T

Энциклопедия: Эльза Скиапарелли

В последние месяцы все только и говорят о Schiaparelli. Новая кутюрная коллекция бренда, а также каннские выходы Беллы Хадид и Тильды Суинтон еще больше подогревают к нему интерес. Рассказываем о той, без кого ничего этого не было бы, — о великой Эльзе Скиапарелли.

Текст:
Александра Барыкина

На первом посткарантинном Каннском кинофестивале бренды по традиции поделили между собой звезд. Больше всего «контрактников» — у Dior, Chanel и Louis Vuitton. В них на официальные мероприятия ходят актеры и актрисы, инфлюенсеры, члены жюри — про Louis Vuitton и Chanel хорошо слышно еще и благодаря отдельным торжественным ужинам, которые они устраивают для своих амбассадоров и друзей.


Но громче других в Каннах в этом году звучит бренд, у которого нет специальных мероприятий или официальных контрактов, — Schiaparelli. Тильда Суинтон вчера вышла на красную дорожку премьеры «Париж, 13-й округ» в рубашке и брюках из коллекции весна—лето 2021, а в свой первый день на фестивале она появилась перед камерами в костюме бренда из той же серии. Кроме того, самым обсуждаемым нарядом Канн до сих пор остается кутюрное платье Schiaparelli с ожерельем в виде бронхов — в нем Белла Хадид вышла на красную дорожку буквально через шесть дней после показа осень—зима 2021. Эти выходы — заслуга креативного директора бренда Дэниела Розберри, который в каждой своей коллекции отдает дань и архивам Schiaparelli, и той, чью фамилию носит модный дом, легендарной Эльзе Скиапарелли.


Эльза Скиапарелли родилась в 1890 году в Риме, в семье итальянских аристократов. Ее отец, известный профессор Селестино Скиапарелли, был директором библиотеки итальянской академии Линчеи; мать, Мария-Луиза — потомок Медичи. Семья жила в роскоши и богатстве — это не преувеличение: Эльза выросла в одном из известных римских палаццо, Корсини.

Тильда Суинтон на премьере фильма «Париж, 13-й округ», 74-й Каннский кинофестиваль

Белла Хадид на премьере фильма «Три этажа», 74-й Каннский кинофестиваль

С раннего детства ее интересовало все, что связано с искусством: она с особой жадностью изучала литературу, музыку, живопись, театр и театральные костюмы. Однако Скиапарелли-младшая не была воплощением мечты любого родителя — при каждом удобном случае она проявляла свою непосредственность и самобытность, дух противоречия сопровождал ее всегда и повсюду. Как-то раз мать Эльзы сказала ей, что она некрасива (в отличие от ее старшей сестры) — и тогда маленькая бунтарка Скиапарелли решила посадить себе в уши, рот и нос семена маргариток в надежде похорошеть. Это был не единственный безумный поступок: она прыгала с парашютом (зонтиком) со второго этажа дома и пыталась ходить по воде, впечатлившись образом Иисуса. Однажды мать вызывала врача, чтобы тот «вылечил» буйное воображение дочери, но тщетно — с каждым годом индивидуальность и непохожесть Эльзы только усугублялась.


Окончательно устав от рутины и консервативных правил в родительском доме, она уехала в Англию работать няней. В Лондоне Скиапарелли познакомилась с будущим мужем, Виллемом де Вендтом, и они переехали в Нью-Йорк. К сожалению, по ту сторону Атлантики Скиапарелли не суждено было обрести счастье: в новом городе ее муж быстро нашел себе другие развлечения (например, любовницу в лице танцовщицы Айседоры Дункан) и начал постепенно исчезать из жизни беременной жены. Почти все девять месяцев до рождения дочери она провела в одиночестве в дешевых отелях, питаясь устрицами и ванильным мороженым (все, на что ей хватало денег). В 1922-м Эльза решила покинуть Нью-Йорк и начать новую жизнь с новорожденной дочерью Гого в Париже, городе, где и суждено было случиться ее главным авантюрам в мире моды.


1

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Первый свитер, мгновенный успех и открытие бутика

Важную роль в становлении Эльзы как модельера сыграл самый известный тогда в Париже кутюрье — Поль Пуаре. Эльза восхищалась Полем и его ориентальными коллекциями — так они и подружились. Вдохновившись его примером, Скиап ­(так в дальнейшем ее будет называть весь светский Париж) начала рисовать эскизы платьев и стучаться в двери всевозможных ателье в поисках любой работы. Увы, но ей повсеместно отказывали в сотрудничестве, отвечая, что «лучше бы ей заняться разведением картофеля, чем пытаться делать платья».


В конце концов, не рассчитывая на какой-либо коммерческий успех, Скиап попросила знакомую армянскую эмигрантку связать трикотажный свитер с рисунком в виде белого банта по ее эскизу. Спустя несколько недель она получила заказ на 20 таких же свитеров, затем к ней выстроилась очередь из частных клиенток — и вскоре отель «Ритц» наполнили модницы со всего мира в черно-белых свитерах. Так, уловив веяния времени, в 1927 году Эльза Скиапарелли основала собственный дом моды.



Первый свитер, который принес Скиапарелли успех

Первое время она работала в небольшой мастерской, но популярность ее костюмов быстро распространилась далеко за пределы Парижа — и в 1934-м Скиап открыла свой первый бутик на Вандомской площади. Магазин стал сенсацией в мире моды: он начал работать по принципу, который сейчас называют прет-а-порте. Впервые светские дамы могли купить сразу готовые изделия — свитера, юбки, блузы и аксессуары — вместо того, чтобы заказывать индивидуальный пошив.

2

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Дружба с сюрреалистами

Вечерний наряд 1938 года рядом с полотном Сальвадора Дали «Три женщины с цветочными головами и шкура рояля на берегу моря» 1936 года

Эльза Скиапарелли и Сальвадор Дали, 1949

— Вы одеваетесь в стиле моих картин!

— Нет, это вы пишете картины в стиле моих платьев.


Такой диалог случился между Эльзой Скиапарелли и Сальвадором Дали на премьере фильма Луиса Бунюэля «Андалузский пес», где, собственно, они познакомились. С этого момента Эльза стала частью парижской богемы и завязала дружбу со многими художниками-сюрреалистами и фотографами, среди которых были Жан Кокто, Кес ван Донген, Ман Рэй, Сесил Битон и другие представители авангарда. Тандем Скиапарелли и Дали стал, по сути, первой коллаборацией модельера с художником в истории моды. По эскизам Дали Скиап создала серию причудливых и шокирующих костюмов и аксессуаров. Среди них — черная шляпа в форме башмака с фетровым каблуком и шляпа в виде бараньей отбивной, перчатки с накладными цветными ногтями, коктейльное платье с рисунком в виде большого омара на юбке, жакет с карманами в виде выдвижных ящиков, сумка-телефон, пластиковое ожерелье с металлическими жуками и другие шокирующие публику предметы. Вместе с Жаном Кокто она придумала жакет с «обнимающими руками» и манто с вышивкой, в которой два женских профиля образуют вазу с цветами. Скиап прославилась как первый сюрреалист и enfant terrible в мире высокой моды.

Иллюстрация художника Кристиана Берара, 1938 

«Телефон-омар» Сальвадора Дали, 1938

Платья по эскизам Жана Кокто

Платье с омаром

«Клетка», созданная Жан-Мишелем Франком в 1937 году для Maison Schiaparelli

3

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Соперничество с Шанель 

В списке друзей Скиап был чуть ли не весь светский Париж, включая не только представителей художественной богемы, но также бизнесменов и дипломатов. Но был у нее и один непримиримый соперник — Коко Шанель. Поводом их вечного противостояния было то, что Шанель, которая была родом из бедной крестьянской семьи, всю жизнь проповедовала элегантность, утонченность и аристократичную умеренность в одежде и образе жизни. Скиап же с ее «голубой кровью» всегда смело нарушала все каноны и правила «искусства одеваться», добавляя в свои наряды смелую щепотку сюрреализма. Шанель обвиняла ее в вульгарности, отсутствии вкуса и тотальной несерьезности.


Кульминацией конфликта между двумя главными женщинами-модельерами того времени стал случай, когда герцогиня Виндзорская Уоллис Симпсон, давняя клиентка мадемуазель Коко, заказала у Скиап то самое платье с огромным омаром. Впоследствии ни одна случайная встреча Коко и Скиап не обходилась без презрительных взглядов и обоюдных циничных насмешек. Тогда, в 1930-е годы, имя Эльзы Скиапарелли звучало громче, но время, как мы знаем, покажет, что это была лишь битва — победу же в войне за признание и успех одержала Шанель.


4

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Звездные клиенты и сотрудничество с Голливудом

Удивительной способностью Скиап было умение не только удерживать своих наиболее консервативных заказчиц, но и привлекать эпатажных нонконформистов мира моды и кино — звезд Голливуда. Руководство некоторых киностудий, в частности, MGM и Paramount, даже заключило с Эльзой многолетний контракт, в то время как сотрудничество с Коко Шанель на фабрике грез продлилось менее года — сдержанность ее костюмов не вписывалась в карнавальную эстетику американского кинематографа 1930-х. Скиап же создавала образы для главных голливудских див — Кэтрин Хепберн, Мэй Уэст, Марлен Дитрих, Джоан Кроуфорд, Нормы Ширер и Мишель Морган. 


Главным модным нововведением в кинокостюмах стал пиджак с широкими плечами, в котором актриса Джоан Кроуфорд появлялась почти в каждом своем фильме. А секс-символ того периода, Мэй Уэст, настолько часто делала заказы у Эльзы, что однажды послала в ее мастерскую гипсовый слепок своей фигуры в позе Венеры Милосской, чтобы не приезжать каждый раз на примерку. Впоследствии Скиап использовала этот силуэт в качестве формы для флакона аромата Shocking, который стал визитной карточкой ее модного дома.


Джоан Кроуфорд в фильме «Юмореска», 1946

Джоан Кроуфорд в фильме «Милдред Пирс», 1945

5

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Поездка в СССР на международную выставку тканей

В 1935 году Эльза Скиапарелли полетела в СССР на международную выставку текстильной промышленности представлять Францию. В своих мемуарах она с восторгом описывала архитектуру Кремля, казавшуюся ей экзотичной и самобытной, а также сухой хлеб с черной икрой, севрюгу и водку — весь ее рацион за поездку.


В Москве Скиап, привыкшей изобретать платья для свободных женщин, предложили создать «универсальную» одежду для женщин, освобожденных коммунизмом. С учетом всех идеологических установок, которые в СССР распространялись и на сферу моды, Эльза нарисовала скромное черное платье с высоким воротом, красное пальто на черной подкладке, застегивающееся на большие простые пуговицы, и шерстяную вязаную шапочку с застежкой-молнией и кармашком. Пребывание Скиапарелли в СССР было одной из главных тем для западных газет и глянцевых изданий. Так, в журнале Vanity Fair в 1936 году на одном из разворотов появилась карикатура с изображением Сталина и Эльзы Скиапарелли, опубликованная под заголовком «Невозможное интервью».

Карикатура с Эльзой Скиапарелли и Сталиным, Vanity Fair, 1936

6

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Ключевые коллекции и изобретения

Помимо экспериментальных коллекций, которые стали настоящим воплощением сюрреализма в одежде, Скиапарелли изобрела много функциональных вещей и аксессуаров, которые мы до сих пор используем в повседневном гардеробе:

Застежка-молния. Молнию изобрели в начале XX века и сперва использовали для обуви и некоторых сумок. Но никто не мог представить, что такое функциональное и не слишком эстетичное изобретение может быть уместным и на вечерних платьях. А Эльза представила и воплотила.

Раздельный купальник. Скиапарелли придумала не только купальник с открытой спиной и прозрачными бретелями, не мешающими загару, но и показала первый раздельный купальник телесного цвета. И тот факт, что бикини прижилось в пляжном гардеробе женщин лишь спустя несколько десятилетий, лишь подтверждает визионерский талант Скиап.

Брюки-юбка. Брюки в женском повседневном гардеробе в 1930-е годы все еще были абсолютным табу, но Эльза нашла компромиссное решение и создала брюки-юбку (по сути, сегодняшние кюлоты), в которых, по ее мнению, можно было делать все что угодно: путешествовать, гулять по городу, заниматься спортом и даже появляться на вечерних приемах.

Газетный принт. Сегодня мы вспоминаем рисунок в виде газетных разворотов как фирменный прием Джона Гальяно, но на самом деле Скиап опередила моду и в этом почти на сто лет. Шляпы из коллекции Скиапарелли с узором в виде газетных рецензий на ее же работы стали пиком авангардной моды. Идея использовать газеты в качестве узора пришла к ней во время поездки в Данию — на рыбном базаре Копенгагена Скиап вдохновилась продавщицами, которые прикрывали головы от палящего солнца газетами.

Шокирующий розовый. Shocking Pink Эльза придумала тогда же, когда запускала парфюм во флаконе в виде торса Мэй Уэст. В очередной раз рискнув, Скиап положила начало абсолютному тренду: кричащий оттенок перестали считать вульгарным и вызывающим, увидев в нем модный и смелый цвет авангарда. В ее коллекциях стали появляться платья, жакеты, шляпки, а также аксессуары и косметика цвета Shocking Pink.

Бижутерия. До вторжения Скиапарелли в мир моды светские дамы соревновались в размере ювелирных драгоценных камней. Скиапарелли же демократизировала сферу ювелирного искусства — она создавала украшения буквально из всего, что «попадалось ей под руку». Так появились бусы из таблеток аспирина, колье с пластиковыми насекомыми и другие украшения из подручных материалов: стекла, фарфора, алюминия, цветных карандашей, перьев птиц, конфет и предметов канцелярии.

7

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Война, закрытие бутика и похороны в Shocking Pink

В 1939 году, когда началась Вторая мировая война и немцы оккупировали Париж, Эльза не хотела покидать город и продолжала создавать одежду, работая над военной коллекцией «Плати наличными и уноси». В нее вошли костюмы-двойки с широкими функциональными карманами, комбинезон цвета металлической посуды, в котором было бы удобно прятаться в подвале во время бомбардировок, и практичные платья. Однако половина закройщиков, работавших в бутике, были мобилизованы, и работа шла все медленнее, поэтому Скиап на время войны решила уехать в Америку к своей дочери. В Штатах она читала лекции по моде, путешествовала по разным городам, но большую часть времени посвящала волонтерской работе в Красном Кресте — на несколько лет Скиап почти полностью забыла о моде.


В 1945-м Эльза вернулась домой и попыталась реабилитировать свой бутик, но в послевоенное время ткани стали ужасно дорогим и дефицитным продуктом, а мех купить было почти невозможно. К тому же тогда на модную сцену уже вышел Кристиан Диор и покорил всех парижанок силуэтом new look. Некоторое время она продолжала выпускать коллекции для самых преданных клиенток, но в 1954-м закрыла бутик и уехала в Тунис воспитывать внучек. Умерла Скиапарелли в 1973 году — ее похоронили в Париже, как она и завещала, в пижаме цвета Shocking Pink.

8

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":292,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":292,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Модный дом сегодня

Спустя более чем 50 лет после закрытия бутика на Вандомской площади, в 2006 году, владелец Tod’s Group Диего Делла Валле выкупил права на бренд у наследников Эльзы Скиапарелли. Первую коллекцию-оммаж после перезапуска, созданную под руководством дизайнера Кристиана Лакруа, показали в 2013 году. Следующую коллекцию для бренда создал Марко Дзанини, но в 2015-м его сменил Бертран Гийон, став постоянным креативным директором. Он занимался как прет-а-порте, так и кутюром. Благодаря Гийону в 2017 году дом Schiaparelli стал постоянным членом Синдиката высокой моды в Париже. В 2019-м Бертран Гийон покинул бренд, а на его пост пришел бывший арт-директор Thom Browne Дэниел Розберри.

Дэниел Розберри

Schiaparelli, весна-лето 2021

Платье с полосами цвета Shocking Pink

Schiaparelli, весна–лето 2020

Платье-скелет

Schiaparelli, весна–лето 2020

Главная цель модного дома сегодня — адаптировать уникальную сюрреалистичную эстетику Эльзы Скиапарелли к трендам современной моды. И, кажется, у Розберри это неплохо получается, ведь наряды Schiaparelli мы то и дело видим на звездах. Сначала заметили актрису Хелен Миррен в «шокирующе розовом» платье на «Оскаре» 2019. Затем, в феврале 2020-го, звезда «Игры престолов» Эмилия Кларк прогулялась по красной дорожке премии BAFTA в платье со скелетом — оммаже на знаковую модель из коллекций самой Скиап. 20 января 2021-го весь мир, затаив дыхание, слушал, как Леди Гага исполняет гимн США на инаугурации Джо Байдена — в кастомизированном кутюрном платье Schiaparelli. Бейонсе получала награды на «Грэмми» 2021, став самой титулованной поющей исполнительницей в истории церемонии, тоже в платье авторства Розберри. Schiaparelli любит и молодежь, например, звезда сериала «Эйфория», модель Хантер Шафер и исполнительница роли принцессы Дианы в «Короне» Эмма Корин. Ким Кардашьян, Мадонна, Рената Литвинова — Schiaparelli сегодня носят все, и в этом Розберри, как когда-то сама Скиапарелли, обыгрывает многих коллег.

Платье с омаром, созданное совместно с Сальвадором Дали

Schiaparelli, весна–лето 2020

Платье из коллекции «Бабочки»

Schiaparelli, весна–лето 2016

Платье, созданное по эскизам Жана Кокто

Жакеты из «языческой» коллекции

Schiaparelli, осень–зима 2018

Schiaparelli, весна–лето 2017

Перчатки с накладными ногтями, созданные совместно с Сальвадором Дали

Schiaparelli, весна–лето 2021

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
Логотип The Blueprint
The Blueprint запрашивает разрешение на push-уведомление
Логотип The Blueprint

×