T

Королева антивысшего общества 


Сегодня годовщина смерти Эди Седжвик — муза Энди Уорхола, звезда его «Фабрики», главная it-girl поколения и символ 1960-х умерла 16 ноября 1971 года. После нее остались фильмы, посвященные ей песни (среди прочих, например, Just Like a Woman Боба Дилана, с которым у нее был роман) и, возможно, самое главное — истории. The Blueprint собрал воспоминания ее друзей и товарищей по «Фабрике». Эти слова в полной мере объясняют, почему в эту девушку влюблялись все.

Энди Уорхол, художник

«Она была рассеянна и беззащитна, это делало ее отражением тайных фантазий каждого. Она могла быть кем угодно — маленькой девочкой, женщиной, умной, глупой, богатой, бедной».

«Она танцевала, словно древняя египтянка. Красиво, грациозно наклоняла голову. Так не умел больше никто. Люди так и называли этот танец — „седжвиком“».


«Я видел, что у нее больше проблем, чем у кого-либо из тех, кого я когда-нибудь встречал. Такая красивая и такая несчастная. Я был очень заинтригован».

Нико, певица, участница 

The Velvet Underground

«Можно быть рожденным для чего-то, так вот Эди была рождена, чтобы умереть от удовольствия».

Патти Смит, поэт и певица

«Рассказывали, что Эди Седжвик как-то под кайфом устроила в своем номере пожар — взялась при свете свечки наклеивать себе густые накладные ресницы».


«В школьные годы мне как-то попался „Вог“ с ее фотографией: она делала пируэты на фоне нарисованной лошади. По ее лицу казалось: для нее никто на свете не существует, кроме нее самой. Я вырвала фото из журнала и повесила на стену».

«Впервые переступив порог „Макса“ (ресторан „Канзас-Сити Макс“ в Нью-Йорке, где тусовалась вся „Фабрика“. — Прим. The Blueprint), мы дальше первого зала не углубились. Уселись за столик, взяли на всех один салат, съели турецкий горох — совершенно несъедобный. Роберт (Роберт Мэпплторп — художник, фотограф, близкий друг Смит. — Прим. The Blueprint) и Сэнди (художница Сэнди Дейли. — Прим. The Blueprint) заказали кока-колу, я — чашку кофе. Вокруг все было мертво, как в пустыне. Сэнди помнила времена, когда „Макс“ был средоточием светской жизни во вселенной „подземных“: когда за круглым столом, сохраняя безразличный вид, царил Энди Уорхол, сопровождаемый королевой в горностаях — харизматичной Эди Седжвик. Фрейлины были одна красивее другой, а в роли странствующих рыцарей выступали Ундина, Дональд Лайонс, Раушенберг, Дали, Билли Нейм, Лихтенштейн, Джерард Маланга и Джон Чемберлен. В недавнем прошлом за круглым столом сиживали другие короли и королевы — Боб Дилан, Боб Ньювирт, Нико, Тим Бакли, Дженис Джоплин, Вива, группа The Velvet Underground. Все сливки антивысшего общества, кого ни назови».

Дэнни Филдс, журналист

«Даже если ты предпочитал мужчин, ты все равно влюблялся в Эди. Она во всех пробуждала маскулинность. Было ясно, что она женщина, а ты мужчина. При ней геи переставали быть уверенными в своей ориентации».

Чак Вейн, продюсер

«Практически одновременно она была с кем-то на вечеринке здесь, с другими на подпольной вечеринке там, а в перерыве читала рэп парню из супермаркета. И каждый думал про себя, что вот это и есть ее настоящая жизнь».

Рональд Тэвел, главный сценарист «Фабрики»

«Эди была великолепна в кадре — просто как она двигалась... Великие звезды — это те, кто делает что-то такое, за чем можно наблюдать бесконечно, даже если это просто отражения в их глазах».

Роберт Хайд, драматург 

«От нее исходило почти сверхъестественное сияние, которое трудно описать. Буквально осязаемая аура, белая или синяя. Как будто она была освещена изнутри. Ее кожа была полупрозрачной — Мэрилин Монро обладала этим качеством».

Билли Нэйм, фотограф

«Я запомню ее такой: сидящей на диване скрестив ноги, восхитительной и обязательно болтающей о красивых вещах».

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}