T


Что
происходит
с высокой
модой
в 2017
году


Что происходит с высокой модой в 2017 году

Текст: Настя Полетаева

Сейчас в Париже показывают летние кутюрные коллекции, и по уже сложившейся традиции, медиа вновь подняли вопрос о будущем haute couture. Собственно, его поднимают каждые полгода. Мы учли несколько новых фактов и попытались разобраться, куда движется высокая мода, которую все время хоронят, а она живет и живет.

Сейчас в Париже показывают летние кутюрные коллекции, и по уже сложившейся традиции, медиа вновь подняли вопрос о будущем haute couture. Собственно, его поднимают каждые полгода. Мы учли несколько новых фактов и попытались разобраться, куда движется высокая мода, которую все время хоронят, а она живет и живет.

22 января, в первый день недели высокой моды в Париже, на сайте Calvin Klein появился лукбук дебютной коллекции новой линейки бренда. Она называется By Appointment и в нее вошли вещи, по смыслу совершенно кутюрные: так Раф Симонс придумал объединить все, что марка делала раньше для знаменитостей по индивидуальному заказу. Другими словами, если раньше красное платье Дженнифер Лоуренс на «Оскаре» в прессе подписывали как Calvin Klein Collection, то теперь его бы подписали как Calvin Klein By Appointment. Это первое серьезное решение Симонса в роли креативного директора американского бренда, и выглядит оно очень удачным. Уже много лет марка одевает звезд из А-листа, причем делает это по-настоящему хорошо, а отдельно артикулированного подразделения у нее не было. Теперь будет. «Calvin Klein — это не только знаменитое нижнее белье и джинсы. Это намного больше», — заметил Раф — и остроумно поместил рядом с каждой фотографией лукбука фото трусов Calvin Klein с брендированной резинкой.

Единственная пока коллекция Calvin Klein By Appointment состоит из 14 образов, каждый из которых раскрывает ключевые для марки визуальные символы: например, юбка в виде американского флага — это история про Calvin Klein как один из важнейших брендов родом из США, а три скульптурных черных платьях с фигурными вырезами — аллюзия на те платья, которые уже были созданы в ателье марки (мастера Calvin Klein Collection славятся как раз своим умением создавать эффектные и, одновременно, очень лаконичные вещи).

Единственная пока коллекция Calvin Klein By Appointment состоит из 14 образов, каждый из которых раскрывает ключевые для марки визуальные символы: например, юбка в виде американского флага — это история про Calvin Klein как один из важнейших брендов родом из США, а три скульптурных черных платьях с фигурными вырезами — аллюзия на те платья, которые уже были созданы в ателье марки (мастера Calvin Klein Collection славятся как раз своим умением создавать эффектные и, одновременно, очень лаконичные вещи).

Но сам факт появления Calvin Klein By Appointment — не самое интересное. Это как раз довольно логично: Стив Шиффман, генеральный директор Calvin Klein, предложил Рафу Симонсу возглавить бренд явно не для того, чтобы тот занимался только вышеупомянутыми джинсами и трусами. Интересно то, что все вещи из линейки с 1 апреля можно будет заказать онлайн. Точнее, оформить заявку на понравившийся вам образ. И хотя дальнейший процесс работы остался прежним (клиенту предлагают прилететь на ряд примерок в Нью-Йорк), хотя Calvin Klein не является маркой haute couture официально, выход кутюра в интернет — это большой шаг для сегмента, который в последние годы переживет кризис.

Раф Симонс

Но для начала нужно разобраться, что такое высокая мода и что же на самом деле предлагает Calvin Klein. Официально приписывать заветное «haute couture» могут только члены и члены-корреспонденты Синдиката высокой моды. Их совсем немного и каждый год к ним ненадолго прибавляется несколько молодых выдающихся марок, которым предоставляется право на один показ в рамках официального расписания Недели высокой моды. При этом именно haute couture производят исключительно члены и члены-корреспонденты: они обязаны показывать минимум 25 новых образов раз в полгода, производство одежды должно находиться в Париже (кроме мастерских иностранных членов Синдиката), а шьют вещи вручную. По данным Vanity Fair, стоимость одного такого платья варьируется от пятидесяти до двухсот тысяч долларов.


Кроме haute couture в индивидуальном пошиве есть еще две категории — bespoke и made to measure. Приписка bespoke чаще всего встречается на бирках дорогих мужских костюмов: она предполагает полностью индивидуальный пошив вещи — начиная с лекал, созданных с нуля, и заканчивая примерно пятью примерками, которые проводит лично портной. А вот все марки, которые показывают новые коллекции во время недели высокой моды, не являясь членами Синдиката высокой моды, формально делают made to measure. Это значит, что клиенту предлагается выбрать из уже существующих моделей, каждую из которых сошьют специально для него и могут в рамках разумного видоизменить. Количество примерок при этом может быть разным, а разброс уровней внутри категории made to measure такой большой, что в итоге к ней можно отнести и созданное на заказ в сердце Парижа свадебное платье не-кутюрного бренда, и сшитый с одной примеркой жакет за пятьсот долларов, для которого вы выбрали цвет подкладки.

Кельвин Кляйн поправляет на моделях одежду из межсезонной коллекции 1977 года. 16 августа, 1977, Нью-Йорк.

Вот, скажем, случай с Calvin Klein. На Vogue.com новость о запуске новой линейки вышла под заголовком «Calvin Klein Launches Made-to-Measure Service». Соответственно, демократизация сегмента индивидуально сшитых вечерних платьев не прошла для марки без потерь: упрощенная схема заказа и производства автоматически влияет на уровень категории продукта. Семантически haute couture можно по-прежнему называть только те вещи, которые создавались и будут создаваться маркой для знаменитостей, но официально и их можно отнести только к bespoke или высококлассному made to measure, потому что в Синдикат высокой моды Calvin Klein не входит.


Сейчас, в 2017 году, эта система строгих правил и титулов все больше напоминает спор «может ли кошка смотреть на короля». Фактически вещи made to mesure, bespoke и haute couture могут не отличаться ни по своим эстетическим характеристикам, ни по уровню исполнения. Однако Ясин Ауади, которого в прошлом году Синдикат пригласил поучаствовать в Неделе высокой моды, признает: для клиентов эта формальность все еще имеет большое значение. Знак такого высокого качества, какое предполагает подлинный haute couture, — это нечто вроде добавленной ценности к самой вещи. Ауади объясняет, что люди, которые могут позволить себе настолько дорогую одежду, просто не считают тебя кутюрным дизайнером, пока Синдикат официально тебя им не признает. И получается, что речь здесь не только об эфемерных понятиях престижа и репутации, но и о вполне конкретной прибыли, на которую ты можешь или не можешь рассчитывать.

Все это возвращает нас к вопросу о том, является ли кутюр архаизмом в 2017 году. С одной стороны, тех, кто предвещает близкий закат высокой моды, можно понять: сама идея одежды, производство и покупка которой требует такого количества усилий, выглядит не очень современно. Плюс, маркам все сложнее продавать вещи haute couture: они дороги в производстве, сам производственный цикл очень длинный, а круг клиентов очень мал. Однако те бренды, которые правильно выстроили идентичность и заняли внутри категории индивидуального пошива свою нишу, чувствуют себя вполне комфортно. Например, в 2009 году главный производитель платьев для романтичных невест Elie Saab зарабатывали около 45% от общей прибыли на продаже платьев haute couture. Да и Calvin Klein вряд ли стали бы запускать новую линию, если бы не видели для себя в ней смысла — как коммерческого, так и репутационного.


В упомянутой уже статье Vanity Fair Эми Файн Коллинз вспомнила материал The New York Times 1965 года, в котором уже тогда была следующая фраза: «Каждые десять лет доктора собирают совет у постели французского haute couture и объявляют, что смерть неизбежна». И раз уже полвека этому «больному» удается оставаться на плаву, значит, даже этот консервативный сегмент одежды умеет адаптироваться под реальность намного лучше, чем принято считать.

{"width":1200,"column_width":175,"columns_n":6,"gutter":30,"line":30}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}