Blueprint
T

Дом без хозяина

текст:

фото:

Саша Mademuaselle

настя сотник, полина садовникова,
Алексей исаков

20 июня Дом моды имени Вячеслава Зайцева должен отметить 40-летие первым показом за три года (последнее шоу бренда проходило осенью 2019 года). Это не первое обещанное возвращение бренда — Полина Садовникова и Настя Сотник помнят как минимум одно, которое сорвалось в последний момент. Рассказываем, почему и как это связано с тем, чем живет и как работает Дом моды.

«Вячеслав Зайцев — мэтр российской моды, он номер один!» — объясняет женщина, продающая инкогнито на «Авито» свое совместное селфи с модельером. За фото с автографом — полмиллиона рублей и ни копейкой меньше: «Тем более, думаю, после его ухода (я ему этого не желаю, естественно), такая вещь будет очень востребована». Финансовые аппетиты таинственной незнакомки кажутся откровенно завышенными, но соблазн заработать на имени Зайцева хоть что-нибудь — славу, деньги, признание — не дает покоя не только авитовским завсегдатаям. И пока одни ждут, что Зайцев «уйдет», другие все еще надеются на его возвращение.

Показ, которого не было

«После многих лет слухов о болезни и банкротстве самый известный дизайнер России, 83-летний Вячеслав Зайцев, готовится к перезапуску своего модного бренда Slava Zaitsev, которым будут руководить его сын Егор и внучки Маруся и Анастасия», — сообщала заметка, опубликованная 18 июня 2021 года на сайте The Business of Fashion. Громкое заявление у одних рождало оптимизм, у других вызывало вопросы. Как болезнь Паркинсона, которую в окружении Зайцева никогда не отрицали, вдруг превратилась в слухи? Вытянет ли такой перезапуск 61-летний член-корреспондент Российской академии художеств Егор Зайцев, так и не добившийся коммерческого успеха с собственным брендом YEZ? В каком качестве модным домом с почти 40-летней историей будет руководить 13-летняя Анастасия Егоровна Зайцева?

Замгендира Дома моды Славы Зайцева, Расул Ахмедов, до которого мы дозвонились сразу после выхода заметки на BoF, внес не слишком много ясности. «Мы только запускаем маховик производства коллекций, — сказал Расул Ахмедов. — Вячеслав Михайлович планирует выпускать две большие коллекции в год, еще будут коллекции Насти и Маруси. Сколько коллекций будет у них, не берусь говорить, потому что информация конфиденциальная. Егор Зайцев занимается чисто техническими и организационными моментами, он взял это бремя на себя. Вячеслав Михайлович ответственен только за творческую составляющую. Это его концепция, он определяет, что будет и как». Единственная конкретика — напоминание о том, что дом моды наконец-то выплатил все долги за аренду земли и коммунальные платежи, и обещание показать на московской неделе моды Mercedes-Benz Fashion Week Russia новую коллекцию. «Пока вы ее нигде не увидите, но вещи уже фотографируют. Само собой, в интернете она будет».

Оставалось только дождаться 23 октября 2021 года — именно в этот день в Музее Москвы обещали показать «уже готовую» коллекцию. 22 октября показ отменили. «Вячеслав Зайцев лег в больницу, а без его присутствия дом моды Slava Zaitsev посчитал неправильным проводить показ», — максимально дипломатично обрисовала нам ситуацию Елена Фиделина, PR-директор Национальной палаты моды и MBFW Russia. Егору Вячеславовичу Зайцеву, однако, было не до дипломатии. «У нас к нему доступа нет. Они нам сорвали показ недели моды. И без моего ведома постоянно укладывают его в разные больницы, после которых ему все хуже и хуже. Телефон у него недоступен, они, видимо, заблокировали. Он и его здоровье узурпированы этими людьми», — заявил сын модельера в интервью Пятому каналу. Непоказанная коллекция уже не интересовала никого, вместо модной прессы за тему взялась пресса желтая.

Товарищи с ограниченной ответственностью

«Этими людьми» Егор Зайцев назвал бывшего сотрудника дома моды Николая Головина и бизнесмена Вадима Хусаинова. В СМИ их чаще всего представляют как друзей или товарищей Вячеслава Зайцева, не вдаваясь в детали биографии. Меж тем Николай Алексеевич Головин, уроженец подмосковного Павловского Посада — муниципальный депутат по округу Новогиреево, беспартийный выдвиженец от «Единой России» и, если верить декларациям о доходах за 2020 год, самый финансово успешный «мундеп» в своем округе. Кстати, именно в этом качестве он в марте 2019 года вручил знак «почетного жителя Новогиреево» своему бывшему начальнику Вячеславу Зайцеву. А вот в каком именно качестве Головин работал в доме моды — выяснить не так просто.


Сам он в одних интервью называет себя то бывшим гендиректором (однако, по данным «СПАРК-Интерфакс», единственным гендиректором Дома моды Славы Зайцева до Егора Зайцева был сам Вячеслав Михайлович), то даже экс-президентом. Однако из всех бывших и нынешних сотрудников дома моды, опрошенных The Blueprint, лишь одна (пожелавшая сохранить анонимность) вспомнила, о ком идет речь. «Скажу вам так: в этом доме я проработала много десятилетий художником, с 1982 по 2020 год. Я даже не могу сосчитать всех директоров за несколько десятилетий — их называли и коммерческими директорами, и исполнительными, и директорами по развитию, — вспоминает женщина. — Периоды этого управления были бесславны: директора прибегали, за год-полтора, максимум два втирались в доверие к Вячеславу Зайцеву, воровали огромные суммы, распродавали оборудование, сдавали в аренду помещения, чем тоже свой карман утяжеляли, и потом исчезали навсегда. Головин, по-моему, единственный из них, кто просто не исчез из поля зрения». В частности, ее работу правление Николая Головина омрачило тем, что он забрал часть помещений «Лаборатории моды». «Хорошо помню, как в каком-то году он пришел к нам в „Лабораторию моды“ и сказал, мол, „Нечего шиковать! У вас такое количество площади, что можно спокойно вас подвинуть — половину площади мы у вас забираем“ Тогда у нас и правда забрали половину аудиторий и посадили за стенку от детского модельного агентства. Помню, занимаешься с вечеринками, а за стеной дети то хором поют, то бегают или плачут».

Егор Зайцев же предпочитает обсуждать не прошлую работу Головина, а нынешнюю: «Я его называю серийный опекун. Они входят в доверие, оформляют доверенность, отодвигают родных. Вячеслав Михайлович у них такой уже не первый. Это клевая профессия — можно зарабатывать неплохие деньги, забирать деньги, ссорить родственников. У меня были прекрасные отношения с папой, я спасал дом. А как Коля появился, все пошло к черту».


Другая яркая фигура в окружении Зайцева — Вадим Бариевич Хусаинов, в прошлом пограничник и сотрудник Управделами президента РФ, а теперь учредитель ООО «ФЭШН ХАУС ИНТЕРНЭШНЛ», генеральный продюсер проекта World Beauty и «организатор конкурсов красоты мирового масштаба». В частности, только в этом году он «организовал» Russian Beauty 2022 (Москва), World Russian Beauty 2022 (Крым), European Beauty 2022 (Северная Македония), Miss International 2022 (Турция) и, конечно, Slava Zaitsev Awards 2022 (Москва). Отдельная красная дата для Хусаинова — 100 лет со дня рождения Пьера Кардена, торжества по этому случаю должны пройти в июне в Москве. В интервью, опубликованных на сайтах его собственных проектов конкурсов, он не стесняется называть себя другом дизайнера.

Архивные коллекции Вячеслава Зайцева

«С Пьером Карденом меня познакомила Наталья Сумарокова (исполнительный директор центра культурного и делового сотрудничества Maxim’s Club. — Прим. The Blueprint) и Галина Де Буард (представитель Пьера Кардена в Москве и глава московского Maxim’s Club. — Прим. The Blueprint)». Знают ли о дружбе брендов Pierre Cardin и «ФЭШН ХАУС ИНТЕРНЭШНЛ» во французском бренде — вопрос открытый. Лучшая возможность задать этот и другие животрепещущие вопросы — посетить еще одно важное мероприятие в «экосистеме» Хусаинова, «Народную неделю моды для любителей и профессионалов», также известную как Slava Zaitsev Fashion Week.


Профессионалы в жюри — генеральный продюсер конкурса красоты World Beauty Вадим Хусаинов, генеральный директор Fashion House International Ирина Ершова, главный редактор журнала Modny Dom Беатрис Малахова и экс-президент дома моды Slava Zaitsev Николай Головин (все должности указаны точно как в анонсе мероприятия). Любители — начинающие дизайнеры из Донецка, Луганска, Кемерова, Севастополя, Краснодара, Благовещенска, Санкт-Петербурга, Москвы и других городов. Чуть более 30 человек приехали на Slava Zaitsev Fashion Week с разным опытом, но одинаковой заветной целью: получить из рук Вячеслава Зайцева почетную грамоту и, если повезет, сделать с ним коллаборацию. Взнос за участие в неделе моды — 45 тысяч рублей. Посещение для прессы — бесплатное. Шанс познакомиться и с Хусаиновым и Головиным — бесценный.

Показ, который был

Отель «Советский» — прямо как его название, воплощенная имитация «былой роскоши». Лепнина, сусальное золото, огромные кожаные диваны, нарядный ворс ковров, диковинное соседство портретов вождей: Сталин и Брежнев — сочетание в советское время практически невозможное, а теперь пожалуйста — кровавое величие даром что не обнимается с удушливым застоем. Рояль в фойе второго этажа расстроенный, но мы не расстраиваемся, ведь вскоре после наших неловких музыкальных экзерсисов мы встречаем двух подруг из Кузбасса. Натэлла Джураева и Чулпана Мгалоблишвили решили попробовать себя в дизайне и приехали участвовать в Народной неделе моды. «Мы закаленные девчонки, представляем коллекцию верхней одежды. У нас всегда все спонтанно. Вспышка, инсайт — и поехали. Даже практически не рисовали эскизы — у нас все из головы», — рассказывает Натэлла, пока Чулпана активно кивает. Для участия в Народной неделе моды они подали заявку на конкурс, их отобрали, а дальше попросили взнос за участие. Стоило ли оно того? Натэлла Джураева в этом даже не сомневается: «Здесь шикарная обстановка. Я в прошлом году летала сюда с племянницей со своей. Это красота, мероприятие шикарное. Мне очень все понравилось. Поэтому мы решили, почему бы и не поехать в этом году?»

Спускаемся на первый этаж и встречаем в коридоре выпускницу Луганской государственной академии культуры и искусства Валерию Шевченко. Она местная звезда, уже несколько сезонов подряд участвует в Народной неделе и как дизайнер, и как модель — и, как рассказывает, всем очень довольна. В этом году она привезла с собой подругу, Анастасию Триандафилиди, которая учится на четвертом курсе все в той же Луганской академии. В отличие от Валерии она модельной карьерой не интересуется — ей важнее стать успешным модным дизайнером.


На Народной неделе Триандафилиди покажет коллекцию, которая изначально была курсовой. Над ней она работала вместе с подругами Анастасией Горячевой и Светланой Максимовой, но у них не было денег на билеты. «Участие, конечно, дорогое. Пришлось собирать деньги, занимая у знакомых. Родители тоже помогали», — рассказывает молодая дизайнер. Но все это, по ее мнению, стоило того, ведь предстоит несколько дней интересных и, главное, полезных знакомств. «Я планирую дальше развиваться как дизайнер одежды и, возможно, аксессуаров. Посмотрим, как все сложится, но очень уж хочется влиться вот в это все, мне очень интересно», — говорит Триандафилиди.


Пример здесь подает Светлана Топалова, триумфатор прошлогодней Народной недели моды, которая в этом году открывает сезон коллекцией, созданной вместе с Вячеславом Зайцевым. «Мы с ним, конечно, почти не встречались, потому что я живу в другом городе (в Донецке. — Прим. The Blueprint), но все время созванивались, он что-то советовал по тканям и по дизайну. Я очень рада, что удалось получить такой опыт», — говорит Топалова. Ее коллекция окажется в разы сильнее всех остальных, показанных этим вечером.


Пока же вокруг суета подготовки. Все «жилое» крыло первого этажа — суматошный бэкстейдж Народной недели, населенный визажистами, стилистами, самопровозглашенными дизайнерами и школьницами. Вот Катя и Настя готовятся к показу дизайнера Светланы Коптевой. Кате — 13 лет, Насте — 14. Показ проходит вечером, но девочки тут с 12 часов, так что пришлось прогулять школу. Поесть смогли только то, что взяли с собой (питание участников не входит в программу Народной недели моды), выступают не за гонорар, а «для портфолио». Но, несмотря на это, им все «очень нравится». И бесплатный детский труд, и студентки из Луганска, отдающие немалые деньги за участие в мероприятии, и банкет за дополнительные 5–10 тысяч рублей в Зеркальном зале ресторана «Яръ». Именно в нем до банкета пройдут и показы Народной недели.

Герои нашего времени

За полчаса до открытия Народной недели моды в Зеркальном зале пусто: есть красный пресс-волл с десятками логотипов партнеров и три ряда роскошных белых стульев по обе стороны от черного подиума. На каждом — листовка с купоном на бесплатную эпиляцию в салоне красоты. Партнерами тут называют и Союз дизайнеров России, и Союз художников России, РГУ им. А. Н. Косыгина, а еще дом моды Pierre Cardin и киностудию Castle Films. Удивленные наличием в списке голливудской компании, закрывшейся еще в 1980-х, решаем узнать, как дела у остальных партнеров.


Союз дизайнеров России и дом Pierre Cardin не ответили на запрос The Blueprint. Бойцова Татьяна Ивановна, начальник отдела информации Союза художников, сообщила, что факты сотрудничества с Народной неделей Славы Зайцева ей не известны. А в РГУ им. А. Н. Косыгина, у которого «исторические дружеские и очень теплые» отношения и с домом моды, и с Егором Зайцевым, и с самим Вячеславом Михайловичем (оба выпускники и сотрудники университета), про Народную неделю моды ничего не знают. Во всяком случае, если верить Галине Пацкевич, руководительнице отдела внешних и внутренних коммуникаций РГУ. Действительно, подпись ректора РГУ Валерия Савельевича Белгородского на дипломах победителей Народной недели моды совсем не похожа на его же подпись на официальных бумагах. Однако на сайте РГУ без труда можно найти отчет о праздновании Дня знаний, на котором первокурсников поздравляет не только сам ректор, но и почетные гости. Среди которых на третьем месте — генеральный директор компании Fashion House International Вадим Хусаинов.

Архивный показ Вячеслава Зайцева

Вячеслав Зайцев и Пьер Карден

На крохотной фотографии с Дня знаний Хусаинова почти не разглядеть, но в Зеркальном зале Яра не заметить его значительную фигуру невозможно. Особенно когда в зале гаснет свет и он, под торжественную музыку (заиграла не с первого раза) поднимается на сцену, чтобы сообщить: Вячеслав Зайцев, как и месяц назад, на показ не приехал. «Вы все очевидцы того, что сейчас происходит в доме моды. Сегодня Вячеслав Михайлович не с нами, поскольку болеет и не может открыть неделю моды». И пока собравшиеся вспоминают, очевидцами чего именно они оказались, Хусаинов заходит с козырей: «Я хотел бы пригласить на эту сцену нашего главного хедлайнера сегодняшнего мероприятия — встречайте, Николай Алексеевич Головин. Благодаря этому человеку Вячеслав Михайлович обеспечен всем: вниманием, средствами обеспечения, заботой. Он очень сильный человек. Поэтому Головин был, Головин есть и Головин будет».


Едва ли участники из Донецка и Благовещенска ехали в Москву в надежде увидеть вживую муниципального депутата из Новогиреево, но для The Blueprint это шанс поговорить с Головиным. Ведь в его депутатской приемной телефон как будто вовсе не работает. По-депутатски улыбчивый Головин окажется не слишком многословен и красноречив: «Есть серьезный очень аргумент, почему делаем Zaitsev Fashion Week, и вам это должно служить стимулом: Коко Шанель образования не имела, но Chanel знает весь мир. И поэтому я вам передаю еще раз пожелания удачи, чтобы вы были счастливы и состоялись, потому что высшее искусство, наверное, для человека и для жизни на земле не существует. Всего вам доброго».


Произнеся эти слова, Николай Головин сотрет капли пота со лба и займет место по левую руку от Вадима Хусаинова. Чуть позже рядом с ними окажутся другие звезды Народной недели — участники TikTok-объединения Tim Big Family, музыкант Тимур Гарафутдинов, его сестра, певица Лучана, и их мама, Галина Гарафутдинова.


Когда они зайдут в Зеркальный зал легендарного ресторана «Яръ», Вадим Хусаинов заметно засуетится, попросит уступить им места в первом ряду и торжественно объявит в микрофон: «К нам присоединились наши прекрасные друзья, которые активно помогают Вячеславу Михайловичу в последнее время и всегда поддерживают нашу Народную неделю моды. Поаплодируйте TikTok-семье Tim Big Family!»


Как именно семья Гарафутдиновых помогает Народной неделе, не очень понятно. Тимур, сидя в первом ряду, снимал себя на фронтальную камеру для сториз, а в какой-то момент вышел на «подиум», чтобы исполнить свой новый трек в паре с певицей Лаурой Алпатовой. Она — еще одна звезда Fashion House International и многократная лауреатка конкурсов красоты World Beauty International, которая на наших глазах открывала едва ли не каждое шоу Народной недели. Лучана в перерыве между показами и неофициальной частью с фуршетом попросила Вадима Хусаинова помочь ей снять видео в TikTok, «а то надо как-то поддержать эту тему». Да и Галина Гарафутдинова приехала на Народную неделю явно не за тем, чтобы посмотреть коллекции молодых дизайнеров. «Я всегда ходила только на открытие или только на закрытие yедели моды — ну, когда Вячеслав Михайлович был здесь, — сказала она в разговоре с The Blueprint. — Если бы не Хусаинов, Вячеслав Михайлович бы так и продолжал сидеть в своем доме в Каблуково».


О доме в подмосковном Каблуково семья Гарафутдиновых знает не понаслышке. Именно там Галина (также известная под творческим псевдонимом Mamagala), Тимур и Лучана Гарафутдиновы снимали скандальные видео в TikTok с участием Вячеслава Зайцева, которые помогли членам Tim Big Family в общей сложности набрать почти пять миллионов просмотров в TikTok. С дизайнером они знакомы больше 13 лет: в 2008 году Гарафутдиновы стали участниками программы «Модный приговор», которую Вячеслав Зайцев тогда вел вместе с Эвелиной Хромченко и Ариной Шараповой. После «суда» в эфире Первого канала Гарафутдиновы продолжали поддерживать связь с дизайнером, а весной 2021-го вновь оказались на федеральном телевидении все вместе.

Тогда видео с 83-летним дизайнером из аккаунтов @timbigfamily, @galinatimbigfamily и @lyuchana показали на Первом канале и «России-24». В студию «Пусть говорят» Гарафутдиновы приходили в компании Вадима Хусаинова и Николая Головина, которые уже не раз заглядывали на шоу, чтобы обсудить печальное будущее дома моды Slava Zaitsev с Егором Зайцевым и Расулом Ахмедовым в руководстве. Бывает ли семейство Tim Big Family в Доме моды на проспекте Мира? «Зачем? Там у нас нет друзей», — сухо отвечает Галина Гарафутдинова.


А вот Николай Головин прямо рекомендует нам отправиться на проспект Мира и не донимать вопросами его: «Слушайте, я не хочу об этом говорить. Я понимаю, зачем вы это все спрашиваете, но не будем об этом. Вы сходите на проспект Мира и задайте все эти вопросы про то, как живет дом моды, как будет жить и что об этом всем думает Вячеслав Михайлович Зайцев».

Дом с привидениями

Кто мы, чтобы спорить с депутатом? Отправляемся в дом моды Slava Zaitsev на проспекте Мира, 21. Заходим не в бутик, а в дверь правее. Справа — полупустой гардероб, чуть дальше — стойка охранника. На ней в несколько стопок лежат листовки-афиши «Сказки в байк-центре». Кажется, это примета дружбы генерального директора дома моды Егора Зайцева с клубом «Ночные волки». Его основатель, Александр Залдостанов по кличке Хирург — давний друг Егора.

За спиной охранника — стена с ключами от всех помещений дома моды. Цех, дем. зал, бар (так тут называют третий этаж, где, как рассказывают сотрудники-старожилы, когда-то находился бар «Слава Зайцев»). Разумеется, магазин. Точнее, как его тут называют, «магазин-салон-бутик». На стенах картины Зайцева-старшего, на рейлах — текущие коллекции, на подиумах — музейный эксклюзив. Цены на вещи из коллекций — от 20 до 60 тысяч рублей. Можно приобрести даже отдельные предметы из архивов, например, жакеты из ивановского ситца или кейпы из зонтичной ткани (кстати, выглядящие очень актуально). Вещи под брендом Егора Зайцева Yegor Zaitsev, которые висят в отдельной зоне, стоят примерно столько же. Тут есть, например, косухи, «в которых полдома ходит», платья мини и брючные костюмы. А еще куртки и жакеты с фирменными «шипами» Егора Зайцева — результатом, по его собственным словам, влияния Александра Маккуина.

Отдельный рейл в магазине-салоне-бутике занимает самая свежая коллекция. Это вещи из недавно запущенной линии больших размеров, над которой Егор и Вячеслав Зайцевы работали вместе. «Вячеслав Михайлович два раза в неделю приезжает в дом, работает с конструкторами, показывает новые эскизы. И вот как раз одна из новых совместных коллекций. Видите, часть костюмов с длинными рукавами, часть — с иначе обработанными. Они немного разные, но в одном направлении: потому что отец и сын», — уточняет Галина Крючкова, арт-директор коллекций дома моды.


Часть вещей, к которым она лично приложила руку, мы тоже видим в бутике — это, например, красная сумка с перьями, расшитая бисером и пайетками. Она вложена в руку одного из десятка манекенов, которые стоят на специальных подиумах. Потрепанные манекены одеты в настоящий кутюр, которым когда-то и прославился Слава Зайцев. Вот знаменитая коллекция из павловопосадских платков, вот фирменные объемные разноцветные мужские шерстяные пальто с массивными пуговицами, вот платья из индийских сари, а вот декоративные шляпы-птицы, которые сегодня вполне можно было бы представить на персонажах вроде Кэрри Брэдшоу.

Галина Крючкова выносит на руках еще несколько кутюрных экземпляров, которым пока не нашлось места на манекенах. «Видите, какой тут особый рисунок вышивки. Как хвост жар-птицы. Вячеслав Михайлович особенно любит такие сказочные мотивы. А вот это платье мы так и называем „жар-птица“, — уточняет Крючкова, показывая золотое платье в пол, расшитое пайетками. — У нас портная, бедная, с баночкой этих пайеток, знаете, как из-под соленой капусты, сидела у него несколько дней. Каждую вручную пришивала, потому что иначе никак было — рисунок не сложился». Это платье тем же вечером «выйдет» на подиум в рамках показа фонда «Русский силуэт» Татьяны Михалковой в музее «Собрание».


«Архивные вещи у нас, конечно, дорого стоят — от миллиона, это все-таки музейные произведения. Про них редко спрашивают, но так человек десять в день точно бывает. Что-то покупают. В основном в последнее время еще заходят студенты художественных школ, молодые модные девочки», — говорит продавец-консультант по имени Анна.


В сам архив и на производство не пускают никого: «распоряжение Вячеслава Зайцева» или, как его тут все называют, Шефа. Нас, впрочем, после долгих уговоров все-таки пустили в экспериментальные цеха и конструкторские мастерские, взяв обещание ничего не снимать. Хотя ничего сенсационного тут нет: столы со швейными машинками, развешанные лекала, эскизы новых коллекций, недавно пришедшие ткани, а также эскизы, подписанные Вячеславом Зайцевым. Портные говорят, что как раз недавно виделись с Вячеславом Михайловичем, получили от него напутствия по работе над коллекцией и вот работают над ней. Когда показ? Каждый, кого мы видим, пожимает плечами. «Ковид, сами понимаете, вот только вернулись к работе, так что пока просто готовим коллекцию — а там посмотрим», —

говорит Галина Крючкова.


Архивный показ Вячеслава Зайцева

Отдельный повод для гордости — «Лаборатория моды». Вячеслав Зайцев придумал ее в конце 1990-х, вскоре после поездки в лондонский Central Saint Martins. «Да, там обучение очень дорогое. Зато все преподаватели — дизайнеры, которые активно работают, — писал Зайцев в своей автобиографии. — Я решил, что одного года достаточно, чтобы получить полноценное образование в области моды, если этот год будет насыщенным. И мы решили создать курс — не академию, не школу, а именно лабораторию моды. Это название лучше всего отражает смысл происходящего внутри». Для поступления в «Лабораторию моды» нужно пройти собеседование, имея на руках хоть какие-то навыки шитья и создания одежды. «Без подобных навыков не брали, хотя я думала, что возьмут всех, у кого есть деньги. Но они [представители „Лаборатории моды“] объяснили, что позорить имя Вячеслава Зайцева нельзя. Деньги не были первостепенной целью», — рассказывает Эсет Тимурзиева, закончившая обучение в 2019 году. По ее словам, занятия проходили по пять дней в неделю, и раз в месяц студенты сдавали зачет лично Вячеславу Зайцеву.

В целом же в огромном доме на проспекте Мира чувствуется некоторое запустение, но внутри дома к нему относятся скорее как к очищению от «сомнительных арендаторов»: фотостудий, мелких офисов, салонов красоты. От того, что сам Егор Зайцев в разговоре с нами без обиняков назовет «всем этим говнищем». С тех пор как Егор Зайцев вступил в должность директора, от «говнища» избавились, а в здании провели ремонт. «Ремонт длился целый год, поэтому многие и решили, что дом моды закрылся», — говорит продавец Анна. По данным СПАРК, сейчас в Доме моды Вячеслава Зайцева числится 33 сотрудника. Егор Зайцев утверждает, что еще часть людей работают с организацией на аутсорсе, да и вообще всю старую команду постарались «сохранить по максимуму». Но и без новых лиц не обошлось.


     








По Московской неделе моды в Гостином дворе Расула помнит телеведущая и стилист Таша Строгая. «С Расулом я была знакома потому, что регулярно участвовала с показами своего бренда Tasha Strogaya в Гостинном дворе», — рассказывает она. Правда, по ее воспоминаниям, Ахмедов выступал не со стороны организаторов мероприятия, а со стороны одного из брендов-участников, дагестанской марки Shamkhal. Ее снователь Шамхал Алиханов наконец-то расставляет все точки над i: «Он был арт-директором у меня. Договаривался с людьми, общался с журналистами, занимался выездами и прочим. Одним словом — действенный товарищ. Потом Расул перешел в неделю моды — парень он активный, коммуникабельный и ответственный, поэтому, думаю, его и позвали. А потом Зайцев пригласил к себе», —

вспоминает Алиханов.

Самое заметное — тот самый нынешний замгендира дома моды Расул Ахмедов, с которым мы говорили после выхода заметки на BoF. Расул рассказывает, что познакомился с Вячеславом Зайцевым в начале 2010-х на неделе моды в Гостином дворе, и тот пригласил его к сотрудничеству. По словам Ахмедова, он был руководителем службы рассадки недели моды, и даже показывает разворот про себя в глянцевом журнале с игривым заголовком «Кого он только не сажал». Генеральный директор Moscow Fashion Week Владислав Ящук подтверждает, что Ахмедов действительно занимался рассадкой гостей на Московской неделе моды, хотя директором его не называет.

По мнению Алиханова, Расул загорелся идеей восстановить былую славу модного дома. Наша анонимная собеседница, уволившаяся из дома моды в 2020 году и заставшая появление Ахмедова в бренде, добрых слов в его адрес не находит. «Лично со мной он совершенно омерзительно себя повел с человеческой точки зрения — я даже не вдаюсь ни в какие профессиональные вопросы, но повел себя по-хамски, когда я пришла забрать свои личные вещи из „Лаборатории моды“. Он сказал, что не отдаст мне ничего, мол, все, что находится в лаборатории, принадлежит дому моды. А я там теперь никто и звать меня никак, ведь предала Зайцева (очевидно, тем, что подала заявление об уходе). Если бы не мой помощник, ситуация дошла бы до того, что Расул ударил бы меня и пришлось бы вызывать полицию. В тот раз он ничего не дал мне забрать — сказал, что я могу взять чашку и тапочки. В результате долгих переговоров спустя месяц я все же смогла вернуться, но забрать получилось только половину вещей».


Зато, по мнению Алиханова, именно Расулу принадлежит инициатива помирить Вячеслава Зайцева с сыном. «Понимаете, у нас на Кавказе всегда воспитывается уважение к старшим: сын должен всегда принимать условия отца. И вот Расул загорелся примирить отца с сыном». Эта задача пока не выглядит решенной даже наполовину.


Сын своего отца

Поднимаясь на восьмой этаж дома моды, где назначена встреча с Егором Вячеславовичем, морально готовимся к разговору. Коллеги из других изданий, общавшиеся с Зайцевым-младшим за некоторое время до нас, готовили к разному. Что он «не совсем адекватен», что «излишне агрессивен», что вряд ли расскажет что-то «по делу». Личный сайт Егора оптимизма тоже не добавляет: трогательные детские фотографии, отчеты с коллекциями, откровения непонятого художника и собственные стихи — и все это эгоцентрично брендировано ЕГОРXYEGOR. Так что пока лифт ползет с этажа на этаж, напоминаем себе, что говорить мы будем как-никак с членом-корреспондентом Российской академии художеств, доцентом кафедры костюма в РГУ им. Косыгина.


Член-корреспондент, доцент и генеральный директор Дома моды Славы Зайцева встречает нас вполне адекватно и уж точно не агрессивно: «Заходите, пожалуйста, угощайтесь печеньем. Чай или кофе? Да, воду можно, конечно. Простите, я сейчас доделаю пару дел — и поговорим, хорошо?» Он сидит за большим столом, заваленным бумагами. Напротив него на диване — его супруга Екатерина Ромашкина, в прошлом модель агентства Z’s Models (агентства при Доме моды Вячеслава Зайцева), а сегодня — арт-директор показов. «Знала, что я буду сегодня, надела „мою“ рубашку, приятно», — хвастается Егор Зайцев. У стола сидят уже знакомый нам Расул Ахмедов и технический директор дома моды по имени Андрей. Они согласовывают с Зайцевым расходы за обслуживание МГТС и обновление витрин. Дверь в коридор открыта — по нему то и дело бегают модели все того же агентства: им делают макияж, прически — одна из них заглядывает в кабинет. «Ты чего опаздываешь?» — бросает Егор. «Кормящим матерям можно!» — говорит, улыбаясь, модель и радостно обнимает Егора. «У нас сегодня показ архивных предметов дома, „Русский силуэт“ Тани Михалковой устраивает, — объясняет сцену Егор Зайцев. — Шеф тоже должен приехать».


Вячеслав Зайцев с сыном Егором Зайцевым

На стенах кабинета развешаны фотографии разных показов Slava Zaitsev, а также символика клуба «Ночные волки». Глаз цепляется за почетную грамоту в золотой рамке. «Выдана Зайцеву Егору Вячеславовичу за оказание гуманитарной помощи Донецкой народной республике», — гласит она. «Сфотографируйте тоже», — с гордостью обращает внимание Егор Зайцев. На вопрос, за что ему вручили бумагу, он говорит: «Ну как, я помогал, чем мог. Там все-таки наши ребята воюют (речь идет о боевых действиях до начала „специальной операции“. — Прим. The Blueprint), это давно известно. Что-то из вещей отправлял — мы и домом моды им помогали», — отвечает он.


Военная тема вообще увлекает Егора Зайцева — на это особенно обращаешь внимание, когда он показывает любимые вещи из магазина бренда. «Мой дед летчик-испытатель, оглох на войне. Его оригинальная шинель висит у меня в кабинете. Мы ее взяли за основу своих шинелей, просто немного стилизовали, сделали модели разной длины», — рассказывает он. Кажется, что дизайн для него — дело в первую очередь личное.


«Где-то с 1991 года я выступал как дизайнер под брендом дома, делал отдельные блоки в коллекциях Slava Zaitsev. И потом понял, что мне нужно из этих стен уходить, потому что меня не просто не ценят, меня ненавидят. Была ужасная травля, я потерял в себя веру. И стал рисовать странные вещи. И потом я узнал, что умер Маккуин. Я его фанатом особо не был, мне больше нравился Гальяно, потому что мы с ним ровесники. Но тем не менее смерть Маккуина на меня, еще и в том состоянии, повлияла. И я стал рисовать повешенного. И из этого эскиза появилась коллекция вещей — наполовину „шипованных“, наполовину гладких», — сбивчиво пересказывает Егор собственный творческий путь. Эта долгая извилистая дорожка в итоге привела его к неизбежному — необходимости спасать семейное дело.


По его собственным словам, это не долгожданное признание, а тяжелый крест, который больше нести просто некому: «Творчество свое мне пришлось сейчас в жопу засунуть. Понимаете, нельзя, когда пожар, засуха и потоп, читать стихи под деревом. Поэтому я перестал это делать. И рисовать тоже перестал».


Пожар — может, и банальная, но емкая метафора катастрофических долгов, накопленных домом моды к 2019 году. 58 миллионов рублей, которые организация задолжала Департаменту городского имущества города Москвы, решением Арбитражного суда Москвы от 5 июня 2020 года сократили до 13 170 059 рублей 10 копеек. Также требовалось возместить пени в размере 6 213 438 рублей. Итого, учитывая государственную пошлину (150 985 рублей), дому моды всего-то надо было заплатить 19 534 482 рублей, чтобы начать новую жизнь. Для хронически убыточного предприятия — сумма почти такая же неподъемная, как и исходные 58 миллионов. По словам Егора, дом моды неоднократно просил о льготах, о снижении аренды на землю, а также обращался за присвоением статуса музея или хотя бы просто значимого культурного объекта, «ведь это наше наследие». Но соответствующего документа в рамочке на стене Зайцева пока нет: с этой гуманитарной помощью к нему никто не приходит.


«Год мы думали, что делать, — рассказывает Егор Зайцев. — В итоге было принято решение продать пристройку. Единственный этаж, работавший в этой пристройке, — третий, где был небольшой демонстрационный зал, пять-шесть кабинетов, гримерки и святое место для меня и для Шефа —

наш кабинет».

«Я сказал: „Ты глава дома, ты хозяин и главный художник, решай“. Я надеялся, что он скажет „нет“. А он говорит: „Да, все продавайте“. И у меня будто слезы внутри», — рассказывает Егор Зайцев. Продажа пристройки дома моды на проспекте Мира стала новым поводом для громких журналистских сюжетов. «По телевизору говорили, что мы за 400 миллионов продали ту пристройку!» — возмущается Егор Зайцев. По его словам, это неправда: выручить за здание удалось лишь 158 миллионов (The Blueprint не удалось проверить эту информацию по открытым источникам). Вся сумма ушла на нужды дома: ремонт, сотрудников. «Зарплату я не повышал ни Шефу, ни себе — не до того было. Хотелось удержать всех портных, которые остались, я постарался по максимуму поднять им зарплаты. Я с этого ни копейки не получил, хотя мне все говорят, что нужно новую машину купить. Да какую машину! У меня есть мотоцикл, плюс я езжу на старом папином джипе», — говорит Егор Зайцев.


Зайцев-старший, кажется, помнит ситуацию не совсем так или не помнит вовсе. Иначе как объяснить, что в июне 2021 года Вячеслав Михайлович подал заявление в Следственный комитет с просьбой проверить законность сделки о продаже той самой «пристройки». Дескать, руководство дома продало имущество без согласия своего главного акционера. По мнению Егора, все это — часть игры, которую ведут против него Хусаинов и Головин. «Когда отец попросил меня привести дом в порядок, я обозначил два условия: чтобы я был гендиректором и чтобы не было обратных откатов к тому, что было раньше.Чтобы не было Головина», — вспоминает Егор Зайцев. С тех пор, по его словам, оставшийся без работы Николай Головин и ополчился на Егора, подключив медиаресурсы Вадима Хусаинова. «Понимаете, это все манипуляции против меня, чтобы я считал себя никчемным говном, бросившим отца, не умеющим рисовать», — говорит он. И в самом деле из лагеря противников с завидным постоянством доносятся одни и те же упреки: Егор бросил отца, не звонит ему и никогда не навещает.


Егор и не отпирается — признается, что в последнее время боится ездить в подмосковное Каблуково, как и в парижскую квартиру отца. «Кто знает, кто там сейчас, что нам сделает? Понимаете, Головин подмял давно всех [кто рядом с Вячеславом Зайцевым]. Его устами сказано не пускать Егора в усадьбу. При этом там свободно бывают все, кому разрешено. Но так у него дома всегда экономка Таня и помощник, водитель Олег», — уточняет Егор. Самому ему от отца, кажется, не надо ничего, кроме доброго слова. «Я мечтал, что папа скажет: „Егор, спасибо, что ты пожертвовал всем, помог мне и дому, нашей семье, нашей династии“. Мне ничего не нужно, я не хочу быть ни наследником, никем. Маруся (старшая внучка Вячеслава Зайцева. — Прим. The Blueprint) официальная наследница. Я могу и охранником работать, только на кресле, потому что стоять долго не могу», — говорит Егор.

Отче наш

Невысокий и улыбчивый Вячеслав Зайцев, судя по тем же TikTok-роликам из его имения в Каблуково, ходит с трудом, а по лестнице поднимается только в специальном кресле. Однако физическая немощь не мешает ему монументально возвышаться над всеми героями этой истории. Просто одни, как Головин и Хусаинов, стараются погреться в лучах его тускнеющей славы, а другие, как Егор, никак не могут выйти из тени, которую Зайцев-старший отбрасывает. Единственный советский кутюрье, «красный Диор», человек, одевавший Горбачеву и Пугачеву, — он не только не сумел превратить свой творческий потенциал в коммерческий успех, но и не смог окружить себя подходящими для этой цели партнерами.

«Дело в том, что начиная с 90-х годов Слава Зайцев напродавал право на свое имя некоторому количеству людей. И есть довольно большое количество вещей... Например, мужской бренд „Слава Зайцев“ с костюмами, он не имеет никакого отношения к Славе Зайцеву вообще, совсем. Эти костюмы продаются в каком-нибудь „Райкин Плаза“, они выставляются на выставках. Но там только есть имя от Славы Зайцева, там нету, собственно, никакого его отношения к этому. И таких вещей довольно много, потому что он в свое время торговал своим именем», — рассказывает исследователь моды (пожелавший остаться анонимным), который долгое время изучал историю дома моды.


По мнению многих, именно в этой неразборчивости — причем не только в проектах, но и в людях — и есть корень всех проблем дома моды. С этим согласна и анонимная экс-сотрудница: «Я познакомилась с Вячеславом Михайловичем, когда мне было 17 лет, а ему 40. Тогда он был энергичным, настоящий человек — сгусток энергии и талант. Его отношение и к бренду, и к сотрудникам всегда очень сильно зависело от его настроения. Как что-то его расстроит — он всех собак спускает. Что-то приятное происходит — он пряники всем раздает. Человек он очень доверчивый, а у таких людей всегда есть доброжелатели: в разное время они доводили дом до убыточного состояния. Сейчас все усугубляется, поскольку Вячеслав Михайлович не в состоянии ничем заниматься».


Те самые «слухи о болезни», которые бодро разоблачал Расул Ахметов, — увы, медицинский факт. И модный критик Ольга Михайловская, которая взяла одно из последних больших интервью у Вячеслава Зайцева, вспоминает, что во время того разговора, в июле 2018-го, он уже был очень плох. «Знаете, у него были таблетки, которые, когда он выпивал, полчаса сразу мог с тобой довольно бодро поговорить. Но по истечении этих 30 минут он будто увядал. И дальше шла уже довольно бессвязная речь», — уточняет она.


Архивная коллекция Вячеслава Зайцева

Когда мы сами пытаемся дозвониться до Вячеслава Зайцева, трубку берет тот самый «помощник Олег» — водитель и ассистент Зайцева Олег Катели. «Пожалуйста, перезвоните в другой день. Мы едем в больницу», — отрезает он. В другой день Вячеслав Зайцев отвечает на звонок самостоятельно. Разобрать его речь непросто: она сливается в поток звуков, из которого периодически все же можно выловить отдельные слова. «Идет. Все нормально», — отвечает Вячеслав Зайцев на вопрос о том, как продвигается работа над новой коллекцией. «Нормально чувствую себя», — продолжает дизайнер, но на долгий разговор его сил явно не хватает.


Во время следующего звонка трубку вновь берет Катели. Он уточняет, что звонок идет по громкой связи: отвечать будет Вячеслав Михайлович, а Катели — расшифровывать его слова. «Да, [с прошлого года] состояние улучшилось». По словам помощника Вячеслава Зайцева, дизайнер действительно выбирается в дом моды пару раз в неделю, как говорят Егор и сотрудники Slava Zaitsev. Видится ли он с сыном? «Отношения с Егором хорошие, все нормально», — говорит Олег Катели. Но уже вскоре после нашего разговора Вячеслав Зайцев даст короткое интервью «Комсомольской правде», в котором пообещает разогнать нынешнее руководство дома моды и наконец-то навести в нем порядок. Кажется, безоблачными эти «хорошие» отношения не назовешь.


Радужные прогнозы на проспекте Мира и грозные обещания из Каблуково сводятся в итоге к одному. Вот-вот вернется барин и наведет порядок: то ли выгонит Ахмедова и вернет Головина, то ли начнет вновь выпускать коллекции, достойные собственного исторического наследия, то ли наберет из лауреатов Народной недели моды целый класс уникальных талантов, чтобы возродить российскую фэшн-индустрию. Однако, если отбросить любовь, ненависть и надежду, 84-летний дизайнер едва ли найдет в себе силы на все из вышеперечисленного. Шеф — не приедет. Надо справляться самим.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}