T

Икона стиля: Принс

В 2010 году, за шесть лет до смерти, легендарный Принс записал альбом Welcome 2 America, но фанаты услышали его только сегодня. Критики Guardian, New York Times и других авторитетных изданий уже называют посмертную пластинку самым актуальным альбомом 2021-го. В случае с Принсом это неудивительно — певец всегда умел не только создавать нечто новое, но и предсказывать тренды на годы вперед. Причем как в музыке, так и в моде.

Все, что сейчас делают с маскулинностью Гарри Стайлз и Дамиано Давид, Принс начал еще в 1980-е. Он был настолько вне времени и вне гендеров, что каждый его выход до сих пор попадает в какой-нибудь из текущих трендов. И это не преувеличение: брючные костюмы сложного кроя, которыми сейчас знаменит Хайдер Аккерман, кружевные рубашки как у Gucci, кроп-топы, которые в этом году вдруг выстрелили на мужских показах, — все это уже давно было в гардеробе поп-идола. Разбираемся, откуда Принс брал идеи для концертных костюмов и почему ничто из этого не устарело.

Фанк + соул = Prince

Принс Роджерс Нельсон — человек, который с самого начала карьеры не боялся противоречий и умел объединять их в нечто новое. Если в его первом альбоме For You (который он полностью сочинил, аранжировал и самостоятельно спродюсировал в 19 лет) еще есть подражания Джими Хендриксу и Джеймсу Брауну, то уже ко второму певец по-настоящему сломал систему.

В конце 1970-х американская сцена ритм-энд-блюза уже почти два десятилетия как была разделена на два лагеря. По одну сторону баррикад на плечах Рэя Чарльза и Ареты Франклин стоял эмоциональный и чувственный соул, по другую Джеймс Браун и Слай Стоун отплясывали неуемный фанк. Принс, казалось, не мог выбрать, к какому лагерю примкнуть, поэтому просто создал новый звук. Во втором альбоме со скромным названием Prince он убрал налет торжественности духовых и поставил на их место радостные синтезаторы. После этого разделение на фанк и соул просто утратило смысл. И появилось «звучание Миннеаполиса» — один из важных стилей 1980-х. Принс объединял не только сердца, но и музыкальные жанры.

В плане стиля с ним происходили похожие преобразования: Принс брал ключевые элементы гардероба своих кумиров, например, вельветовые пиджаки в духе Джими Хендрикса, и потом смешивал все это, встряхивал и добавлял немного своей магии. В ранние годы он носил типичные для фанк- и соул-музыкантов подтяжки, жилеты, вещи с графичными принтами и сочетал их с чисто «принсовскими» деталями. Из таких — леопардовая стропа для гитары, плащ по колено с шипами, нашитыми на плечо. И стропу, и плащ, и шипы он пронесет через всю сценическую жизнь, то меняя или на время убирая какие-то элементы, то снова к ним возвращаясь.

Тогда же, в конце 1970-х, проявилась еще одна его постоянная стилистическая черта — костюмы: они стали неотъемлемым продолжением музыки Принса. От альбома к альбому он менял не только звучание, но и внешний вид. И относился к экспериментам со стилем так же серьезно, как к созданию музыки — не прибегал к услугам дизайнеров или стилистов, а сам все придумывал и отдавал шить на заказ.

От секса к антиутопии (эротической)

В 1980-е Принс окончательно сросся со своей музыкой и стал настоящим «человеком-альбомом». На этой почве не обошлось без сравнений с Дэвидом Боуи, а сейчас по этой же причине с Принсом сравнивают уже Леди Гагу. Но в многообразии экспериментов с кружевом и перьями на протяжении трех альбомов (Dirty Mind, Controversy и «1999») так или иначе звучит общий лейтмотив — секс.

Сначала это происходит явно. Принс становится на высокие каблуки, которые придают ему не столько роста, сколько уверенности в себе, надевает низ от бикини и в таком виде выступает на разогреве у The Rolling Stones, ко всеобщей радости довольно буквально воспринимая слово «разогрев». Затем, наигравшись с эпатажем «в лоб», Принс начинает исследовать гендерные границы. Робко топтаться у их края и ждать одобрения от кого-то никогда не было в его стиле: Принс ускоряется и шагает так широко, как только позволяют его высокие каблуки-ходули. В его гардеробе появляются рубашки с жабо и воланами, кружево и боа из перьев, а перед каждым выступлением он густо подводит глаза и наносит разноцветные тени для век.

В 1982 году выходит альбом «1999». В нем секс на время отходит на второй план, уступая место войне. Принса волнует то, что происходит в мире: летом и осенью 1982 года СССР и страны Варшавского договора проводили масштабные военные учения, которые в США назвали «Семичасовой ядерной войной». Мирное население по обе стороны океана всерьез опасалось, что учения рано или поздно могут превратиться в военные действия. В заглавном треке «1999» Принс открыто высказывается против распространения ядерного оружия. Что, впрочем, не мешает ему грациозно съехать по шесту и блеснуть фиолетовым тренчем в клипе на трек «1999». А в 1984 году начался «фиолетовый дождь», который, кажется, идет до сих пор.

Его Пурпурное Высочество

Альбом Purple Rain сделал из популярного музыканта Принса Роджерса Нельсона мегазвезду Принса — одного из главных музыкантов 1980-х. Он получил «Оскар» за музыку к фильму «Пурпурный дождь», где, конечно же, сыграл главную роль. И ровно как на обложке альбома, буквально въехал в своем фиолетовом костюме на фиолетовом мотоцикле прямо в жизнь подростков по всему миру.

С 1984 года ни один американский выпускной не обходился без When Doves Cry (в одном из интервью Джаред Лето признался, что в школе ненавидел это песню, потому что она звучала из каждого окна, но теперь это один из его любимых треков). А насмотревшись на идеальный пресс Принса в клипе Kiss, подростки обоих полов массово начали носить кроп-топы и объемные куртки-бомберы.

И конечно, с выходом Purple Rain Принс начал ассоциироваться с фиолетовым брючным костюмом, жилетом и рубашкой с жабо. Тут стоит вспомнить, что вообще костюмы во время тура в поддержку альбома были далеко не только фиолетовые. Проще сказать, каких цветов в гардеробе Принса не было. Пожалуй, самый известный выход музыканта — выступление в Инглвуде, Калифорния, в 1985 году. Для него певец выбрал костюм из блестящей ткани, расшитый жемчугом, дополнил его рубашкой с воротником жабо и ярко-розовым боа из перьев. Сейчас в этом луке легко можно представить более-менее всех исполнителей, заигрывающих с гендером, — от того же Джареда Лето до солиста Måneskin Дамиано Давида.

Вы можете сделать, чтобы дождь пошел еще сильнее?

Казалось бы, после Purple Rain можно спокойно повесить фиолетовый пиджак на гвоздик и всю оставшуюся жизнь просто купаться в лучах славы. Но Принс не стал заложником своего самого популярного альбома, а продолжил экспериментировать с джазовыми направлениями, получать «Грэмми» (в частности, как лучший r’n’b-исполнитель за альбомы Сall My Name, Musicology и Future Baby Mama) и наряжаться как настоящая дива — в кроп-топы, кружевные комбинезоны и костюмы Versace и Balmain.

Принс в Versace

Принс в Balmain

Кстати, про диву. Одна из историй, которая многое объясняет про Принса и его стиль, случилась во время выступления на Супербоуле в 2007 году. Тогда впервые за 40 лет во время финала пошел ливень. Зная, как выглядит сет Принса, организаторы в панике позвонили ему и предупредили насчет сильного дождя. «Окей, а вы можете сделать, чтобы дождь пошел еще сильнее?» — спросил он в ответ.


Опасное сочетание из четырех намокших электрогитар и молний, тут и там прорывающихся сквозь тучи. Сцена из скользкой плитки, по которой и в сухую погоду было трудновато передвигаться. Принс в ярко-бирюзовом костюме, неоново-оранжевой рубашке и, как всегда, на высоченных каблуках. А также неизменная деталь — гитарная стропа с леопардовым принтом. Рецепт самого кассового шоу за всю историю нового американского телевидения получился именно таким.


Как он это делал? Как создавал новые музыкальные стили, был гитаристом уровня Джими Хендрикса и главным секс-просветителем подростков по всему миру? Как он настолько популяризировал фиолетовый, что в 2017 году институт цвета Pantone назвал в честь Принса один из оттенков, а бренд косметики Urban Decay посвятил ему целую коллекцию средств для макияжа? Можно копаться в его биографии, оправдывать каблуки низким ростом, а страсть к массивным золотым ожерельям и боа из перьев — звездной болезнью. Но сам Принс еще в 1996 году пел: «Стиль — это не повторять за кем-то, потому что кто-то выглядит круто. Стиль — это любить себя, пока все остальные тоже не полюбят». И он придерживался этого правила до конца жизни. Кажется, ключ к его стилю все это время был прямо в наших ушах.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}