T

Общесоюзный дом моделей одежды от а до я

18 июня появилась новость о перезапуске Дома моды Вячеслава Зайцева. По такому случаю мы решили вспомнить место, которое прославило одного из самых известных российских дизайнеров — Общесоюзный дом моделей на Кузнецком Мосту. О том, как и благодаря кому работала эта организация, от «А» до «Я» рассказывает Тим Ильясов.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":258,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeOut","automatic_duration":true}},{"id":8,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-97,"y":-147,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":147,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":63,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":65,"properties":{"x":-282,"y":-200,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":64,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":9,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":11,"properties":{"x":240,"y":-128,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":10,"properties":{"duration":128,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Андреева Ирэн

Искусствовед Ирэн Андреева перешла в ОДМО в 1979 году из ВИАЛЕГПРОМА (Всесоюзного института ассортимента изделий легкой промышленности и культуры одежды) на должность, которую директор Дома моделей Ягловский создал специально для нее. Она стала главным искусствоведом, хотя по функционалу ее должность означала нечто среднее между PR- и креативным директором. Андрееву в ОДМО недолюбливали, во-первых, за неожиданно высокое положение (до этого над штатом искусствоведов руководителей не было), во-вторых, за реформы, которые она начала проводить. А менять было что: Дом устаревал и отставал от моды еще до развала Советского Союза и требовал изменений. Ирэн Андреева поменяла подход к оформлению витрин, которые до этого выглядели удручающе, а также начала устраивать «светские» показы моделей, приглашая знаменитостей и прессу. Например, она устроила по тем временам шокирующее шоу молодежной коллекции с участием героев музыкального андеграунда. К организации она привлекла Артемия Троицкого, который в то время работал научным сотрудником в Институте истории искусств, а в свободное время изучал московскую альтернативную музыкальную сцену. Он и созвал на шоу подпольные московские рок-группы и их фанатов в качестве зрителей. Панкующая публика сидела на полу, презрев парадные кресла, и в итоге прервала показ восторженным криком, когда в зал вошел Петр Мамонов (одиозный солист группы «Звуки Му», сейчас больше известный как актер). Такой опыт решили больше не повторять, поскольку после нашествия панков Дом моделей приводили в порядок несколько дней. Но Андреевой еще было много что рассказать — что она и сделала в книге «Частная жизнь при социализме», вышедшей в 2009 году.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-97,"y":-147,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":147,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":258,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeOut","automatic_duration":true}},{"id":8,"properties":{"duration":0.8,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power2.easeOut","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Библиотека

Едва ли не важнее демонстрационного зала, где проходили показы коллекций, в Доме моделей была библиотека. Тут хранились иностранные книги о моде и выпуски журналов мод со всего мира, а также материалы советской моды за все время ее существования. Среди них — архивы, иллюстрации, технические описания вещей архивных коллекций, альбомы разных моделирующих организаций и каталоги легкой промышленности. Каждый месяц в библиотеку приходили новые выпуски Vogue, Elle, Harper’s Bazaar и других глянцевых журналов, так что сотрудники Дома были в курсе всех новинок западной моды. Выносить за пределы библиотеки ничего было нельзя, как и копировать, а ее судьба покрыта такой же тайной, как исчезновение библиотеки Ивана Грозного. После закрытия Дома все архивы таинственным образом исчезли — сотрудники ОДМО, с кем довелось общаться, говорят об этом факте как об огромной потере для культуры. Была ли библиотека выброшена или продана, неизвестно: пока никаких ее следов нет.

{"points":[{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":20,"properties":{"x":996,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":19,"properties":{"duration":498,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Вера Аралова

Сценограф и художница Вера Аралова в 1930-е годы создавала костюмы и декорации для театра и кино, а после войны, в 1948-м, присоединилась к ОДМО в качестве ведущего художника-модельера. Близкая подруга Лили Брик, супруга художника Ллойда Уолтона Паттерсона, она была свободомыслящей героиней советской светской жизни. В Доме моделей это тоже пригодилось: на одной из вечеринок Аралова встретила Регину Збарскую, которая позже станет настоящей звездой Дома моделей и в том числе прославит его на весь мир. Хорошо ориентируясь в мировом модном контексте, Аралова взялась за разработку русской темы для экспортных показов. В конце 1950-х именно она придумала красные сапожки на молнии, которые встречали овациями на показе в Париже в 1959-м и которые прочно войдут в модный «русский код». В 1970-х она стала главным художником ОДМО. Также Аралова состояла в редколлегии модных журналов, выпускаемых Домом.

{"points":[{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":20,"properties":{"x":996,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":19,"properties":{"duration":498,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Горбачева Раиса

Если бы у Дома моделей на Кузнецком Мосту был амбассадор, им бы точно стала Раиса Максимовна Горбачева, одна из самых стильных женщин СССР. Ее гардероб был предметом сплетен и споров о том, кто же создает наряды советской первой леди — Пьер Карден или Ив Сен-Лоран? Правильный ответ был ближе, чем казалось: Раиса Максимовна одевалась исключительно в ОДМО. Одежду для нее создавала Тамара Мокеева, а шубы — Ирина Крутикова.

{"points":[{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":20,"properties":{"x":996,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":19,"properties":{"duration":498,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Демонстраторы

В Советском Союзе моделей не было, но были демонстраторы одежды. Работа эта не считалась ни престижной, ни прибыльной. Показы в самом ОДМО шли практически ежедневно, манекенщицы получали зарплату по низшей ставке как за «неквалифицированную работу», то есть как уборщицы. Никаких дополнительных бонусов в виде дефицитных подарков не было: чулки, колготки и косметику манекенщицы покупали сами. «Все сама» — это про них еще и потому, что модели не только самостоятельно одевались к показам, но и красились и делали прически. Неудивительно, что их организованность всегда удивляла западных коллег. На родине же к манекенщицам относились предвзято, нередко обвиняя их в легкомысленности (читай «легкодоступности»), что было беспочвенно. Демонстраторы были лицами советской моды за рубежом, потому за их моральным обликом тщательно следили и вообще брали на эту работу только благонадежных. Хотя скандалы и трагедии все-таки случались: истории советских манекенщиц Регины Збарской, Милы Романовской, Леки Мироновой и вовсе заслуживают отдельного долгого рассказа.

{"points":[{"id":27,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":29,"properties":{"x":997,"y":-4,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":28,"properties":{"duration":499,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Diversity

В это трудно поверить, но советский подиум, сам того не понимая, был образцом diversity. Дом моделей преследовал задачу одеть всех женщин Союза — трудящихся, воспитывающих новое поколение граждан, разных. Оттого одежда шилась на все размеры, а среди манекенщиц, кроме худосочных девушек, были модели с неконвенциональными фигурами. Вообще перечисленные выше условия модельного труда оставляли в демонстраторах только истинных фанаток моды, которые планировали задержаться в ней надолго. Так что в Доме моделей было много манекенщиц, прошедших через все этапы от моделей для молодежи до моделей для пожилых и таким образом проработавших всю жизнь. Для полного разнообразия не хватало только представительниц всех рас.

{"points":[{"id":27,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":29,"properties":{"x":997,"y":-4,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":28,"properties":{"duration":499,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Елена Стерлигова

Свою первую работу в моде одна из лучших художниц Дома моделей Елена Стерлигова получила после окончания института с благословения самой Надежды Макаровой, сподвижницы и племянницы легендарного советского модельера и художницы по костюмам Надежды Ламановой. В конце 1950-х Стерлигова присоединилась к ОДМО, где начала работать в цехе легкого женского платья. Простые «массовые» модели Стерлиговой шились на фабриках всей страны, но для конкурсных и выставочных коллекций она создавала сложные вещи, интегрируя в актуальные силуэты элементы русского стиля. В конце концов она возглавила «легкий цех», или цех легкого женского платья, и стала связующим звеном между художниками и фабриками. Фабрики требовали постоянного упрощения вещей и неохотно решались на все новое — Стерлиговой же удавалось отстаивать появление в производстве новаторских вещей, биться за идеи художников и следить за производителями, чтобы идеи авторов не искажались. За это ее отдел прозвали «Трудный легкий цех».

{"points":[{"id":27,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":29,"properties":{"x":997,"y":-4,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":28,"properties":{"duration":499,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Журналы мод

С момента основания в 1945 году и до конца 1980-х Дом моделей издавал журналы. Самое известное регулярное издание ОДМО — «Журнал мод», редакторами которого были сами художники Дома. Личность его первого главреда сложно установить, но известно, что под всеми заглавными статьями многих номеров до конца 1960-х стояло имя Анны Бланк. Далее «Журнал мод» возглавляла Вера Склярова, а после нее вплоть до 1987 года — Антонина Донская. При ней, кстати, в 1959-м у Дома моделей появился еще один журнал, «Мода стран социализма» — с той же редколлегией, что и у «Журнала мод». Но флагманским издательским проектом ОДМО оставался последний. Хотя кроме иллюстраций художников дома в издании были и обзорные материалы, они больше походили на экспликации с формальными описаниями моделей: для молодых, для полных, для детей, для выпускного, для учителей и так далее. На полноценный журнал со статьями, интервью, рубриками и съемками «Журнал мод» стал похож лишь в конце 1980-х, когда его возглавила Лидия Орлова.

{"points":[{"id":36,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":38,"properties":{"x":-805,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":37,"properties":{"duration":403,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Зайцев Вячеслав

Впервые о Вячеславе Зайцеве заговорили в 1962-м, когда только окончивший Московский текстильный институт юноша привлек своими работами внимание западной прессы. Журналистов французского Paris Match поразила коллекция для экспериментально-технической фабрики Мособлсовнархоза, которая была бы проходной, если бы Зайцев не дополнил ее необычными раскрашенными телогрейками и цветными юбками, что выглядело как никогда свежо! Хотя выделяться в советской системе было опасно (особенно если ты был совсем молод), Зайцев не боялся. И не зря — за три года работы на Бабушкинской фабрике, где он трудился после института, модельер добился таких успехов, что в 1965-м его пригласили стать художественным руководителем экспериментального цеха в ОДМО. В том же году в Дом приехала делегация из Франции, в которой в том числе были Марк Боан и Пьер Карден. Зайцев, не задумываясь о последствиях, с радостью с ними общался и даже дал интервью французскому журналу, в котором в результате беседы вышла хвалебная статья о нем под заголовком «Красный Диор». Руководство Дома было в бешенстве, поскольку в стране коллективизма не может быть никакого «Диора». В 1978-м напряжение в отношениях между дизайнером-индивидуалистом и ОДМО достигло пика, так что он ушел из организации. Надо сказать, не с пустыми руками — модельеру поручили в ведение Дом моды на проспекте Мира (не путайте с Домами моделей — в отличие от них Дома моды выполняли заказы для частных лиц). Несмотря на то что это была государственная организация, все его называли Домом Славы Зайцева. Так, еще при советском строе Зайцев стал первым российским дизайнером с собственным именем. Несмотря на последние новости о больших долгах организации и серьезной болезни модельера, по словам представителей Slava Zaitsev, бренд продолжает функционировать и сегодня, а вскоре даже покажет первую за несколько лет новую коллекцию.

Збарская Регина

Среди манекенщиц ОДМО было много будущих знаменитостей. Здесь свою карьеру начинала, например, Татьяна Соловьева, в будущем Михалкова. Однако абсолютной звездой среди моделей была Регина Сбарская, имя которой гремит до сих пор благодаря тому, что ее драматичная судьба легла в основу сериального хита 2015-го «Красная королева» — многие пересматривают его до сих пор (недавно ряды зрителей пополнил, например, дизайнер Зак Позен). Студентку с необычной внешностью, вращавшуюся в московских «светских» кругах в Дом Моделей, как мы помним, в начале 1960-х привела легендарная Вера Аралова. Внешность и образ Регины вызывали восторг во время показов на Западе, манекенщицу называли «оружием Кремля» и «советской Софи Лорен». На родине девушку если и не знали по имени, то точно узнавали, поскольку она часто появлялась на обложках журналов и альбомов мод. Увы, но сложный брак, глубокие депрессии, психиатрические лечебницы, публичные скандалы, доносы, наконец, невозможность принять старение привели к трагическому финалу. Регина Збарская многократно пыталась покончить с собой и в итоге ушла из жизни в 1987-м от передозировки снотворного в возрасте 52 лет.

Зеленый зал

Все показы Дома проходили в так называемом Зеленом зале, получившем свое прозвище из-за зеленых стен. Все в нем располагало к созерцанию роскоши, ведь даже самые простые модели должны были производить впечатление. Антураж этой задаче соответствовал: высокие потолки с лепниной, лестницы из белого мрамора, огромные зеркала. В самом центре — то, ради чего все и собирались, — высокий подиум. Ему сотрудники Дома тоже дали запоминающуюся кличку — «язык».

Конгресс мод

Важнейшим событием в жизни ОДМО был Конгресс мод — международное событие, на котором собирались моделирующие организации всех стран соцлагеря. Оно проходило каждый год в разных столицах: в Праге, Будапеште, Белграде, Берлине и, наконец, в Москве. Задачей конгресса было выработать единую, общую направляющую коллекцию, которая определит моду для всех социалистических стран. Вначале свои коллекции показывала каждая страна, потом специальная комиссия формировала общую, и в последний день конгресса уже для публики торжественно демонстрировалась социалистическая мода будущего. Советскую коллекцию собирали из моделей разных организаций (кроме ОДМО среди них был, например, ВИАЛЕГПРОМ) — и Дом моделей, конечно же, боролся за право выставить как можно больше своих предметов.


Лев Анисимов

«Герой советского подиума» и «начальник манекенщиц», Лев Анисимов проработал в ОДМО больше 30 лет, вплоть до его закрытия, и был его живым символом. Анисимов пришел в ОДМО демонстратором мужской одежды и, пожалуй, запомнился как самый узнаваемый мужчина-модель. Кроме участия в показах Дома он появлялся в каждом номере «Журнала мод», в буклетах вроде «Я шью сама», которые издавались миллионными тиражами, и даже на страницах журнала «Здоровье». В зарплатах демонстраторов было равноправие, а значит, гонорар Анисимова был крошечным, — чтобы «поженить» это обстоятельство со своей любовью шиковать, Лев начал шить модные джинсы и другие вещи на заказ подпольно. Кроме этого Анисимов находил время на то, чтобы помогать организовывать показы и поездки моделей, то есть по сути играл роль продюсера. Все это — на абсолютном энтузиазме, ведь для Анисимова Дом моделей был жизнью. Лев не оставил его даже в сложные 1990-е: он попытался спасти ОДМО в качестве директора и покинул его лишь в последний день работы организации.

Мокеева Тамара

Наиболее часто Тамару Мокееву вспоминают как модельера Раисы Максимовны Горбачевой, но назвать ее «придворной модисткой» советской первой леди вряд ли возможно. Прямая и свободомыслящая, она всегда держала себя на равных с начальством любого уровня. Она согласилась работать с Горбачевой лишь после того, как познакомилась с ней лично и убедилась, что это будет не столько работа по найму, сколько сотрудничество. Благодаря этому партнерству Мокеева получала доступ к великолепным дорогим тканям, чего были лишены другие мастера и художники Дома, которым обычно приходилось создавать «конфетку» из совершенно ужасных материалов.

{"points":[{"id":45,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":47,"properties":{"x":1007,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":46,"properties":{"duration":504,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Мужские коллекции

Кроме женских моделей в ОДМО создавали и мужские. Руководителем этого направления был Александр Игманд, который в 1990-х стал художественным руководителем Дома. Но в истории советской моды Игманд более известен как модельер Брежнева. Дизайнер шил для генсека деловые костюмы (которые, кстати, отлично сидели на сложной фигуре Леонида Ильича), спортивные куртки и даже треники для отдыха. Со многими вещами были связаны курьезные истории: так, в большую проблему превратилась просьба Брежнева сделать для него куртку на кнопках, потому что ни кнопок, ни машинки для их установки в СССР на тот момент просто не было. Любопытно, что за работу с генсеком Игманд не получал дополнительных бонусов — вроде как это было частью его задач в ОДМО. Зато Леонид Ильич периодически щедро одаривал своего портного продуктами или дичью с охоты.

{"points":[{"id":45,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":47,"properties":{"x":1007,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":46,"properties":{"duration":504,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Народные мотивы

Вне зависимости от тенденций, актуальной повестки и логики в каждой коллекции ОДМО обязательно должны были быть вещи с фольклорными мотивами. И художникам Дома удавалось блестяще их интерпретировать. Они умели по двадцатому кругу обыгрывать сарафаны и крестьянские рубахи так, чтобы для зрителей все было как в первый раз. И вообще часто находили новые нетривиальные решения для «народной темы». Те же красные сапожки Араловой — блестящее тому доказательство.

Орская Наталья

Наталья Орская — заметная представительница молодого крыла художников ОДМО. Она пришла в Дом моделей сразу после окончания института в 1982-м. Работая в «перспективном» отделе, отвечавшем фактически за разработку тенденций на два года вперед, она создавала настоящую моду будущего, экспериментируя с силуэтами и сочетаниями тканей. Сама по себе она была очень стильной — высокая, стройная, с короткой стрижкой, в лаконичных, почти спортивных вещах, Орская выглядела уже не как художник-модельер, но как дизайнер. Она проработала в Доме до середины 1990-х, пока он не превратился из общесоюзной организации просто в огромное ателье. И назвать работой, то, что происходило в бывшем ОДМО, было уже нельзя: крошечные зарплаты, странные заказы и заказчики, абсолютная бессистемность. Устав от всего этого, в 1996-м Наталья покинула дом и начала собственный путь в моде, и первым шагом на этом пути стал ее собственный бренд. К сожалению, в октябре 2020 года Орская скончалась на 61-м году жизни из-за осложнений после операции на сердце.

Показы

Показы в ОДМО делились по разным типам. Во-первых, ежедневные демонстрации мод населению в сопровождении рассказов искусствоведа о новых трендах. Иногда мероприятия проходили в несколько сеансов. Чтобы посетить такой смотр, любой желающий мог купить билет за небольшую цену. Во-вторых, показы-«расписания» для представителей фабрик, где производители выбирали модели, которые пойдут в производство. В-третьих, специальные шоу по особым случаям: в честь праздников или приезда высокопоставленных гостей. На одном из таких бывала, например, первая леди США Пэт Никсон вместе с Викторией Петровной Брежневой, пока их мужья решали глобальные вопросы. И конечно, Дом гастролировал по России, внедряя актуальную моду в ряды колхозников, работников фабрик и других жителей небольших городов. Работа на «внедрениях» была тяжелой, но зато за нее хорошо платили и моделям, и искусствоведам — ведущим показов.

{"points":[{"id":48,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":50,"properties":{"x":-699,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":49,"properties":{"duration":350,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Пятидесятилетие октябрьской революции

1967-й — год 50-летия Октябрьской революции — был для ОДМО очень насыщенным. Партия не считала траты на пропагандистские мероприятия, в том числе и в моде, так что Дом моделей только успевал штамповать специальные коллекции в русском, революционном и русско-революционном стиле. Устраивались выставки, международные показы, презентации. Среди знаковых вещей того года — сарафан Тамары Файдель, которая работала в экспериментальном цехе с 1953-го по 1986-й. Файдель любила сложные принтованные ткани, в частности ивановский ситец. Кстати, она была одним из немногих в Доме мастеров, кто работал в технике наколки и драпировал модели на манекене. Другие художники в основном создавали вещи исключительно на бумаге, а после конструкторы делали макет. Драпировка требовала особого мастерства, так что техника кутюрных ателье редко применялась в советских моделирующих организациях.

{"points":[{"id":48,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":50,"properties":{"x":-699,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":49,"properties":{"duration":350,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

«Россия»

В конце 1960-х на всех международных показах гарантированный фурор вызывало одно платье — «Россия» Татьяны Осьмеркиной. На него художницу вдохновила старинная икона Богоматери в темно-красном одеянии, которую Осьмеркина увидела в музее (в каком именно, мы не знаем, поскольку в советское время об этом источнике вдохновения автор умолчала). Подходящей легкой ткани нужного цвета на складе ОДМО не было, однако среди материалов, предназначенных для верхней одежды, нашлась отличная альтернатива. Хотя она была очень плотной, Татьяна придумала, как раскроить ее по косой так, чтобы придать мягкость и легкость. Платье демонстрировала звездная модель Дома Мила Романовская (позже она эмигрирует во Францию, где будет весьма успешна). «Россия» же на несколько лет стала визитной карточкой и ОДМО, и советской моды вообще.

Так называли самый верхний, седьмой этаж Дома моделей. Небожителями были работники редакции «Журнала мод» и привилегированного экспериментального цеха. Здесь работали выдающиеся художники, например, Светлана Качарава, которая присоединилась к ОДМО в 1960-х, а в 1978-м возглавила цех. Она была, пожалуй, одним из главных идеологов обновления советской моды. Разрабатывая модели для молодежи, она исследовала уличный стиль; ее вещи отличались мягкими формами и линиями, что суровому советскому моделированию было совсем не свойственно. Наконец, она первой привнесла в советскую моду то, что сегодня называется апсайкл, например, делала пиджаки из платков. Еще одна важная героиня «седьмого неба» — художница Юлия Денисова, которая проработала в Доме 40 лет, с 1956 по 1996 год. В 1986 году ей одной из первых присвоили авторский знак, то есть производимые по ее эскизам изделия выходили с именем дизайнера. За годы работы она сделала сотни вещей для российских женщин, но больше удовольствия ей приносило создание «модных кукол» с рыжими волосами.

Седьмое небо

Татьяна Соловьева

Татьяна Соловьева, сегодня известная как Михалкова, была одной из ведущих демонстраторов Дома моделей. Она отлично знала иностранные языки благодаря обучению в английской спецшколе, а позже — в МГЛУ им. Мориса Тореза и после окончания университета даже работала переводчиком. В ОДМО она участвовала во всех зарубежных показах Дома и со временем стала любимой моделью Вячеслава Зайцева. С ним Татьяна поддерживает профессиональные отношения до сих пор, уже будучи президентом благотворительного фонда «Русский силуэт», который основала в 1997-м (Зайцев регулярно принимает участие в оценке коллекций молодых дизайнеров — участников конкурса фонда). С карьерой модели Соловьева покончила в 1975-м, уже будучи Михалковой — замуж за российского режиссера она вышла в 1974-м. Впрочем, дальше ее ждала не менее интересная жизнь актрисы, переводчицы детской литературы, преподавательницы английского в МГХПА им. С. Г. Строганова и предпринимательницы.

Устройство ОДМО

Дом моделей был огромной организацией, в которой работало больше 800 человек. День каждого из них начинался в 8:30 утра — за опозданиями строго следила специальная дама, так что ровно в это время поток людей единовременно заполнял лестницы здания (лифт практически никогда не работал), чтобы распределиться по семи этажам. Первый — для дирекции и демонстрационного зала. Последний — для привилегированного экспериментального цеха и редакции «Журнала мод». Все, что между — для цехов по разным направлениям одежды: легкого женского платья, верхней одежды, мужской одежды и детский.

{"points":[{"id":54,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":56,"properties":{"x":-726,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":55,"properties":{"duration":363,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Художники

Советская мода отличалась от западной своей сложной многоярусной структурой, завязанной на плановую экономику. Потому ситуация для художников-модельеров была непростой. Во-первых, коллекции разрабатывались не на год, а на два года вперед (по требованию свыше), во-вторых, художники нередко были отделены от реального продукта, поскольку обычно творили в исключительно теоретическом поле. Модели создавались в Доме в виде единичных образцов, насколько им соответствовало то, что производилось по эскизам на производствах, было практически невозможно отследить. Более того, придумывая эскиз, художник не понимал, найдется ли для воплощения всех идей фурнитура, ткань, отделка. Если художники хотели ввести какие-то новые пуговицы или замки, требовалось провернуть многоходовку с десятком разных институтов и производств. В этом и была главная проблема советской моды. Она, вопреки многим предположениям, существовала и была вполне актуальной, но ее можно было найти исключительно в стенах моделирующих организаций. За их пределами же начинались тяготы легкой промышленности.

Центрошвей

После революции национализированные швейные предприятия нужно было возвращать к жизни. И первой советской организацией, объединившей производства одежды, был Центрошвей, а также его московское отделение Москвошвей. Обе институции отвечали за первые моделирующие организации. К 1930-м годам революционный Центрошвей превратился в полноценный наркомат, а после стал Министерством легкой промышленности СССР, в ведомстве которого будет ОДМО. Первый Дом моделей появился на Сретенке в 1934 году на базе треста «Мосбелье». В архитектурный шедевр Адольфа Эрихсона на Кузнецком Мосту Дом переехал в 1945-м — в этом году, как считается, и родился ОДМО.

{"points":[{"id":57,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":59,"properties":{"x":-606,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":58,"properties":{"duration":303,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

ЦЕХ ДЕТСКОЙ ОДЕЖДЫ

Отдельный цех ОДМО посвятили созданию детской одежды. Его основными художниками были Наталья Штофф, Валерия Чекулина, Татьяна Франк и Алена Исаева — в будущем одна из самых востребованных российских модных журналистов, директор моды Harper’s Bazaar и Marie Claire, главный редактор российского Numéro. Что касается Штофф, она покинула Дом моделей в 1990-х, когда он стал угасать. В 1998-м она открыла собственную марку и ателье STOFF.

Щипакина Алла

Практически все, что мы знаем о художниках ОДМО, их личных историях и творчестве, а также о жизни Дома, — заслуга Аллы Александровны Щипакиной. Она была ведущим искусствоведом ОДМО и дружила со многими его обитателями. После закрытия Дома и утраты его архивов Щипакина по крупицам собрала фотографии, эскизы, рисунки, исторические материалы. Все это легло в основу ее книги «Советский Кузнецкий 14» — главного источника знаний о Доме моделей и его героях. К тому же Алла Александровна хранит огромный архив материалов по советской моде.

Эдуард Крастошевский

Мы мало знаем о биографии Эдуарда Крастошевского, но не упомянуть его не можем. Крастошевский был первым, главным и, пожалуй, наиболее востребованным советским модным фотографом. Начав сотрудничать с журналами моды еще в конце 1960-х, он оставался главной фигурой в своей области вплоть до развала СССР. Большая часть снимков моделей советских дизайнеров сделаны им. Крастошевский внимательно изучал западные журналы и нередко заимствовал мотивы из работ знаменитых глянцевых фотографов. По-настоящему он смог раскрыться в конце 1980-х, когда Лидия Орлова смогла получить для «Журнала мод» новое фотооборудование и организовала в редакции профессиональную фотостудию.

ЯГЛОВСКИЙ

Виктор Иванович Ягловский, которого сотрудники ОДМО между собой называли только по фамилии, был директором Дома в период его расцвета — в 1970-е и 1980-е. Но об этом человеке известно не многое. В редких книгах и воспоминаниях о Доме про директора либо рассказывается как-то вскользь, либо его имя не упоминается вовсе. Меж тем Ягловский постоянно находился на линии огня между Министерством легкой промышленности, ЦК партии, фабриками и художниками, ловко жонглировал всеми процессами внутри огромной организации, которой руководил. Вокруг Ягловского ходило много слухов: ему приписывали и связи с моделями, и даже организацию борделя, что, конечно, было неправдой.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
[object Object]