Темы
T

Прощаемся с A. F. Vandevorst

14 февраля бельгийский бренд AF Vandevorst объявил о закрытии; марка просуществовала 22 года. 29 февраля во время недели моды в Париже пройдет финальная презентация-вечеринка марки: Ан Вандеворст и Филипп Арикс покажут вещи из своих лучших коллекций. О том, как это будет, мы обязательно расскажем — а сейчас позволим себе немного взгрустнуть и признаться марке в любви. Тем более в такой день.

Символично, что Ан и Филипп рассказали о закрытии своего дела в День всех влюбленных, ведь их бренд всегда был про настоящую любовь — друг к другу и к моде. Они вместе с первого дня учебы в Королевской академии изящных искусств в Антверпене, в которую поступили в 1987 году. «Я с детства коллекционировал все, что связано с Красным крестом и, когда мне было 18, встретил Ан. Оказалось, что у нее тоже была такая коллекция», — вспоминал Арикс. Ан была первой ассистенткой Дриса ван Нотена, проработав у него шесть с половиной лет. За это время Филипп успел побыть стилистом и отслужить в армии. Отдал он и свой патриотический долг антверпенской шестерке: еще подростком стажировался у Дирка Биккембергса — и даже ходил у него на показе.



читайте также

«Я хотела снова стать

 уязвимой»:

Анн Демельмейстер

о жизни после ухода

из моды

Ан Вандеворст и Филипп Арикс

Филипп Арикс в возрасте 15 лет — время, когда он работал с Дирком Биккимбергсом

Ан и Филиппу потребовалось десять лет, чтобы понять: они достаточно знают друг друга и модную индустрию; пора вместе делать свой бизнес. Марку назвали Blixa — в честь фронтмена культовой индастриал-группы Einsturzende Neubauten Бликсы Баргельда. В мудборде той коллекции дизайнеры собрали все лучшее и любимое сразу: работы Йозефа Бойса, религиозные символы, лошадей, армейскую форму, нижнее белье, фетишизм, театральность, в том числе позаимствованную и у ван Нотена. Вещи, уже тогда маркированные эмблемой в виде красного креста, оценили критики и байеры — и так продолжалось, пока миф о бельгийских дизайнерах был интереснее покупателям, чем стритвир.


Квинтэссенцией духа AF Vandevorst стал кутюрный показ весна—лето 2018, которым дизайнеры отмечали 20-летие бренда. Для шоу они выбрали 40 луков из 40 предыдущих сезонов. И по ним видно, что кроме искусства, сочетания грубого и нежного, войны и умиротворения, простоты и многослойности, в доме AF Vandevorst всегда была любовь. И в их общем доме, и в мастерской, и в магазине в центре Антверпена, который Ан и Филипп оформляли вместе со сценографом Бобом Верхелстом. Как в любом бельгийском доме, в нем всегда горят свечи, — правда, у семьи Вандеворст они «вырастают» из одной из стен.

Показ A. F. Vandevorst весна-лето 2018 на неделе высокой моды в Париже

Презентация коллекции A. F. Vandevorst весна-лето 1999

Еще одним заметным фетишем марки — кроме эмблемы красного креста — всегда была больничная мебель. «Нам нравится униформа и учреждения — и все это объединяет больница. В них есть что-то по-настоящему универсальное, отрезвляющее, функциональное», — объясняла Ан в интервью Vogue. Так, на премьере коллекции весна—лето 1999 дизайнеры разложили моделей в вещах бренда по больничным койкам, а в 2017-м воссоздали интерьер больничной палаты (или полевого госпиталя) в своем корнере в Selfridges. Этот же образ дизайнеры использовали и в 2011-м во время биеннале моды в Археме, сделав для нее инсталляцию Dreaming: больничную койку с восковой фигурой девушки-свечи. Ее «тело» с зажженными фитилями медленно плавилась, отдавая тепло — прямо как стена антверпенского магазина бренда.


Именно такими запомнятся AF Vandevorst тем, кто следил за их показами и арт-экспериментами и носил их одежду. О том, что происходило за дверями их офиса и каково было работать с Филиппом и Ан, мы расспросили дизайнера и соосновательницу обувного бренда Nearly Naked Елизавету Буйнову — которая успела поработать в AF Vandevorst в начале своей карьеры.

Показ коллекции A. F. Vandevorst осень-2017 на неделе высокой моды в Париже

 Инсталляция Dreaming на Биеннале моды в Археме, 2011

Елизавета Буйнова:

«В конце 2016 года, когда у меня закончился контракт с Proenza Schouler, я вернулась в Москву и стала искать новую работу. Зашла на Farfetch и просто писала о себе всем брендам по очереди. Точнее, успела отправить письма всем компаниям на букву А, а дальше мне стало лень. AF Vandevorst мне ответили — и так я попала к ним.

Фотографии из личного архива Елизаветы Буйновой

читайте также

Когда я пришла, нас было восемь человек, а когда я уходила в сентябре 2017 года, проработав там около девяти месяцев, — вообще всего пятеро. Команда всегда была маленькая, больше десяти человек никогда не было. В тот период Ан и Филипп закрывали линию ready-to-wear, оставив только обувь, аксессуары и какие-то коллаборации. Потому что дела были плохи уже тогда. Точнее, не плохи, все было нормально, просто тратилось много лишних ресурсов, а вещи особо не продавались: спросом пользовались только аксессуары. А в какой-то момент все стало ухудшаться — продажи проседали из-за того, что бельгийская мода стала никому не нужна. Всем стал необходим стритвир.

Nearly Naked: как инженер

и экс-дизайнер Ann D

придумали самые удобные

 лодочки на свете

Еще был человеческий фактор, ведь это семейный бизнес, которым дизайнеры жили 20 лет и так или иначе уже устали от него. Чувствовалось, что у них уже тогда не было какого-то задора и энтузиазма для поддержания бизнеса на уровне. Тем не менее он просуществовал еще три с лишним года — безусловно, за счет обуви. Обувь AF Vandevorst всегда была двигателем продаж. Ан, одна из основателей бренда, изначально дизайнер обуви — и многие из придуманных ей моделей можно назвать знаковыми. Филипп и Ан ощущали падение интереса к их бренду даже тогда, но могу сказать, делали все возможное.

Фотографии из личного архива Елизаветы Буйновой

Помню, как мы готовились к показу, который проходил в рамках кутюрной недели моды осень 2017, где AF Vandevorst были приглашенными гостями — и резали латексный костюм желтого, розового и каких-то еще цветов. Взяли воркшоп у девушки, которая занимается созданием вещей из латекса, и сами клеили эти костюмы. Мне тогда еще очень повезло, что у меня не было прав. Латекс нельзя перевозить авиапочтой, так как он легко воспламеняемый, и одна наша стажерка ехала восемь часов в одну сторону, а потом восемь часов в другую, чтобы его забрать. Для этого же показа мы делали платья из мусорных пакетов. Это был интересный опыт — как будто еще учишься в университете.

Фотографии из личного архива Елизаветы Буйновой

О наследии AF Vandevorst можно будет говорить лет через 10, но мне точно запомнятся безумные туфли с копытами, презентация коллекции на неделе моды весна—лето 1999, где модели спали на больничных койках, а еще бежевые корсеты с заклепками из первой коллекции. Это всегда были революционные решения, особенно та инсталляция с девушками на кроватях. В то время на подиуме царствовали Джон Гальяно и Жан-Поль Готье со своими фейерверками и вечным праздником, а тут просто белое пространство со спящими моделями. Кстати, их восковая фигура [Dreaming] потом еще стояла в нашей мастерской».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":100,"columns_n":12,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}