T

Первая кутюрная коллекция Кима Джонса для Fendi

Текущая Неделя высокой моды в Париже вполне претендует на звание «исторической». Только вчера мы следили за долгожданным возвращением в моду Альбера Эльбаза, а сегодня пристально изучили показ, в котором объединились сразу несколько премьер. После перерыва в год Fendi наконец-то показывают кутюрную коллекцию, созданную впервые для сезона весна-лето (ранее итальянский дом выпускал только осенний кутюр) и впервые в партнерстве с Кимом Джонсом, у которого тоже случилось свое «впервые» — до этого он не делал женские вещи. Редактор моды The Blueprint Настя Сотник изучила коллекцию — и удивилась, насколько прямолинейно Джонс решил обыграть свое превращение из дизайнера мужской одежды в «женского».

Если честно, в это правда сложно поверить. Не в то, что дебютный показ Кима Джонса наконец-то состоялся, даже опередив изначально намеченные сроки (почти на месяц). И не в то, что его поддержало так много звезд: на подиуме мы увидели всех муз Fendi и Джонса лично, от Деми Мур, открывшей показ, до Кейт Мосс с дочерью Лилой и Кристи Тарлингтон с ее племянником Джеймсом. Сложно поверить в то, что Ким Джонс, который обычно так тонко работает со смыслами в Dior Men, который так виртуозно обыгрывал наследие Louis Vuitton во времена своего правления, на этот раз оказался настолько прямолинейным в своих модных высказываниях.


Конечно, «мужскому» дизайнеру, который принялся за женскую коллекцию, еще и кутюрную, сложно было удержаться от рефлексии на этот счет. Но «Орландо» Вирджинии Вулф, серьезно? Самое заезженное и модой, и поп-культурой высказывание о дуализме и взаимосвязи мужского и женского. Вот Джонс рассказывает британскому Vogue о том, что «хотел посмотреть на Fendi в разные моменты времени», и только поэтому ему в голову сразу пришел роман «Орландо». Следом — свойственные Джонсу Instagram-тизеры с рукописью Вирджинии Вулф, сфотографированной будто по гайдлайнам модных инфлюенсерок (на Instagram-тизер Джонс, похоже, даже уговорил Сильвию Вентурини Фенди, которая обычно воздерживается от постинга деталей до шоу). И вот черный экран, таинство — и в пустоте вдруг раздается голос, зачитывающий цитаты Вирджинии Вулф. Кажется, мы ошиблись адресом и попали на выставку About Time: Fashion and Duration Метрополитен-музея, для которой отрывки из «Орландо» Вирджинии Вулф зачитывали Мерил Стрип, Джулианна Мур и Николь Кидман.

А следом — композиция Макса Рихтера для балета Уэйна Макгрегора «Произведения Вулф» 2015 года. Вы еще не угадали мелодию? Тогда вот вам еще парочка намеков. Сценография — это туманный лабиринт по буквам-монограммам Fendi, по которым моделям предстоит блуждать (прямо как в ключевых сценах перемещения во времени и перевоплощения из мужчины в женщину — и наоборот — в «Орландо»). И не бойтесь, превращение вы никак не пропустите: сперва в платьях, расшитых рюшами и вышивкой ручной работы, выходят женщины, а за ними, накрашенные красной помадой, в платьях и утрировано романтичных блузах, следуют мужчины. Полная неожиданность!

Теперь, когда замысел автора оказался в полной мере раскрыт, можно перейти непосредственно к одежде. В ней тоже прослеживалась очевидная прямолинейность — и речь даже не о платье, которое наполовину будто мужской костюм, а наполовину — нарочито женственное, расшитое цветами ручной работы. Больше смущали остальные вещи, сшитые будто для костюмной драмы (угадаете, какой?). Платья в пол с длинными рукавами, почти викторианские силуэты, атлас, драпировки, драгоценные камни в вышивках ручной работы — все это, безусловно, красиво, но нас, уже погруженных по уши в нарратив «Орландо», все это не удивляет и не восхищает. И хотя мы помним, как Кейт Мосс радовалась, что теперь Ким Джонс делает женскую одежду, больше нет никакой уверенности, что она будет с восторгом ее носить. Разве что заберет для подруг аксессуары, по которым Кейт, кстати, консультировала Джонса при работе над коллекцией. Вообще, аксессуары, а точнее, массивные серьги — пожалуй, то единственное, что смотрится свежо в Fendi Джонса. Но это и не столько заслуга самого Джонса, сколько Дельфины Делеттре-Фенди. Дочь Сильвии Винтурини-Фенди, основательница собственного ювелирного бренда Delfina Delettrez, ученица Карла Лагерфельда, она давно помогает семейному дому с ювелирной линией. Продвигая новые технологии в дизайне и чувствуя тенденции, она всегда попадает в точку — в этот раз в тренд на массивные украшения, например.

На фоне этого неоднозначного дебюта особенно смущает затянувшаяся шутка про то, что Ким Джонс — астрологический близнец Карла Лагерфельда. Сам Ким Джонс, похоже, в это охотно верит, то и дело сравнивая себя с легендой (или давая сравнивать себя с легендой). Он, как и Карл, Дева по гороскопу, идет чуть ли не тем же карьерным путем, будучи креативным директором двух исторических домов (Dior Men и Fendi), а вот невзначай сам упоминает, что при работе над кутюром Fendi «не то чтобы хотел уйти от вектора, намеченного Карлом, но решил обновить направление [в котором движется дом]».


Само же шоу полно цитат Fendi Лагерфельда вплоть до деталей. Это и «балетное» сопровождение — напомним, первый кутюрный показ Fendi Карла Лагерфельда, которым тот отмечал свое 50-летие на посту креативного директора бренда, дизайнер провел в Театре на Елисейских Полях, где Стравинский в 1913-м проводил премьеру «Весны священной». И второй выход, в котором Джонс представляет не самое очевидное для сезона весна—лето меховое пальто (Лагерфельд в 2014-м показал для Fendi исключительно меховую коллекцию, запустив направление Haute Fourrure). И наконец, такой жирный акцент на музах — тех звездах, что составили большую часть кастинга шоу: Деми Мур, открывшая показ, Кейт Мосс, вышедшая следом за дочерью Лилой Мосс (превращение, перемещение во времени — вы же не забыли, о чем «Орландо»?), Кристи Тарлингтон и ее племянник Джеймс, Адвоа Абоа, Наоми Кэмпбелл, завершившая шоу. Даже известная протеже Лагерфельда, Кара Делевинь, на время пропавшая с подиумов ради актерской карьеры, почтила своим присутствием дебют Кима Джонса в Fendi.

Хотя, возможно, это продуманный ход: кажется, Ким Джонс, знающий, как работает маркетинг и насколько от него зависит коммерческий успех, так раздражает нас очевидными сравнениями и метафорами, просто чтобы его первый показ Fendi запомнился. Учитывая, что дебютирует Джонс в Fendi на поле кутюра — одежды, прямо скажем, не предназначенной для того, чтобы быть востребованной у массового покупателя, — кажется, этой коллекцией он решал для себя другие задачи. С самого появления в расписании недели высокой моды было понятно, что это показ-инфоповод. С таким промо и звездным модельным составом шоу еще долго будет держаться в модной повестке. Джонсу, чтобы выстроить вокруг себя миф, соразмерный масштабу личности Лагерфельда, этого, возможно, достаточно. Но достаточно ли этого Fendi — открытый вопрос.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}