T

Эльза Перетти

Мы все еще под впечатлением от «Холстона» Райана Мерфи — портрета легендарного американского дизайнера Роя Холстона (которого блестяще играет Юэн Макгрегор) в окружении других знаковых персонажей модного Нью-Йорка 1970-х. Одна из них — Эльза Перетти, великая модель и ювелирный дизайнер Tiffany & Co. Основательница Telegram-канала Good morning, Karl! Катя Федорова рассказывает, как Перетти завоевала статус иконы стиля и несла его до конца своих дней.

1968 год, 28-летняя флорентийка Эльза Перетти выходит из самолета в Нью-Йорке. У нее почти нет денег, зато есть синяк под глазом от бывшего любовника-интеллектуала. Его имя она не называла — говорила лишь, что он не хотел отпускать ее из Барселоны, где Перетти работала моделью с середины 1960-х. В Штатах ее карьера пошла резвее, чем в Испании: под шефством нью-йоркского агентства Wilhelmina она сотрудничала с лучшими дизайнерами того времени, в том числе с Чарльзом Джеймсом и Иссеем Мияке.

Аристократичная холодная красота, глубокий теплый итальянский акцент, талант быть звездой любой вечеринки и носить одежду так, что другие женщины повально хотят так же выглядеть, быстро сделали ее не только популярной моделью, но и подружкой богатых, красивых и талантливых. Одним из них стал дизайнер Рой Холстон.


Из его модели Эльза быстро превратилась в музу, потом в подругу и советчицу. Заметив, с каким восторгом клиентки дома отреагировали на кулон, придуманный Перетти из крошечной вазы, найденной на барахолке, Холстон попросил ее разработать флакон его первого аромата. Инвесторам модного дома эта идея сперва категорически не нравилась, но в итоге парфюм и его чувственная бутылка стали безоговорочным хитом, который по сей день называют одним из самых успешных запусков в парфюмерной индустрии. Люди в костюмах заработали миллионы, а Холстон предложил Перетти гонорар на выбор: 25 тысяч доларов или соболиная шуба в пол. Она, конечно, выбрала второе. Позже, когда наркотики, алкоголь и нарциссизм Холстона разрушили их отношения, Эльза кинет шубу в камин его роскошного таунхауса на глазах у изумленных гостей во время ужина, состоящего из «черной икры, запеченной картошки и кокаина».

Во время творческого романа с Холстоном у Эльзы был роман с другой звездой Нью-Йорка 1970-х, фотографом Хельмутом Ньютоном. Конечно, от той яркой поры у Эльзы не могло не остаться фотографии на память — это легендарный снимок 1975 года с Перетти в костюме кролика. «Однажды утром он сказал: „Я хочу сфотографировать тебя“. Я не знала, что надеть по такому поводу, так что просто подошла к своему шкафу и остановилась на костюме, в котором была на вечеринке с Холстоном. Хельмут был ошеломлен. Он отвел меня на террасу и сфотографировал. Было 11 часов утра», — вспоминала Перетти. Сам фотограф позже говорил об Эльзе, что она из тех немногих женщин, помимо жены, которых он готов восхвалять, поскольку Перетти «очень умна, очень красива и очень забавна».

Еще Перетти, безусловно, очень самодостаточна. Высокой самооценке, скорее всего, способствовало то, что с детства она не привыкла ни в чем нуждаться. Ее отец был итальянским нефтяным магнатом, но своенравная дочь сбежала от консервативной семьи, за что те лишили ее доступа к средствам на долгие годы. Материальное положение девушки сильно поправила работа в Tiffany & Co., куда ее взяли ювелирным дизайнером после того, как Холстон замолвил словечко. Кстати, Перетти пробовала себя в дизайне ювелирных украшений еще до знакомства с Холстоном. Образование интерьерного дизайнера, полученное в Риме, опыт работы у миланского архитектора Дадо Торриджиани, отличный вкус и любовь к драгоценностям и сформировали увлечение Перетти, которое позже прославило ее уже не как музу, а как самостоятельного творца. Холстон не был и первым, кто взял на вооружение этот талант модели: незадолго до знакомства с ним украшения Перетти дополняли коллекции другого знаменитого американского дизайнера 1970-х Джорджио ди Сант Анджело.



«У тебя нет денег на золото, бриллианты должны дарить мужчины, поэтому носи серебро», — завещал ей как-то Холстон. В руках Эльзы этот дешевый, по мнению тогдашних it-girls, металл превращался в элегантные каффы и кулоны, которые подчеркивали самые волнующие части женской шеи и декольте. Кулон «Открытое сердце», серия Bean и, конечно, знаменитые браслеты Bone — украшения Перетти для Tiffany & Co. имели такой успех, что продавщицы бутиков жаловались, что за весь день не успевают присесть на чашку кофе. Долгие годы коллекции Elsa Peretti (а в контракте Эльзы после печального опыта Холстона было прописано, что права на дизайны принадлежат именно ей) составляли около 10% всех продаж ювелирного дома.

Неудивительно, что в 2012, когда Эльза задумалась о пенсии, бренд полгода уговаривал такое сокровище переподписать контракт, в итоге заплатив итальянке $47,3 миллиона. Эта сумма и огромное наследство, которое Перетти получила в конце 1980-х, легко позволили бы ей провести всю жизнь в разгульном сибаритстве, но у Эльзы были другие планы.

Поняв, что не хочет сгореть в дымке тщеславия и наркотиков, она покинула Нью-Йорк, купила старинную деревушку Сан-Марти-Велль в Каталонии, которую любила всем сердцем, и потихоньку ее восстанавливала. Параллельно Эльза встречалась не с голливудской суперзвездой, а с водителем грузовика, который снес ее ворота во время доставки камня.


Огромную часть своего состояния Перетти потратила на благотворительный фонд имени своего отца, а сама продолжала творить для Tiffany & Co., часто с помощью местных ювелирных мастеров, и, кажется, была абсолютно счастлива до самой смерти в начале этого года.


На вопросы, не скучает ли она по своему гламурному прошлому, Эльза отвечала: «Знаете, я всегда хотела классно выглядеть, поэтому не носила свои очки, и все, что я помню [о том времени], — лишь дымка».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}