T

IS DEAD?

В Европейскую часть России, кажется, наконец пришла зима. Но переоденемся ли мы в шубы? Под напором активистов, а может, по велению сердца дизайнеры один за другим отказываются от натурального меха. Какие альтернативы они предлагают и почему этика здесь вступает в противоречие с экологией?

Марлен Дитрих

«Дама в мехах», Эль Греко

плакат организации PETA против использования натурального меха

«Дама в мехах» на полотне Эль Греко, Марлен Дитрих в меховом манто на постере 1930-х годов, Бьянка Джаггер в объемном пальто на входе в «Студию 54» в 1977-м — мех на протяжении столетий считался символом роскоши и показателем статуса, пока в 1980-х годах не стал мишенью для экоактивистов. Именно тогда борцы за права животных начали устраивать демонстрации у меховых салонов и обливать краской светских дам, недальновидно облачившихся в чернобурку или соболя. В середине 1990-х Кристи Тарлингтон и Наоми Кэмпбелл появились на плакате организации PETA (People for the Ethical Treatment of Animals — «Люди за этичное отношение к животным»), гласившем: I’d rather go naked than wear fur («Лучше голым, чем в мехах»), а бренд Calvin Klein полностью прекратил работу с мехом.

протест Fur Free Friday, 1999. Проводится ежегодно в черную пятницу в магазине NORDSTROM, сиэтл, организацией по защите прав животных Northwest Animal Rights Network

В нулевые началась вторая волна фур-шейминга, к которой присоединились Ralph Lauren, Tommy Hilfiger и Vivienne Westwood, в 2010-х годах их примеру последовали Hugo Boss, Armani, Versace, Gucci, Prada и Coach. В 2017 году Yoox Net-A-Porter Group полностью отказались от продажи меховых изделий; в 2018 году Британский модный совет сообщил, что отныне на Лондонской неделе моды одежды из натурального меха не будет, а в прошлом году сама Елизавета II приняла решение отказаться от меховых пальто и аксессуаров. «Я не хочу убивать животных, чтобы делать модные вещи. Это неправильно», — решительно заявила Донателла Версаче в интервью журналу «1843». «Новые технологии позволяют нам создавать роскошные вещи и без использования натурального меха, — вторил ей Майкл Корс. Искренняя забота о братьях наших меньших удивительным образом укладывается в прагматичное маркетинговое русло, ведь, согласно исследованиям, 64% миллениалов выбирают бренды, чьи этические и экологические ценности они разделяют. И за эту общность интересов они вполне готовы переплачивать. «Действительно, мы видим, что клиенты стали все чаще интересоваться eco/sustainable-марками, — комментирует старший байер ЦУМа Ксения Азарова: «Поэтому мы стараемся, чтобы в нашем ассортименте были коллекции, посвященные этой теме, — например, обувь FWD из переработанного пластика; капсульная коллекция футболок Polo Ralph Lauren, созданных из переработанных материалов».



манхэттен, 1989. фото: Гейб Киргхаймер

Polo Ralph Lauren

Не особо верит в чистосердечные порывы fur-free-неофитов Джульетта Гурман, основательница мехового бренда By Giulia (чьи шубы выбирают Карин Ройтфельд, Магдалена Фраковяк, Вероника Хейлбрюннер, а также российские it-girls Оксана Пономарева и Мария Михайлова). «Пока сами дизайнеры не отказались от использования кожи и не стали веганами, эти заявления — чистой воды лукавство, — считает Джульетта: «Вам жалко убивать норок и соболей, а коров — нет? Соболя, по вашему мнению, более симпатичные?» Однажды дизайнер сама попробовала отказаться от меха, заменить шубу на зимнее пальто, однако эксперимент с треском провалился: «Во-первых, мне было холодно, а во-вторых, в одном пальто не проходишь весь сезон, нужно как минимум две-три штуки — для разных комплектов. А я все-таки не поклонница шопинга, ношу одну пару джинсов и сумку годами». В соболиной шубе, по мнению Гурман, можно прекрасно себя чувствовать при любой температуре в диапазоне от −10 до −30 градусов. «Выноска» меха составляет около 20 лет, поднадоевшую за десятилетия вещь можно будет перешить, отремонтировать, передать по наследству, плюс — это абсолютно натуральный материал. По этой причине не торопится отказываться от меха и Louis Vuitton. Как заметил президент LV Майкл Берк в интервью РБК: «Мех — наиболее этичное с экологической точки зрения сырье в мире, люди используют его более 15 тысяч лет».

Louis Vuitton

Yves Salomon

By Giulia

К тому же деятельность зоозащитников, по мнению Джульетты, может нанести серьезный удар по экономике некоторых крупных регионов России — Камчатки, Приморья, Ставропольского края. По утверждениям представителей аукционного дома «Союзпушнина», в меховой промышленности и так в последние пять лет наблюдается резкое сокращение производства (закрываются зверофермы, меховые аукционы), а профессиональные охотники и представители малых народов Севера не могут добыть средства для собственного существования. С другой стороны, поворот многих международных брендов от меха в сторону дубленок и пуховиков не сильно повлиял на его продажи в России. «Традиционно меховые бренды, такие как Yves Salomon, по-прежнему успешно продают свои изделия, — подтвердила Ксения Азарова. — Клиент на эту категорию товара в нашей стране, безусловно, есть, и он вряд ли в ближайшее время изменит свои предпочтения в сторону экомеха».


«Я считаю, что у человека всегда должен быть выбор. Как в супермаркете должны быть и мясо, и соевые продукты для вегетарианцев, так же и в магазинах одежды — и шубы, и экомех, и пуховики. Никаких крайностей», — убеждает нас Джульетта. Но давайте хотя бы определимся, какие альтернативы меху у нас есть на сегодняшний момент?


Самый очевидный вариант — это шубы из так называемого экомеха разных фактур, кроя и оттенков, которые уже буквально заполонили витрины и рейлы магазинов. Причем цены на изделия из fauх fur вовсе не демократичные — пальто Vetements на распродаже достанется вам за 1700 евро, а «меховой» шарфик Balenciaga — за 835.


По мнению Ксении Чилингаровой, основательницы бренда Arctic Explorer, высокая цена на экомех во многом обусловлена себестоимостью производства. «Есть, конечно, и менее дорогой мех, но он будет слипаться в дождливую погоду. Здесь работает золотое правило: чем больше усилий приложено — тем дороже материал».



Вторая причина, как объясняет предпринимательница, заключается в том, что индустрия еще не до конца перешла на экомех: фабрики отказываются производить его в больших количествах, потому что у брендов-заказчиков просто не набирается объем: «У меня маленький бренд, я хочу купить у фабрики партию, они продают тысячами метров, а я себе могу позволить пару сотен».


Как потребитель Ксения готова платить за экомех, как предприниматель — нет: «Если говорить про мой бренд — мне, наверное, проще отказаться от использования экомеха. Когда будут финансовые возможности — буду использовать. А что касается меня лично — я давно отказалась от шуб и дубленок и плачу за экомех. Все равно получается, что моя шуба Junia Watanabe будет стоить дешевле, чем норка у Fendi».


Также ни для кого уже не секрет, что такой «мех» можно было бы называть этичным, но никак не экологичным: синтетические волокна получают из полиэстера, сжигая в процессе производства немало углеводородов, так что карбоновый след искусственной шубки может дать фору кругосветному путешествию. Срок носки у «чебурашки» невелик, зато разлагаться она будет в лучшем случае пару десятилетий. Свою лепту она внесет и в распространение микропластика.

Владелица комиссионного магазина Buy Buy Me Виктория Клиновская не считает себя поклонницей меха, однако и в ее гардеробе можно найти эксцентричное меховое пальто IRFE (легендарного бренда, основанного еще князем Феликсом Юсуповым и его супругой Ириной Романовой) и классическую норковую шубу по собственному эскизу. Семь лет назад, когда магазин только открылся, Вика активно принимала изделия из меха на реализацию, сейчас от этой идеи уже отказались. Причин несколько: во-первых, хранить изделия из меха непросто — нужны специальные меховые холодильники. Во-вторых, спрос на шубы заметно уменьшился, сейчас покупательниц больше интересуют парки и объемные пуховики. Журналист Алден Уикер, специализирующаяся на устойчивом развитии, рекомендует не забывать и про «этический мех». Она приводит в пример мех койота на куртках Canada Goose: бренд использует мех особей, которые распространились далеко за пределы традиционной среды обитания в Канаде или попали в ловушку в дикой природе.

Stella McСartney

Vika Gazinskaya

Еще один вариант совмещения этических ценностей с экологическими — мохерово-альпаковые шубы Vika Gazinskaya, которые едва ли можно назвать «искусственными». Убежденная вегетарианка и пионер экологичного подхода в своих коллекциях не использует ни кожу, ни мех: «Компания, которая производит мохер, аккуратно стрижет высокогорную овцу или альпака — и ни в коем случае не под нож, чтобы ей не было больно и страшно. В процессе из полученного волокна делают „шкуру“, которую затем насаживают на хлопковую основу. И уже этот материал, полученный с фабрики, мы стираем — где-то для текстуры под каракульчу, где-то под овчину». Вика носит свои пальто, даже когда в Москве −20, и чувствует себя в них максимально комфортно. А к нынешнему буму на экологичность относится философски: «Там, где есть правда, реальность и честность, — там всегда будет тренд. В данном случае это, наверное, и хорошо — потому что привлекать людей к ответственности и осознанности — даже через путь „модности“, „трендовости“ — пусть это будет так». Один минус — спекулирующие на «экологичности» бренды, как массовые, так и небольшие. «Мне недавно написал бренд, якобы первым сделавший купальники из переработанного пластика. Я, как человек, интересующийся этой темой, знаю, что нужно изучить много вопросов, чтобы действительно разобраться, насколько марка sustainable. Например, какая фурнитура была использована, как было упаковано изделие, как оно шилось, на какой фабрике».

Украинский бренд Ksenia Schnaider также представил достойную альтернативу — шубу из переработанного денима, которая визуально напоминает мех. «Мы придумали джинсовый мех несколько лет назад. Мы изготавливаем его вручную, нарезая множество полосок денима, а затем стирая их с камнями». Сейчас бренд производит несколько моделей шуб — на погоду выше нуля без подкладки и на погоду ниже нуля с утеплителем.


Прошлой осенью Стелла Маккартни приковала внимание модной общественности, представив экомех Koba, созданный совместно с компанией DuPont и состоящий из переработанного полиэстера и компонентов растительного происхождения. На создание Koba ушло порядка полутора лет кропотливой работы: «Я хотела создать искусственный мех, который был бы более экологичным», — максимально просто объясняет свои приоритеты Маккартни.


Кажется, гиганты индустрии потихоньку находят способ одеть в меха и защитников экологии, и борцов за права животных, и всех сочувствующих.

Ksenia Schnaider

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":15}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}