Шопинг под санкциями и без

T

Шопинг

под санкциями

и без

1 апреля появилась информация о том, что в Дубае покупателям из России не продают сумки и другие люксовые предметы Chanel. За две недели поднявшегося резонанса российские клиенты прошли все шаги от любви до ненависти к бренду, от флешмобов, которые освещали зарубежные издания, до официальных исков. 15 апреля стало известно, что трудности с покупкой люксовых вещей российские граждане испытывают не только в Chanel, но и в бутиках брендов конгломерата LVMH. Разбираемся в ситуации, которая подняла много этических и, что главное, юридических вопросов.

Chanel раздора

Первым брендом, ограничившим продажу люксовых товаров тем, кто может ввезти их в Россию, стал дом Chanel. Точнее, именно про него стало первым известно в публичном поле. 1 апреля российская блогер Лиза Литвин сообщила в соцсетях: при покупке сумки Chanel в дубайском Mall of Emirates от нее потребовали расписку, что она не живет в России и не будет носить купленные вещи Chanel на территории РФ. Реакция подписчиков не заставила себя ждать, и на следующий день под постами Chanel появились гневные комментарии с хештегами ShameChanel и CancelChanel. Бренд обвиняли в отсутствии толерантности по отношению к гражданам России (хотя документ касался не конкретно обладателей российских паспортов, а всех проживающих на территории страны), требовали извиниться и призывали других пользователей к бойкоту.

На следующий день, 2 апреля, российский офис Chanel выступил с официальным заявлением, объяснив, что подпись подобного документа — необходимость, связанная с пакетом санкций, принятым Европейским союзом, Великобританией, Швейцарией и США в отношении России и Беларуси. «Chanel, являясь международной компанией, соблюдает требования законодательства, применимые к ее деятельности и сотрудникам в любой стране мира, включая экономические санкции», — говорилось в нем. Под требованиями законодательства имеются в виду данные постановления ЕС от 15 марта, согласно статье 3h которого запрещается продавать, поставлять, передавать или экспортировать (прямо или косвенно) предметы роскоши любому физическому или юридическому лицу, организации или объединению в России или для использования в России. Свериться с тем, о каких именно предметах роскоши идет речь, можно по официальному перечню. В частности, запрет распространяется на ввоз парфюмерии, косметики, одежды, аксессуаров, ювелирных изделий, часов и драгоценных камней стоимостью больше 300 евро.

«Постановление Совета ЕС является обязательным для исполнения на территории стран, входящих в Европейский союз. То есть бренды, которые ведут свой бизнес на территории ЕС, действительно могут отказывать в продаже товаров дороже 300 евро покупателям, которые являются российскими гражданами и/или намерены увезти свои покупки в Россию, а также отказывать в поставках товаров по договорам, заключенным с российскими юридическими лицами или предпринимателями, — объясняет Анастасия Дорофеева, руководитель бюро модного права A.D. Fashion Law, автор телеграм-канала A.D. Fashion Law. — В то же время не прописан порядок реализации указанного запрета, а также и последствия его несоблюдения. Вероятно, такие уточнения могут появиться в национальных законах государств-членов. То есть конкретной процедуры, как именно бренд должен определять, является ли покупатель гражданином России или повезет ли покупатель купленное изделие в Россию, не определено».


Анна Заброцкая, партнер адвокатского бюро Nordic Star, основательница Fashion law Russia, подтверждает, что в европейском законодательстве не существует процедур, устанавливающих порядок проверки национальности и места жительства покупателя. В большинстве случаев ретейлеры лишены полномочий спрашивать удостоверения личности, даже когда оплата происходит по кредитной карте. В связи с этим брендам приходится самостоятельно продумывать процедуру выявления национальности покупателей так, чтобы в случае новых распоряжений, ужесточений закона или просто-напросто проверки со стороны ЕС не подвергнуть бизнес риску.


«Придуманный механизм с подписанием определенного документа, где покупатель подтверждает, что не проживает в России и не будет использовать товар в России, был, скорее всего, предложен службами комплаенса. Делается это для того, чтобы в случае возникновения спорных ситуаций компания могла предоставить подтверждение: она удостоверилась, где будет использоваться приобретенный товар», — предположила Заброцкая в разговоре с The Blueprint. Таким образом бренд перекладывает ответственность на покупателя. И даже если тот сообщит недостоверную информацию, никаких законных механизмов отследить передвижение товара и пункт его назначения после покупки у ретейлера не будет. «Поэтому в подписании подобного рода документа в Европе нет ничего незаконного с точки зрения европейского законодательства», — заключает Заброцкая.


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":112,"y":-24,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":56,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":140,"y":-30,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":70,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":54,"y":-20,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":27,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":123,"y":28,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":62,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":176,"y":-11,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":88,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":56,"y":-55,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":55,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":176,"y":-11,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":88,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Однако, по словам юристов, покупка товаров Chanel в Дубае точно не должна сопровождаться требованием подписать подобные документы просто потому, что на бутики за пределами ЕС, Великобритании и Швейцарии пакет санкций не распространяется. «Бренды имеют форму юридического лица, которое регистрируется в конкретной юрисдикции, где ведутся продажи. Например, французский Chanel SARL в России имеет форму ООО „Шанель“, Christian Dior — ООО „Кристиан Диор Кутюр Столешников“, Louis Vuitton — ООО „Луи Вюиттон Восток“. То есть юридические лица, представляющие известные бренды, зарегистрированные и ведущие деятельность в странах вне ЕС, под действие установленного запрета не подпадают, поскольку на них распространяется местный закон», — уточняет Анастасия Дорофеева. Правда и здесь есть оговорки — как уточняют в специальной памятке, которую ЕС выпустил для компаний работающих с санкционными товарами и услугами — граждане ЕС работающие в филиалах расположенных за пределами Евросоюза, могут быть признаны персонально ответственными за участие в обходе санкций. Другими словами, француз директор дубайского магазина — может попасть под суд, за дорогую сумочку проданную россиянке.


По ее словам, когда в магазине Chanel в ОАЭ россиянам отказывают в покупке, это неправомерно. «Предложение товаров к продаже в магазине является публичной офертой. Это значит, что продавец обязан продать товар любому лицу, которое изъявляет желание его купить, при наличии у покупателя достаточной суммы, чтобы оплатить его стоимость. Отказ обслуживать или продавать изделия гражданам из России противоречит базовым принципам права и является дискриминацией по национальному признаку», — поясняет она.


Возможно, именно с этим связана оговорка в официальном заявлении Chanel: «В настоящий момент мы работаем над улучшением процедуры и приносим свои извинения за все связанные с этим недопонимания и неудобства. Мы относимся ко всем нашим клиентам из любой страны мира с равным и неизменным уважением, и это действительно приоритет для Chanel».


{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":162}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":162,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

#Давай

ДоСвидания

Несмотря на быструю реакцию модного дома, скандал продолжал разгораться. Особенно агрессивно реагировали модные инфлюенсеры, реактивно пропустившие этап фактчекинга и запустившие флешмоб #ChanelДавайДоСвидания. К нему присоединились, например, телеведущая и PR-специалист Марина Ермошкина, диджей Катя Гусева и блогер Виктория Боня, попав заодно на страницы зарубежных модных изданий от таблоида Daily Mail до Dazed и соцсетей редактора Business of Fashion Тима Блэнкса.


Chanel столкнулись с последствиями и офлайн. Так, 7 апреля появилась информация, что бутики Chanel в Париже «заклеймили» изображениями Гитлера, объединенными с лого бренда. Несмотря на быстрые опровержения (сообщения оказались фейком), «акцию» подхватили в России — и уже на следующий день вполне реальными стикерами заклеили витрины бутика бренда в Столешниковом переулке. Стикеры быстро отодрали, но дело этим не закончилось.

15 апреля московский Басманный суд принял коллективный иск к ООО «Шанель» от юристов Марии Чебан, Андрея Сергеева и Анастасии Страниной, требующих компенсацию морального вреда в размере 100 миллионов рублей. Конкретно этот иск 18 апреля Басманный суд отклонил, но не исключено, что могут появиться и новые судебные разбирательства. Хотя один источник The Blueprint утверждает, что сразу после выхода официального заявления Chanel расписку от покупателей перестали требовать во всех бутиках бренда, другой свидетельствует об обратном. По просьбе издания соосновательница бренда Vereja и журналистка Мария Комарова прошлась по модным улицам Парижа, чтобы выяснить, какие правила действуют в бутиках для покупателей из России. По ее словам, 17 апреля в бутике Chanel ей были готовы продать сумку, не требуя никакого удостоверения личности. Но, узнав, что Комарова из России, консультант все же сообщила (хоть и неуверенно) о необходимости «подписать бумажку», гарантирующую, что сумка не будет ввезена на территорию РФ.

«Ввиду санкций, принятых Европейским союзом и Швейцарией, компания Chanel установила для себя принципиальное правило информировать всех своих клиентов, что товары, которые они хотят приобрести в бутиках бренда, могут быть оценены как товары класса люкс и на этом основании задержаны таможенными органами как не разрешенные к экспорту и использованию на территории Российской Федерации», — объясняют ситуацию официальные представители Chanel в ответ на запрос The Blueprint. Так или иначе, какой-либо дискриминации в отношении покупателей из России Комарова не заметила. Отметила только, что один из русских клиентов, выходя из бутика, извинился за происходящее перед швейцаром украинского происхождения.

Анонимный шопинг

15 апреля в сети появились сообщения, что россияне якобы столкнулись с запретом на продажу люксовых предметов стоимостью больше 300 евро и в бутиках брендов конгломерата LVMH. Очередная порция негодования вылилась на аккаунты Dior, Louis Vuitton и сам LVMH в соцсетях — и добралась даже до страницы супермодели Натальи Водяновой, супруги сына главы конгломерата, Антуана Арно.


Действительно, Маше Комаровой в парижском Celine (бренд входит в группу компаний LVMH) готовы были продать «что угодно, если она не живет в России» и у нее есть permanent residence. «Вообще очень извинялись за неудобства, сказали, что всегда нам рады, ничего против не имеют. Просто вот такие правила сейчас», — добавляет Комарова. The Blueprint обратился за комментарием к Celine, Dior и Fendi, но они отказались давать ответ — Louis Vuitton не вернулись с ответом к моменту публикации статьи.


В парижском Givenchy, как и в Celine, продать что-либо стоимостью выше 300 евро готовы только россиянам — обладателям французского permanent residence. «Если виза временного пребывания — будут проблемы, так как бренд не может контролировать дальнейшую судьбу сумки и, соответственно, ее появление на территории РФ, — передает слова консультантов бутика Комарова. — Я спрашиваю, мол, а как вы узнаете, что я русская? Они говорят, что всех клиентов вносят в базу, уточняя имя и фамилию. „Конечно, гипотетически вы можете соврать, но мы рассчитываем на взаимную честность“». А вот в парижском Loewe, который также принадлежит LVMH, сказали, что для покупки не требуется никаких дополнительных документов: «В Loewe была русская продавец — она сказала, что у них в бутике все русским продают спокойно. Никаких распоряжений не поступало», — рассказывает Маша Комарова.


Если вы все же решите схитрить и под вымышленным именем купить товары в бутиках, строго выдерживающих санкционную политику, будьте готовы к проблемам на границе. Ограничения ЕС распространяются не столько на продажу, сколько на ввоз товаров на территорию РФ. «Органы таможни также наделены функциями по проверке соблюдения санкционного законодательства, конечно, чаще всего речь идет о проверке коммерческого экспорта, а не покупок для личного использования, но исключать такой вариант в текущих условиях нельзя. Поэтому, например, при вылете из ЕС в Россию с товарами на сумму свыше 300 евро нарушение законодательства будет налицо, и товары могут быть конфискованы», — предостерегает Анна Заброцкая.


А вот в Дубае на этот раз, кажется, все спокойно. Блогер Анастасия Шмелева, недавно вернувшаяся из ОАЭ, рассказывает, что не сталкивалась с какими-либо сложностями во время шопинга. «Мы были в Louis Vuitton, Dior, Burberry, Tiffany & Co., Loro Piana — во всех бутиках все было прекрасно. В итоге мы уехали с покупками из Burberry, Louis Vuitton и не только. Не могу говорить за другие страны, но в ОАЭ нам как были рады, так и остались».


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}