T

Энциклопедия: Yves Saint Laurent

60 лет назад Ив Сен-Лоран представил первую коллекцию под собственным именем. Рассказываем, как бренд успел несколько раз произвести революцию в мире моды, чуть не прекратил свое существование и возродился вновь.

Текст:
Настя Щербакова

От Алжира до Диора

Ив Сен-Лоран родился в 1936 году в алжирском городе Оран — в семье Люсьенны и Шарля Матье-Сен-Лоран. Мать — светская дама с утонченными манерами, отец — сотрудник страховой компании и владелец сети кинотеатров в Марокко, Тунисе и Алжире. Ив — первенец и мамин любимец, всегда старался удивить и порадовать именно ее. В замкнутом, но утонченном высшем обществе Орана Льюсенна чувствовала себя как рыба в воде — обожала блистать на приемах и умела привлечь к себе внимание, например, носила меха в теплую погоду, красила губы самой ярко-красной помадой и прекрасно танцевала. Именно Люсьенна открыла для сына мир театра и оперы, а он уже не захотел его покидать. Ив стал клеить наряды для кукол и создавать красочные декорации, а потом устраивать тайные представления по ночам для своих младших сестер Мишель и Брижит.

Ив Сен-Лоран (в центре) с семьей

С рисунков и эскизов начинается профессиональная карьера Ива. В шестнадцать он прочтет в журнале Paris Match о творческом конкурсе, организованном Международным секретариатом шерсти (Secrétariat international de la laine). По условиям нужно было подготовить три черно-белых эскиза — костюм, пальто и платье — и прикрепить образцы тканей, из которых это все следует шить. Почетное третье место — прекрасный повод впервые поехать в Париж. Он ходит по городу без карты: выучил ее наизусть еще в Оране, мечтая однажды попасть в столицу. Поездка подходит к концу, Иву нужно возвращаться домой и продолжать обучение в школе, но он уже решил, что точно вернется в Париж.



Вернется он совсем скоро, приободренный поддержкой нового наставника — главного редактора французского Vogue Мишеля де Брюноффа, чье внимание он привлек на конкурсе. Свою роль сыграл и отец Ива — Шарль, лично написавший де Брюноффу, чтобы напомнить об эскизах сына. Так между старшеклассником Сен-Лораном и де Брюноффом завяжется переписка, которая продлится с 1953 по 1955 год. Главный редактор советует Иву рисовать каждый день, обязательно закончить образование и только потом переезжать в Париж, Ив кротко соглашается и шлет де Брюноффу фотографии своих картин и эскизы. Удачные де Брюнофф помечает крестиком. В июне 1955-го дизайнер набирается уверенности, подготавливает около 50 скетчей и встречается с Мишелем де Брюноффом лично. Рисунки поражают редактора Vogue не только точными изящными линиями, но и тем, как они похожи на эскизы Кристиана Диора. Де Брюнофф знакомит кутюрье с Ивом, и он сразу же берет 18-летнего юношу помощником в студию.


В 1957 году Ив становится уже личным ассистентом месье Диора, и мастер не просто прислушивается к комментариям ученика, он позволяет ему разрабатывать наряды для будущих коллекций. Кристиан Диор явно готовит себе преемника, но не подозревает, как скоро преемник пригодится. В том же 1957-м изобретатель А-силуэта умирает из-за внезапного сердечного приступа, и 21-летний Ив Сен-Лоран принимает бразды правления легендарным модным домом.


Всего он проработает там два года и создаст шесть коллекций. Если первую критики восприняли с восторгом, то последующие вызывали все больше нареканий. Ив упрощал силуэты, вдохновляясь тем, что обычные люди носят на улицах. Консервативная клиентура дома это не принимала — особенно ругали его коллекцию Souplesse, Légèreté, Vie, ставшую последней для Сен-Лорана в Dior.


DIOR, ВЕСНА–ЛЕТО 1955

ЭСКИЗЫ К КОЛЛЕКЦИИ DIOR, ВЕСНА–ЛЕТО 1955

кристиан диор и ив сен-лоран, 1957

DIOR, коллекция trapeze, 1958

В 1960-м, под занавес войны в Алжире, Ива призывают в армию. Владельцы дома Dior, несколько предыдущих лет успешно добывавшие дизайнеру отсрочку, в этот раз умывают руки. Впрочем, последний шанс побывать на родине Сен-Лоран упускает, всего через три недели армейской службы, читай «дедовщины», Ива госпитализируют с нервным срывом. После двух с половиной месяцев лекарственной и электросудорожной терапии его выпишут и демобилизуют. Дом Dior за это время успеет уволить своего вундеркинда. Еще через год война закончится, а семья Сен-Лорана уедет из Алжира накануне печально известной «оранской резни». От старой жизни не останется ничего, но начнется новая.

Имя собственное

пьер берже и ив сен-лоран

Карла Маркса сложно себе представить без Фридриха Энгельса, а Ива Сен-Лорана — без Пьера Берже. Они познакомились еще в 1958 году, когда Пьер был в отношениях с художником Бернаром Бюффе, однако дружба быстро переросла в романтическую связь. Именно Пьер сообщил госпитализированному дизайнеру о его увольнении из Dior, на что Сен-Лоран ответил: «Мы вместе откроем свой кутюрный дом, и ты будешь управлять им». Берже согласился и начал делать то, что он умел лучше всего, — организовывать. Главной проблемой, конечно, были деньги. Часть удается отсудить у Dior — прежние работодатели выплачивают Иву Сен-Лорану 680 тысяч франков компенсации (около 110 тысяч евро в нынешних деньгах). Остальную сумму Берже нашел в кармане у американского бизнесмена и филантропа Мэка Робинсона. Он станет первым американцем, вложившимся во французский кутюр (впрочем, ненадолго, в 1966-м Робинсон продаст свою долю в доме за миллион долларов). В 1961-м собранных денег хватило на здание в не самом роскошном XVI округе, в доме № 30 bis по улице Спонтини. 29 января 1962 года именно там Ив Сен-Лоран представил свою первую коллекцию. На показе присутствовал Алекс Либерман, художественный редактор Vogue, и его жена Татьяна Яковлева, успешный дизайнер шляпок, больше известная у нас как муза Владимира Маяковского. С тех пор супруги поддерживали Ива — дизайнера ценили в американском Vogue, Татьяна регулярно покупала у него наряды и выходила в них в свет. Но оглушительный успех все не приходил.

ПОКАЗ ПЕРВОЙ КОЛЛЕКЦИИ YSL, 1962

Иву понадобилось три года, чтобы создать что-то абсолютно новое. Все изменила коллекция осень—зима 1965 года. В ней классические кутюрные образы сталкиваются с короткими коктейльными платьями «Мондриан». Сен-Лорану нравилась лаконичность и строгость линий и чистые, яркие цвета. Эти кутюрные платья были созданы для новой женщины, смелой, молодой во всех смыслах, мобильной. Простую форму было легко скопировать, но это не помешало успеху и даже его закрепило.

Художники не раз будут вдохновлять дизайнера в будущем. Он разместит принты Энди Уорхола и Роя Лихтенштейна на своих платьях, ирисы и подсолнухи Ван Гога будут расцветать на жакетах, простые формы Фернана Леже и аппликации Анри Матисса рассыплются по подолам юбок, белые птицы Жоржа Брака вспорхнут с платья невесты, а золотые скульптуры Клода Лаланна в форме корсета обнимут тонкий стан Верушки.


Еще один источник вдохновения — сами женщины. Ив хотел показать не только их красоту и изящество, но и силу. В коллекции осень—зима 1966 года дом Yves Saint Laurent представил свой легендарный Le Smoking. Ив лишил мужчин их брони и передал ее женщинам. Впервые смокинги шились с учетом особенностей женской фигуры, они выглядели сексуально, но при этом строго. Изначально критики не приняли Le Smoking, но Ива в очередной раз поддержали и его известные подруги, например, Катрин Денев, и обычные покупательницы. Женщины всегда отвечали ему взаимностью и чувствовали, что он делает их сильнее и понимает, как никакой другой дизайнер.


ЭСКИЗЫ К КОЛЛЕКЦИИ

ОСЕНЬ–ЗИМА 1966

YSL, осень–зима 1966

Сен-Лоран же продолжал воспевать их красоту. В 1966-м впервые выпустил на подиум моделей в прозрачных платьях и блузах. Он освободил женскую грудь и провозгласил, что нет ничего более прекрасного, чем обнаженное тело.

Музы

Первой музой Сен-Лорана можно назвать манекенщицу Виктуар Дутрело. Вместе они начали работать еще в Christian Dior. После того как Ив покинул дом, она ушла вслед за ним и поддерживала его в первые годы работы.


На смену ей пришел дуэт, который останется рядом с Ивом на всю жизнь, — Лулу де ла Фалез и Бетти Катру. Вместе они стали чуть ли не самыми яркими персонажами парижской богемы. Бетти и Ив были друг на друга похожи — вытянутые худощавые фигуры, длинные ноги, светлые волосы. Он даже называл ее своим близнецом. Они никогда не работали вместе, а вот веселились всегда до последнего. А вот Лулу со своими яркими этническими нарядами и любовью к бижутерии напоминала Сен-Лорану об Оране. Вместе с ней они работали над линией прет-а-порте, а затем де ла Фалез стала дизайнером украшений бренда. Она привнесла в Yves Saint Laurent насыщенные цвета и избыточный декор, обратила внимание Ива на Восток, к культуре которого он будет не раз обращаться в своих коллекциях.


Ив Сен-Лоран и Виктуар Дутрело

БЕТТИ КАТРУ, ИВ СЕН-ЛОРАН и Лулу де ла Фалез, 1969

Вдохновлялся дизайнер и своими клиентками. В 1965 году в своем же ателье он познакомился с 22-летней Катрин Денев. Она пришла, чтобы выбрать платье для встречи с королевой Елизаветой II. Юная актриса очаровала Ива. Ради нее он даже решился на эксперимент и попробовал роль художника по костюмам, разработав образы для героини Денев из фильма «Дневная красавица». С тех пор она стала не только преданной клиенткой бренда, но и подругой лично Сен-Лорана. Вплоть до смерти дизайнера они продолжали общаться и поддерживать друг друга.

Катрин Денев и ИВ СЕН-ЛОРАН

Палома Пикассо и ИВ СЕН-ЛОРАН

МУНИЯ

Палома Пикассо, внебрачная дочь Пабло Пикассо, познакомилась с Ивом в очень нестабильный период его жизни, который он сам позже назовет «темными временами». Бесконечные вечеринки, беспорядочные связи и микс из наркотиков и алкоголя в неограниченном количестве. Так дизайнер справлялся с депрессией и защищался от пугающего внешнего мира. Палома умела веселиться и обладала прекрасным чувством стиля. Когда она впервые посетила его мастерскую в черном винтажном платье 1940-х годов и розовом тюрбане с перьями, Ив был сражен и практически сразу же предложил ей поработать вместе. Сам ее образ, уникальный стиль и спокойное отношение к наготе стал вдохновением для скандальной коллекции 1971 года. Позже Палома стала дизайнером украшений в Tiffany & Co., но дружбу с Ивом не прекратила. Можно сказать, что эти взаимоотношения YSL и Паломы Пикассо продолжаются до сих пор: коллекция весна—лето 2022 была вдохновлена ее стилем.


Другой важнейшей вдохновительницей Ива Сен-Лорана стала Моник-Антуан Оросеман — чернокожая стюардесса с острова Мартиника, прославившаяся под псевдонимом Муния. Первую модельную работу она получила в Givenchy, но в историю вошла по сен-лорановскому подиуму в 1978 году — став первой чернокожей моделью в кутюрном шоу.


Восток

Африка и Восток всегда будут неотделимой частью Yves Saint Laurent. Юность в Оране, любовь к Марокко, где Ив и Пьер провели, возможно, самые счастливые моменты совместной жизни. Именно туда Сен-Лоран возвращался дважды в год — в декабре и июне — для создания эскизов будущих коллекций. Насыщенные цвета, совсем другие люди, природа и еда — все это влияло на рисунки Ива, делало их живыми и более смелыми.

YSL, весна–лето 1967

Первой из восточных стала коллекция весна—лето 1967 года, посвященная Африке. Ив работал с деревянными бусинами, соломой, рафией, использовал много традиционных ремесленных техник и вдохновлялся африканскими скульптурами. За ней последовала Opéra — Ballets russes, на которую дизайнера вдохновили балеты Дягилева, ориентальные костюмы Леона Бакста и царская Россия — таинственный Восток с точки зрения француза. Позже в интервью Elle на вопрос о самом красивом воспоминании за 30 лет карьеры Ив назвал именно эту роскошную коллекцию.


Япония стала для Сен-Лорана особенной страной. Там он проводил несколько своих показов. Вместе с Пьером Берже они посетили Токио, Киото и древнюю столицу Японии город Нара. Ив кропотливо изучал культуру и ремесла по книгам и антикварным предметам искусства. В коллекции осень—зима 1970 года он посвятил Японии сразу семь нарядов. Простые прямые платья с боковыми разрезами были украшены вышивками в виде цветков сакуры, сливы, глициний и тростника. На этом дизайнер не остановился. Мотивы, присущие японской культуре, он будет органично вписывать в свои коллекции на протяжении всей карьеры. Например, на платье вдруг появится принт из тростника, украшенный золотой нитью, а широкие рукава напомнят о фурисодэ, кимоно с длинными рукавами, которые носят незамужние японки. Даже флакон и упаковка культового парфюма Opium были вдохновлены японской лакированной шкатулкой.


YSL, осень–зима 1970

Следующей восточной страной в путешествии Ива стал Китай. Его фольклор и традиционные костюмы на подиуме превратились в изящные шляпки, вдохновленные конусовидными доули (региональное название традиционной соломенной шляпы), насыщенно-красный цветочный принт и жакеты на завязках с высокими воротничками и бархатной окантовкой. Одной из последних ориентальных стала коллекция весна—лето 1982 года. Несколько моделей вышли на подиум в тюрбанах, парче и крупных золотых украшениях. Сейчас Yves Saint Laurent испытали бы на себе все прелести «культуры отмены» за культурную апроприацию. Но в защиту Сен-Лорана можно привести его же слова из интервью своей подруге Катрин Денев: «Я очень одинок. Я использую свою фантазию для того, чтобы вызывать образы стран, в которых я не бывал. Ненавижу путешествовать. Если я, например, прочитаю книгу об Индии или Египте, мое воображение перенесет меня туда, хотя я там никогда не был. Это лучший вид путешествий». Для Ива его фантазии о странах и их культуре были важнее реальности. А если фантазия так прекрасна, почему бы не выпустить ее на подиум?

эскизы к коллекции весна—лето 1982

YSL, весна–лето 1982

Косметика и парфюмы

В 1963 Пьер Берже решился подписать с Charles of the Ritz договор на создание парфюмов под брендом YSL. Уже в следующем году вышел дебютный аромат — Y.


Парфюмы Yves Saint Laurent стали выходить регулярно и приносить неплохую прибыль. Несомненно, самым скандальным и успешным стал Opium. В 1977 году духи вышли со слоганом: «Opium — для тех, кто зависим от Yves Saint Laurent». Для американо-китайского сообщества этот парфюм стал провокацией и напоминанием об опиумных войнах, для моралистов со всего света — эксплуатацией темы наркопотребления. Парфюм требовали переименовать и в итоге все же запретили к продаже в странах Ближнего Востока и в Австралии. Лучшего пиара для Opium и быть не могло. Ив Сен-Лоран ответил критикам в своем стиле и закатил грандиозную вечеринку на палубе корабля «Пекин», который декорировали в цветах упаковки парфюма. В итоге духи приобрели статус культовых и остаются бестселлером до сих пор.


В 1986 году Пьер Берже принимает решение купить Charles of the Ritz, вернув себе все права на парфюмы. Полумиллиардная сделка оказывается неудачной — уже через год косметическое направление приходится со скидкой уступить Revlon. Но финансовое состояние бренда остается нестабильным. В попытке удержать корабль на плаву Берже активно продает лицензии на производство продуктов под именем Yves Saint Laurent. Однако доходы не растут, а статус бренда падает. Выжить ему помогает президент Франции Франсуа Миттеран. Под его давлением компания Elf-Sanofi выкупила значительную часть акций компании, но эта помощь продлилась недолго. В 1995 году Миттеран уходит с поста президента страны, и поток денег перестает поступать в Yves Saint Laurent. Всего спустя четыре года Gucci Group выкупает контрольный пакет акций бренда.


Прощание с создателем

Документальный фильм «Величайший кутюрье», 2007

Годы с 1998-го по 2002-й стали тяжелым испытанием и для Yves Saint Laurent, и для Ива Сен-Лорана. Измученный и постаревший кутюрье уже не справлялся с реальностью, предпочитая жить в мире грез. В документальном фильме Оливье Мейру, снятом как раз в тот период, Пьер Берже предельно откровенен: «Он как лунатик, его нельзя будить. Он работает не то чтобы во снах, он предельно точен и собран, но его нельзя вырывать из собственного мира. Я стараюсь никогда не будить лунатика. Он должен гулять по крышам в этом состоянии, не упав и не навредив себе, — за этим я и слежу». Сен-Лоран действительно продолжает работу, но только над кутюрной линией. В 2002 году он отказывается и от нее, больше просто не хватает сил. Ив выходит на подиум, чтобы сделать последний поклон. Дизайнер проживет еще шесть лет — не то чтобы в забвении, но в тени собственного величия.


Сложно не запутаться в списке креативных директоров бренда в турбулентный для него период. Его создатель вроде бы еще жив, но работать больше не может, при этом он ревностно следит за своими преемниками и не сдерживается в критике. Страдают из-за этого не только дизайнеры, но и сам модный дом.

С 1998-го по 1999-й Альбер Эльбаз работает над линией прет-а-порте под строгим надзором лично Сен-Лорана и Берже. 37-летний дизайнер всегда мечтал поработать на легендарный бренд, и хотя работа в Yves Saint Laurent далась ему эмоционально нелегко, продажа марки больно ударила по Эльбазу. У Gucci Group уже был дизайнер, в которого они верили стопроцентно, так что Эльбазу указали на выход.


Новым креативным директором стал Том Форд. Изначально его кандидатура радовала Сен-Лорана. Они несколько раз встречались, Том показывал Иву свою первую коллекцию. Но стоило ему начать проявлять себя, вносить изменения, добавлять провокации и секса, отношение изменилось. «Бедняга делает все, что может», «за 13 минут на подиуме он уничтожил 40 лет моей карьеры» — это лишь несколько комментариев Ива по поводу работы Форда. Теперь он сам стал тем критиком и ханжой, которых боялся и избегал на протяжении всей жизни. Берже натравливал на бренд фискальную полицию, которая не давала команде нормально работать, проводила допросы и проверки. «Я даже не могу вспомнить тот период времени, который я провел в Yves Saint Laurent, хотя именно там я создал одни из лучших своих коллекций», — рассказывал Форд в интервью.

том форд для YSL, весна–лето 2000

На смену ему приходит Стефано Пилати, который работал еще вместе с Томом Фордом и отвечал за женскую линейку прет-а-порте. Своего назначения он не ожидал, наоборот, был уверен, что его уволят сразу же после ухода Форда. На самом деле он задержится еще на восемь лет, четыре из которых проведет под пристальным вниманием Ива Сен-Лорана. Пилати делает силуэты более женственными, смягчает линии, добавляет объема и отказывается от порой агрессивной сексуальности Форда. Его коллекции коммерчески успешны, но фигура Сен-Лорана продолжает нависать над ним. Краткий выдох он сможет сделать лишь после смерти кутюрье в 2008-м, но о творческой свободе ему мечтать не приходится, бренд должен расти и приносить прибыль. Свой опыт работы в качестве креативного директора Yves Saint Laurent Пилати до сих пор вспоминать не любит и характеризует всего одним словом — «травматичный». Хотя своими коллекциями явно гордится и регулярно выкладывает в свой инстаграм.

Стефано Пилати ДЛЯ YSL, ВЕСНА–ЛЕТО 2008

Рекламная кампания YSL весна–лето 2006

Просто Saint Laurent

бетти катру, ИВ СЕН-ЛОРАН, ЭДИ СЛИМАН И ПЬЕР БЕРЖЕ

В 2012 году креативным директором становится Эди Слиман. На тот момент его уже многое связывало с домом. С 1997 по 2000 он работал над мужскими коллекциями бренда и создал новый силуэт для мужчин. Он экспериментировал с кроем и отказался от навязанной маскулинности, выпустив на подиум высоких худощавых моделей, которые совсем не вписывались в привычный образ мужчины. В 2012-м он возвращается уже в качестве креативного директора и меняет все. Для начала он освобождается от надзора и избавляется от имени создателя в названии бренда, Yves Saint Laurent становится просто Saint Laurent. У поклонников бренда и работников модной индустрии это вызывает настоящий протест. Легендарный парижский концепт-стор Colette даже выпускает футболку с надписью AIN’T LAURENT WITHOUT YVES. Слиман не особо обращает внимание на критиков, он вообще ограничивает свое общение с журналистами, а вместо Парижа черпает свое вдохновение в Лос-Анджелесе — городе новых знаменитостей, новых денег и новых идей. На самом деле дизайнер во многом похож на самого Ива, он провоцирует публику, делает все так, как именно ему кажется правильным, и настойчиво гнет свою линию. Новая девушка Yves Saint Laurent снова становится дерзкой, сексуальной и молодой. Слиман полностью руководит переменами, он сам снимает рекламные кампании и лицами бренда делает музыкантов, например, Кортни Лав, Джейн Биркин, Ким Гордон, Daft Punk, Sonic Youth, Blondie и The Kills. Его амбиции растут, и Слиман решается возродить кутюрную линию дома. В 2015 году году ему это удается, при этом он не только разрабатывает коллекцию, но и открывает новое пространство Saint Laurent по адресу 24 Rue de l’Université. Слиман лично курировал проект реставрации здания Hôtel de Sénecterre и работал над воссозданием сада по чертежам XVII века. Но неожиданно в 2016 году дизайнер покидает свой пост и сразу подает на своих работодателей в суд. Он требует денежной компенсации за то, что бренд продолжил использовать сделанные им изображения для рекламных кампаний. Он выиграл суд и получил $700 тысяч. На этом дизайнер не остановился и в 2018-м отсудил еще $22 млн компенсации: $11,5 млн за последний год работы в компании и еще $13 млн за попытку Kering задним числом применить статью о недопущении конкуренции из его контракта. Сен-Лоран с Берже из 1960 года могли бы только поаплодировать, но в 2018-м никого из них уже нет в живых — Пьер Берже умер в сентябре 2017-го, в возрасте 86 лет.

Рекламная кампания YSL, осень–зима 2014

YSL, ВЕСНА–ЛЕТО 2015

Современность и большой успех

Сейчас пост креативного директора занимает Энтони Ваккарелло. Кажется, что ему удалось укротить буйный дух Yves Saint Laurent. Ваккарелло смог вернуть знаковые силуэты и формы Сен-Лорана, не потерять молодость, привнесенную Слиманом, добавить чуть больше шика и типично кутюрных элементов и при этом сделать бренд коммерчески успешным. Ваккарелло нужна эволюция, а не революция, поэтому он сочетает разные знаковые для бренда эпохи. Это легко заметить по рекламным кампаниям. В них появлялась Катрин Денев, подруга Ива и одна из самых давних лиц бренда, Ленни Кравиц, певец и музыкант, и Розэ, солистка корейской группы Blackpink. Даже лица бренда представляют тонко сбалансированное сочетание традиций, рок-н-ролльности и чего-то совершенно нового.

Катрин Денев в рекламной кампании YSL, весна 2021

YSL, ВЕСНА–ЛЕТО 2022

Подтверждают успех Ваккарелло и цифры. В третьем квартале 2021 года бренд продолжил наращивать обороты. Сумма дохода Saint Laurent за этот период составила €652,9 млн, что на 28,1% больше, чем за тот же период в 2020 году. Кстати, в 2019 году выручка бренда впервые превысила €2 млрд. За это стоит благодарить не только Ваккарелло, но и генерального директора дома Франческу Беллеттини. Обычно художественная свобода дизайнера неизбежно ограничивается ради коммерческой выгоды. Команде Saint Laurent удалось найти баланс. «Прелесть дома Saint Laurent в том, что креатив поддерживается остальной командой со времен господина Сен-Лорана. Это не сумасшедший дом, в котором делают экспериментальную одежду. Так что мы знаем, что такое полупальто и что такое пальто. Мы знаем, как должны выглядеть брюки. Поэтому битвы за коммерческую стратегию не было. Когда я создаю коллекцию, я думаю об уличной моде. Я думаю о женщинах», — рассказывал Ваккарелло в интервью.

YSL, ВЕСНА–ЛЕТО 2022

Коллекции Ваккарелло каждый раз становятся событием не только потому, что показывает он их у подножия Эйфелевой башни или на берегу моря. Просто, чтобы Yves Saint Laurent мог жить без Ива, креативному директору, кем бы они ни был, нужно стать сен-лорановским наследником.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}