ранних лет окружение Кравица — музыканты, известные люди: Дюк Эллингтон, Элла Фицджеральд, Майлз Дэвис. Со всеми ими был дружен его отец. До 11 лет он живет в Нью-Йорке и напитывается джазом и музыкой r''n''b; The Jackson 5 — его главное вдохновение. Потом мама получает роль в cериале «Джефферсоны», и семья переезжает в Лос-Анджелес. Здесь Ленни открывает для себя рок-н-ролл; весь Город ангелов в семидесятых слушает Led Zeppelin. Мать Кравица хотела, чтобы он меньше болтался по улицам, и поэтому уговаривает его пойти в калифорнийский хор мальчиков; с ними он поет три года. И так, похоже, формируется его знаменитая эстетика: сочетание рока, госпела, джаза и r''n''b. Да, он не выбирает что-то одно, и, как писали некоторые критики после его премьерного альбома Let Love Rule, уж слишком очевидно влияние всего того, чем он вдохновляется.

Не выбирает он и в семье. Его отец — бывший военный сил специального назначения армии США, русско-еврейского происхождения, мама — афроамериканка с багамскими корнями. В разговоре с журналистом Трейси Пеппером в 1998 году он сказал: «Я наполовину еврей и наполовину чернокожий. Я что-то посередине. И я забавно одеваюсь. Не останавливаюсь на одном музыкальном стиле в своих записях. От этой путаницы людям неуютно». И добавит, что его жизнь в детстве была похожа на что-то среднее между фильмами Спайка Ли и Вуди Аллена. Но больше всех влияние на него оказал его дедушка по матери. Именно он дал ему ту основу, которой руководствуется Ленни по жизни. Он никогда не указывал, как именно надо что-то делать, а направлял: в своей жизни я выбрал такой путь, если у тебя получится лучше — круто, покажи мне, как. И он сделал и показал.

Что повлияло на его стиль? Конечно, 1970-е, конечно, те люди, с которыми он рос: Майлз Дэвис, его мама. С раннего детства он надевал ее украшения в школу, старался подражать тому, как выглядели The Jackson 5. Носил огромное афро и не знал, как же сделать так, чтобы ермолка — он ходил в еврейскую школу — на них удержалась? Приходилось ее прикалывать. В 1989-м вышел его первый альбом, Let Love Rule, на обложке — Ленни с дредами, кольцом в носу и украшениями на шее. В 1990-м мир увидел, как выглядит Ленни Кравиц в полный рост: на American Music Awards того года он пришел в пиджаке, расклешенных полосатых штанах и обтягивающей майке. Критики были в ужасе. Но не Ленни — он точно знал, что делает. Помогла ему создать этот образ стилистка и художница по костюмам Арианна Филипс.

Филипс познакомилась с Ленни во время записи Let Love Rule, одно время они были соседями по комнате. Она была ассистентом стилиста и искала работу; Кравиц стал ее первым самостоятельным проектом. Это вместе с ней они придумали тот образ, где он позирует в фиолетовых перьях. После Ленни она стала работать с Мадонной; певица позвонила Кравицу и попросила рекомендаций, а он просто сказал, что Арианна «охренительная». Сейчас у Филипс в резюме две номинации на «Оскар» за работу над костюмами к фильмам «МЫ. Верим в любовь» и «Переступить черту»; она же была художницей по костюмам в «Одиноком мужчине» и «Под покровом ночи» Тома Форда и в обеих частях «Кингсмена».

С тех пор стиль Кравица претерпевал небольшие изменения. От цветастого гардероба и перьев он пришел к более спокойным натуральным цветам (но только не в обуви — ELLE составлял целый список, в котором были и высокие сапоги на каблуках, и золотые и серебряные ботинки), от расклешенных штанов — к черным кожаным, отрезал дреды, а сейчас снова отрастил. Все на нем немного поношенное, он любит и носит винтаж. Живет между Багамами и Парижем и потому, похоже, является идеальным представителем эстетики Saint Laurent; в 2015 году он и сам в интервью WWD говорил, что его любимый дизайнер Эди Слиман. То, что всегда с ним, — украшения: на пальцах, на шее, в ушах, в носу, в сосках. Расстегнутые рубашки. Темные очки — чаще всего «авиаторы». И нет, он не носит нижнее белье.

Он настолько не извиняется ни за что в своем внешнем виде, как будто это правда его вторая кожа. Можно ли всерьез говорить о стилевых провалах мужчины, чьи штаны однажды разорвались прямо во время концерта? Весь мир принял правила его игры; несмотря на показную сексуальность, он выглядит не городским сумасшедшим, а просто человеком в своей стихии. А ошибки? Конечно, они есть. GQ посвящают статью его огромному шарфу, фотографию которого разобрали на мемы. Ему задают о нем вопросы на конференциях — и он не тушуется, а смеется: да, конечно, он был великоват. Да слушайте, я видел, как его увеличили до огромных размеров. Нет, больше не ношу. Было правда холодно. При этом стиль — то, о чем он немного устал говорить уже не за одно десятилетие. Так и сказал в интервью Guardian в 2002 году: «Ого, вы хотите поговорить о музыке? Это что-то новое. Обычно все хотят говорить об одежде или женщинах». Стиль — просто продолжение его самого, и так уж вышло, что его яркая личность имеет не менее яркое внешнее выражение.

Возникает вопрос — это вообще все актуально? Конечно. Сила персоны так велика, что нам нравятся и обтягивающие кожаные штаны, и расстегнутые рубашки, и сапоги на каблуках. Но нравится все это не только поклонникам музыкального таланта. У Ленни есть свое дизайнерское бюро Kravitz Design, и оно делает интерьеры под стать его стилю: много натуральных цветов, кожа, животные принты. В списке проектов — отели, ночные клубы, собственная мебель. Сам Филипп Старк попросил Ленни сделать версию его знаменитого стула Mademoiselle Chair. Ленни участвовал в разработке дизайна для камеры Leica (черная кожа и золото) и часов Rolex Daytonа (тоже черная кожа и золото). Интерес компании Leica, кстати, не случайный: Ленни любит фотографировать, и презентация его собственного фотоальбома Flash прошла весной 2015 года в Colette. Среди тех, кто поддерживает его в этом направлении, — фотографы Марг Селигер и Жан-Батист Мондино. В недавнем интервью GQ он рассказал, что работает для каких-то крупных брендов — кто знает, может быть, мы увидим Зои Кравиц в объективе отца для новой кампании Saint Laurent?

Перед нами мужчина, который не стесняется ни своих корней, ни своей музыки, который прямо сейчас готовится к мировому туру и выпуску нового альбома — по словам Ленни, он ему приснился. И 26 мая ему исполняется 54 года. Есть ощущение, что он был с нами всегда. Так пусть будет и следующие 54 года тоже.

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}