T

Американская мода с 1950-х до наших дней

На выходных состоялся один из самых неожиданных дебютов Недели высокой моды в Париже. Основатель Pyer Moss, вице-президент креативного направления Reebok, Керби Жан-Реймонд показал свою первую кутюрную коллекцию в качестве приглашенного дизайнера. Об этом дебюте чуть ли не столько же разговоров, сколько было в 1973-м о «Битве за Версаль», когда американская мода заявила о себе на весь мир и больше не сбавляла обороты. Редактор моды The Blueprint Настя Сотник и модный критик и основательница телеграм-канала Front Fashion Ольга Михайловская вспоминают другие важные этапы американской моды — в лицах и брендах.

В кутюре Керби Жан-Реймонд, к сожалению, не оправдал ожиданий, даже если учесть, что он выступал скорее как активист, а не как дизайнер. Жан-Реймонд, и так известный акциями на стыке активизма и моды, просто не смог поступиться статусом единственного темнокожего дизайнера в расписании недели высокой моды осень—зима 2021, да еще и единственного американца. В результате он оказался как никогда прямолинеен: исключительно темнокожих моделей он одел в наряды-изобретения, созданные темнокожими, — в банку арахисовой пасты, в накидку-бигуди, в двухкамерный холодильник, в светофор. И беда даже не в том, что часть изобретений он перепутал, а в том, как он все это сшил. Все же в кутюре планка как нельзя высока даже на поле иронии и костюмированной моды: этому способствовали Жан-Поль Готье и Тьерри Мюглер в свое время, а Viktor & Rolf — сегодня. И тем не менее выступление Жан-Реймонда — хороший повод поговорить о том, какая она, американская мода, и составляет ли она достойную конкуренцию европейской?

1950-е

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-89,"y":103,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-89,"y":507,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":5,"properties":{"duration":404,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Anne Klein

Американскую моду принято считать вторичной. Исторически сложилось, что до определенного момента американцы ориентировались в основном на французов, отчасти на британцев, ну и на итальянцев (в том, что касается ремесла). Так было вплоть до начала Второй мировой войны, когда Америка оказалась отрезанной от Европы, что способствовало развитию самостоятельности штатов на модном поле. Если вынести за скобки безусловно выдающегося дизайнера Чарльза Джеймса с его абсолютно кутюрным подходом к делу, об американской моде всерьез заговорили в 1950-е, когда подросло последнее поколение американцев, рожденное до Перл-Харбора. На зависть сверстникам из разоренной войной Европы молодые американцы оказались в эпицентре бурного экономического роста, технологического прогресса и научных открытий. Именно в 1950-е Анна Кляйн создала линию готовой одежды для молодых, и это само по себе стало революцией — раньше молодежь даже не рассматривали как отдельную группу со своими вкусами и интересами. В 1973-м Кляйн стала единственной женщиной в группе американских дизайнеров, которые отправились в Версаль соревноваться в мастерстве с французами. Известно, что остальные участники экспедиции (Оскар де ла Рента, Билл Бласс, Рой Холстон и Стивен Берроуз) возражали против ее участия: они считали, что Кляйн делает спортивную одежду, по сути масс-маркет, как мы бы сейчас сказали. Но вещи ее были, конечно, никакими не спортивными, а просто готовой одеждой для работающих женщин, каковых к тому времени в Америке уже было немало.

Расцвет американской моды пришелся на 1960-е. Тогда одним из первым на фэшн-сцену вышел сегодня многими забытый Руди Гернрайх. Свою первую коллекцию одежды он придумал в 1958-м, применив все знания, которые получил, работая иллюстратором легендарного голливудского костюмера Эдит Хэд. Но на собственный бренд Rudi Gernreich он решился лишь в 1964-м, зато сразу с козырем — знаменитым монокини, или купальником топлес. Кроме него Гернрайх прославился эластичными облегающими костюмами, чем-то средним между балетным трико и купальником. Заметим, что хронологически успех Руди совпал с прорывом главного революционера 1960-х, француза Андре Куррежа. Но в том, что касается свободы нравов, американец пошел куда дальше.

1960

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-92,"y":79,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-91,"y":580,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":5,"properties":{"duration":501,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Rudi Gernreich

Rudi Gernreich

Доминиканец Оскар де ла Рента был подкован в моде лучше всех американских коллег. До запуска собственного бренда он успел поработать иллюстратором у Кристобаля Баленсиаги, ассистентом Антонио Кастилло, а с 1963-го осел в качестве дизайнера модной линии в компании Элизабет Арден, уже на тот момент ставшей косметической империей. Через два года он перешел к Джейн Дерби, после смерти которой, в том же 1965-м, сменил ее лейблы на Oscar de la Renta for Jane Derby, а с 1966-го и вовсе на Oscar de la Renta. Со своей вечной тягой к традиционному пониманию женственности, красоты и элегантности Оскар оставался независимым от трендов и веяний. Поэтому его наряды носили первые леди от Джеки Кеннеди до Хиллари Клинтон и кинозвезды от Одри Хепберн до Сары Джессики Паркер. Его платья надевали на красные дорожки, свадьбы и инаугурации, то есть в самые ответственные моменты в жизни страны и человека. Если бы в Америке был кутюр, то де ла Рента был бы его ярким представителем.

Oscar de la Renta, весна-лето 1991

Oscar de la Renta

Еще один воин в битве за Версаль — Стивен Берроуз. Если он и не проложил дорогу, то точно указал путь многим сегодняшним афроамериканским дизайнерам. Начав свою карьеру в компании по производству рубашек Weber Originals, в 1968-м он уже познакомился с владелицей бутика Henri Bendel Джеральдин Шутц, у которой тогда мечтал продаваться каждый американский дизайнер. В 1973-м, в ходе той самой битвы за Версаль, Берроуз шокировал всех яркими красками и безудержной жизнерадостностью. За них его полюбили и дивы разных времен, от Барбры Стрейзанд и Шер до Мишель Обамы.

Stephen Burrows

К 1968 году открылся первый бутик Halston — сам Рой Холстон на тот момент был первым вестником американского минимализма. Куда более выразительного, чем европейский: текучие линии, скользящие ткани, не скованное конструкцией тело, полная свобода движений, абсолютно необходимая в новой свободной жизни.


Келвин Кляйн тоже зарегистрировал бренд в 1968-м, но его расцвета придется подождать. Минимализм Кляйна будет здорово выделяться на фоне избыточных 1980-х и станет идеальным воплощением 1990-х. К тому же он поднимет на новый, дизайнерский уровень хлопчатобумажный символ Америки — джинсы, которые с легкой руки Кляйна из практичного предмета превратятся в культовый.


Рекламная кампания Calvin Klein, 1990-е

Halston на «Битве за Версаль», 1973

Ральф Лорен в середине 1960-х заявил о себе широкими галстуками вопреки модным на тот момент «селедкам», а уже в 1972-м запустил женскую линию. В его коллекциях воплотились мечты мальчика из бедной эмигрантской семьи, романтизация Америки во всех ее проявлениях, от любования лихими ковбоями до робкого восхищения жизнью тех самых идеальных WASP (привилегированные белые. — Прим. The Blueprint) с их аккуратными газонами, рубашками поло и клетчатыми пледами на широких диванах.

Рекламная кампания Calvin Klein, 1980

В самом конце 1960-х, а точнее, в 1969-м, свой бренд запустила Норма Камали — дизайнер, которая всегда хотела быть художницей. Она прославилась благодаря платьям-трансформерам из парашютного шелка, идеальным купальникам и пуховикам-одеялам. Норма создавала современные, универсальные и комфортные вещи, которые остаются актуальными даже сейчас.

Рекламная кампания Ralf Lauren, 1989

Norma Kamali

Линда Евангелиста в купальнике Norma Kamali, 2008

Norma Kamali

1970-е и 1980-е

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-175,"y":103,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-175,"y":1017,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":5,"properties":{"duration":914,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В 1970-м свой модный бренд основала Диана фон Фюрстенберг. Тогда же она создала знаменитое платье с запахом — халат, превратившийся в элегантную униформу, еще одно воплощение идеи абсолютного комфорта для динамичной жизни в мегаполисе. С тех пор дизайнер придумала немало вещей, которые закрепятся в женских гардеробах, запустила свой косметический бренд, собрала деньги на открытие Музея Статуи Свободы, участвовала во множестве благотворительных кампаний, возглавила Совет американских дизайнеров и продержалась в должности президента организации 10 лет, лишь в 2019-м уступив место Тому Форду.

Диана фон Фюрстенберг с моделями 

Помощница Анны Кляйн, Донна Каран сначала стала преемницей дизайнера-революционерки, а потом в каком-то смысле продолжила ее дело, основав в 1985 году свой бренд. Каран создавала хорошо скроенные базовые вещи, которые стали носить все те же работающие женщины, только уже на более высоких позициях — юристы, телеведущие, бизнес-элита.


Многими забытый дизайнер Уилли Смит, которому Smithsonian Design Museum в прошлом году посвятил отдельную выставку, учился в Parsons, но был отчислен после второго курса за гомосексуальную связь. Несмотря на сильную вовлеченность в арт-тусовку, он был одержим модой как бизнесом и создавал под своим брендом Willi Smith носибельную одежду, в которой сочетались спортивные, функциональные и романтические идеи, характерные для моды 1980-х. Сам же Смит был абсолютным героем 1970-х — неотразимый чернокожий красавец. В 1987-м он умер в возрасте 39 лет, как и большинство героев эпохи, от СПИДа. Его бренд постигла та же печальная участь, что и множество других, начиная с Halston. Дело пытались передать в руки другого не менее талантливого чернокожего американца Андре Уокера, но не получилось. Уокер, кстати, работал с Марком Джейкобсом и Кимом Джонсом, шил красивейшие коллекции из пледов, одеял и собственных старых вещей — эту одежду бережно хранит в своем архиве легендарная художница по костюмам Патриция Филд.

Willi Smith

Willi Smith

Willi Smith

Первый показ Carolina Herrera, 1981

До запуска собственного бренда Каролина Эррера успела обзавестись необходимыми профессиональными и личными контактами: она работала публицистом Эмилио Пуччи, а в свободное от работы время тусовалась в «Студии 54». Стиль Эрреры много раз отмечали в прессе, а в 1972-м — и вовсе в «Зале славы международного списка best-dressed». В общем, руководствуясь собственным вкусом и советом близкой подруги, тогда главреда Vogue Дианы Вриланд, в 1980-м Эррера запустила бренд, который сразу полюбили такие же стильные и смелые американки, как она сама. С годами за Carolina Herrera закрепилась своего рода монополия на классическую торжественность по-американски.

Диана Девитт в платье Carolina Herrera, 1982

В 1981-м на модную сцену вышел еще один будущий гигант индустрии — Майкл Корс, запустивший свою линию в Bergdorf Goodman. Безусловный талант Корса — в умении годами и десятилетиями соответствовать всем трендам всех сезонов, всем коммерческим чаяниям среднестатистического потребителя. Он всегда так же виртуозно угождал медиа, как и встраивался в любую социальную повестку. Дизайнер доказывал это и в своем бренде, и как креативный директор в Celine (с 1997-го по 2003-й), и как владелец холдинга Capri Holdings Limited, который сегодня помимо Michael Kors включает Jimmy Choo и Versace.

Michael Kors

Michael Kors

В 1985-м на свет появился бренд, без которого сегодня сложно представить американскую моду, — Tommy Hilfiger. Поначалу Томми Хилфигер выпускал почти ничем не примечательные вещи и вел свою марку по пути коммерческого развития, но потом решил подойти к бренду как к части шоу-бизнеса. Коллаборации со звездами, показы в виде парка развлечений, гастролирующие по миру шоу — сегодня Tommy Hilfiger продолжает делать не самую выдающуюся одежду, но, пожалуй, нет ни одного человека, который не знал бы этот бренд. Хилфигер умело молодится, подключая соцсети и современных звезд, например, Джиджи Хадид и Зендаю. Он — бумер, который начал думать о моде как зумер задолго до появления последних.

Michael Kors

Томми Хилфигер

В 1986-м, параллельно с работой на посту главного дизайнера Perry Ellis, Марк Джейкобс выпустил свою первую коллекцию Marc Jacobs Label. До знаменитой гранж-коллекции Perry Ellis еще 7 лет, а до поста креативного директора Louis Vuitton — целых 11, но по работам Джейкобса уже понятно: перед нами новый гений моды, который одинаково хорошо умеет создавать коммерческие вещи и одежду со смыслом. Объединяя в коллекциях постмодернизм и гранж, сегодня Джейкобс в каком-то смысле и сам стал постмодернизмом. Он стоит особняком в американской моде, потому что долго был частью европейского контекста. Да и его вечная ностальгия по прошлому и тяга к киногеничным шоу тоже не американские по своей сути.

Marc Jacobs, весна-лето 2002

Marc Jacobs для Perry Ellis, весна-лето 1993

Marc Jacobs, весна-лето 1999

1990-е

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-41,"y":57,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-40,"y":1005,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":5,"properties":{"duration":948,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Пока в Европе гремели коллекции Жан-Поля Готье, Мартина Маржелы и Dior при Гальяно, в США дизайнеры шли по пути коммерческого развития. Marc Jacobs выпускает знаменитую гранж-коллекцию для Perry Ellis, а Calvin Klein — смелые рекламные кампании. Но американский рынок готовил секретное оружие, которое изменило мир моды навсегда: с расцветом хип-хоп- и скейт-культуры активно зарождался стритвир. Шон Стусси успешно развивал свой бренд в Лос-Анджелесе и открывал магазины в Нью-Йорке, а Джеймс Джеббиа вовсю занимался магазином Union NYC и задумывался о будущих проектах. Настоящую бомбу он взорвал в 1994-м с открытием скейтшопа Supreme. Дальше вы все знаете: доски, расписанные современными художниками, знаменитые футболки с фотографиями звезд, кирпичи за сотни долларов, пиратская, а потом и официальная коллаборация с Louis Vuitton. Именно Supreme научили нас тому, что мода — это не только показы и дизайнеры, но и все что угодно с правильным логотипом. И стоить это «все что угодно» иногда может чуть ли не дороже, чем то, над чем месяцами корпят модельеры.

Рекламная кампания Calvin Klein, 1995

В 1990-е в американской моде все чаще слышалось имя Синтии Роули, запустившей свой бренд Cynthia Rowley в 1988-м в Нью-Йорке. В 1994-м она получила специальную награду Perry Ellis в номинации New Fashion Talent от Совета модных дизайнеров Америки — и с того момента стала заметной фигурой в индустрии. Она расширила коллекции, добавив к одежде аксессуары, сумки и косметику; стала одним из первых дизайнеров, сделавших коллаборацию с супермаркетом Target; запустила линию предметов для дома Swell по мотивам серии книг, написанных вместе с подругой, телепродюсером Илен Розенцвейг. Параллельно Роули работала над тем, чтобы каждый американец знал и ее саму. Она регулярно появлялась на телешоу — в качестве приглашенной судьи присутствует в проектах «Подиум» и «Топ-модель по-американски», дает интервью в «Шоу Опры Уинфри», «Доброе утро, Америка» и других. С приходом эры смартфонов Роули вместе с дочерью запустила подкаст Ageless, в котором с разными героинями обсуждает лидерство и прочие темы с приставкой girl power. Хотя в самом бренде Cynthia Rowley, пожалуй, ничего революционного нет, в 2010-х ему удалось поймать волну пляжной моды и заинтересовать своими вещами серферов. Магазины Cynthia Rowley появились на всех американских курортах, под патронажем бренда открываются серф-лагеря.

2000-е

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":9,"y":64,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":10,"y":881,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":7,"properties":{"duration":817,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Zac Posen, 2003

1. Zac Posen, весна-лето 2007

2. Zac Posen, осень-зима 2005

С возвращением в моду большого гламура стартовала карьера Зака Позена, на которого сразу обратила внимание Наоми Кэмпбелл — а за ней и весь мир. Пресса писала про Позена: «Звезда родилась», а подружки Наоми выстраивались в очередь за «лучшими платьями на свете». Зак стал одним из звездных судей «Подиума» вместе с Майклом Корсом и главредом Elle Ниной Гарсиа, запустил свадебную линию, затем продал ее и увлекся кулинарией. И пусть Zac Posen обанкротился, затем обрел новых инвесторов в лице Centric Brands и готовится воспрять из пепла, Позен навсегда вошел в историю моды как автор платьев мечты для девочек из американской глубинки.

В противовес утрированной элегантности, провозглашенной Позеном и его предшественниками, развивалась противоположная по эстетике модная волна — power-дрессинг. Штурмующим Уолл-стрит клеркам нужна была идеальная униформа — тут-то и пришелся к месту Том Браун, запустивший в 2001-м линию идеальных брючных костюмов made-to-measure. Они стали такими востребованными, что в 2004-м дизайнер открыл полноценный бренд мужской одежды Thom Browne. Через год он принес Брауну звание «Лучшего дизайнера мужской одежды» по версии CFDA/ Vogue Fashion Fund. Годы шли, лица бизнеса менялись — в 2010-х на Уолл-стрит помимо мужчин уже можно было встретить много женщин, которые тоже всем своим видом хотели транслировать успех. В ответ на это в 2011-м Thom Browne начал выпускать костюмы и для них, а в 2013-м один из таких на инаугурацию своего супруга надела Мишель Обама. Сегодня Браун делает показы-перформансы, миксуя все те же идеальные костюмы с ироничными деталями и предметами — заявлениями о равноправии полов. И с его брендом хотят ассоциироваться не только звезды, но и другие бренды, например, Samsung: южнокорейская технологическая компания сделала коллаборацию с Thom Browne при запуске Galaxy Z Flip.

Thom Browne, осень-зима 2005

Gucci, 1997

Gucci, 1998

Прежде чем начать продавать вещи и аксессуары под своим именем, Том Форд работал дизайнером в Perry Ellis при Джейкобсе, возрождал из финансового кризиса Gucci и был креативным директором Saint Laurent. В 2006-м наконец запустился Tom Ford. Начав с мужских вещей, линии косметики, очков и аксессуаров, дизайнер сразу прижился в светской Америке и со временем превратился в поп-культурного героя. Его упоминали в песнях музыканты (Suit & Tie Джастина Тимберлейка) и обожали голливудские подруги, от Бейонсе и Майли Сайрус до Гвинет Пэлтроу и Джулианны Мур (некоторых Форд привлекает к показам). А еще он, как настоящий герой Голливуда, решил снимать фильмы: в 2009-м на экраны вышел «Одинокий мужчина» с Колином Фертом в главной роли, а в 2016-м — «Под покровом ночи» с Эми Адамс. Форд — это тот самый голливудский гламур, на который он всегда равнялся и который является одной из важных составляющих американской модной эстетики. И в этом смысле дизайнер может вписаться в любую коммерчески успешную нишу. За все это в 2019-м локальная индустрия назначила Форда главой CFDA.

Рекламная кампания Tom Ford Menswear, 2008

Рекламная кампания Tom Ford for Men, 2003

В 2006-м звездные сестры-близняшки Мэри-Кейт и Эшли Олсен представили бренд, которого от них никто не ожидал. The Row воплотил в себе романтический минимализм с уклоном в Hermès, но без опоры на долгую историю. Тогда, в середине 2000-х, минимализм точно не был ведущим трендом, но именно в этом и была сила The Row — в бело-серо-бежевой гамме, мягких формах и драгоценных тканях. Простота, которая дороже любых сложностей, создала вокруг марки армию фанатов. Они, кстати, сегодня очень нервничают из-за регулярно поступающих новостей о сложностях в бизнесе сестер.

The Row, осень-зима 2012

The Row проложили дорожку маркам, впереди которых идет личный бренд — звезды, стилиста или светской героини американского истеблишмента, которая точно знает, что нужно таким, как она. Из последних — Габриела Херст. В 2003-м она переехала в Нью-Йорк из родного Уругвая, через год с бюджетом в 700 долларов начала выпускать футболки с принтами, а в 2015-м основала Gabriela Hearts. К тому моменту Херст уже была членом Совета модных дизайнеров Америки. Все, от звездных подруг дизайнера до политиков, приходят к Херст за отличными брючными костюмами, тренчами и it-bags, которые появляются одна за другой с тех пор, как вышла сумка Nina, полюбившаяся Мирославе Думе и Меган Маркл. Еще Херст активно поддерживает словом и делом главные социальные тренды времени — феминизм и экоактивизм. Скорее всего, в том числе и поэтому она оказалась в Chloé, став очередным «американцем в Париже» после Марка Джейкобса в Louis Vuitton и Майкла Корса в Celine.


Другое важное явление в американской моде 2000-х — успехи дизайнеров азиатского происхождения. Правда, ничего, кроме азиатских корней, их и не объединяет, в коллекциях ни у кого из них нет даже намека на азиатские мотивы. Александр Вэнг с его эстетикой models off duty, Джейсон Ву с его условной женственностью, за которую всякая бабушка похвалит внучку, любимец Анны Винтур Прабал Гурунг, всегда отлично вписывающийся в любой актуальный тренд. Дерек Лэм и Филипп Лим — абсолютные европейцы по духу, которые легко могли бы вписаться в любой европейский дом. Как и Питер До, «отпрыск» Фиби Файло и достойный продолжатель заданного ей тренда на дорогой минимализм.

Gabriela Hearst, осень-зима 2021

Alexander Wang, осень-зима 2007

Prabal Gurung, осень-зима 2013

Jason Wu, осень-зима 2006

2010-е

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":-1,"y":78,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":-5,"y":889,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.6,"scaleY":0.6,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":false}},{"id":5,"properties":{"duration":811,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Новая волна американских дизайнеров в 2010-е четко разделилась на три лагеря. Первый — любимцы звездных стилистов. Они стремительно идут на вершину коммерческого успеха благодаря выходам знаменитостей в их одежде и пропорционально обзаводятся новыми клиентами и подписчиками на всех платформах. К этому лагерю можно отнести Brandon Maxwell и образцового выпускника проекта «Подиум» Christian Siriano — продолжателей традиций Oscar de la Renta и Carolina Herrera. Другие марки этой категории — афроамериканцы Christopher John Rogers, Sergio Hudson и Pyer Moss, особенно подсвеченные во время инаугурации Джо Байдена благодаря выходам Камалы Харрис и Мишель Обамы. В этом же поле работает и совсем сценический, во всех смыслах блестящий бренд Area. На инаугурации Байдена, кстати, отдельно засветился Markarian Александры О’Нил, наряд которого выбрала новая первая леди США Джилл Байден.

Christian Siriano, нью-йоркская неделя моды, 2012

Sergio Hudson

Christopher John Rogers

Второй лагерь — так называемые it-марки, чьи знаковые вещи становятся объектами желания благодаря инфлюенсерам. Khaite, Wardrobe NY, Batsheva и Telfar дружат с героинями молодого поколения (Batsheva, например, сделали коллаборацию с уже знаменитой падчерицей Камалы Харрис Эллой Эмхоф) и вещают на более массовую аудиторию, чем дизайнеры из первого лагеря. Эти бренды лучше слышно, а оттого и ценник порой может конкурировать с тем, что выставляют дизайнеры «гламура и истеблишмента». Здесь каждый занял свою нишу: Khaite — гламурную, Wardrobe NY — базовую, Telfar — стритстайл (Telfar Shopping Bag не просто так называют «бушвикской «Биркин»), а Batsheva — интеллектуальную, романтически-винтажно-экоориентированную.

Wardrobe NY

Khaite

Telfar

Третий же лагерь говорит о подмене, которую невооруженным взглядом можно обнаружить, глядя на современный фэшн-рынок: старые французские дома все больше напоминают нахрапистые американские бренды, пока в Штатах появляются марки с, по сути, кутюрным подходом. Из самых свежих «поступлений» абсолютная звезда сегодня — бренд Bode дизайнера Эмили Адамс Боде, чье эстетское увлечение винтажными тканями и техниками и органичное врастание мужского в женское (и наоборот) выглядят не по-американски, а очень по-европейски. Кутюрный подход близок и ее старшим товарищам Джеку Маккалоу и Лазаро Эрнандесу из Proenza Schouler, которые вручную плетут твид из кожаных лент и собирают целые коллекции из драгоценных лоскутков. Они убеждены, что нет ничего более ценного, чем уникальный ручной труд и время, потраченное на создание каждой вещи.

Bode

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}