T

Prada Mode Moscow

Кочующий поп-ап-проект Prada Mode уже побывал в Лондоне, Париже, Гонконге, Майами и Шанхае — а теперь добрался и до Москвы. Проекты и авторы во всех городах разные, москвичам и гостям столицы досталась тотальная инсталляция Дэмиена Херста Pharmacy, которая заняла пространство исторического здания скоропечатни Левенсона на Трехпрудном, 9. Настя Сотник побывала там первой — и рассказывает, почему вам тоже стоит бросить все дела и бежать регистрироваться на мероприятия закрытого клуба сейчас же.

«Поздравляем, вы первый гость Prada Mode Moscow», — приветствуют меня медиаторы на первом этаже закрытого клуба, о котором все только и говорили последний месяц. Сначала поп-ап-проект Prada Mode должен был открыться в конце ноября — даже ходили слухи, будто на открытии будет сама Миучча Прада, — потом из-за ковидных ограничений даты подвинули «на неопределенный срок», и стало ясно, что госпожу Праду в Москве мы едва ли увидим. И вот, наконец, в календаре 3 декабря, на часах 9:25, я смотрю на историческое здание особняка Левенсона и вижу на его окнах неоновые знаки в виде колб, аптечного креста, а прямо над входом — вывеску Prada Mode Pharmacy.

Для каждого города гастрольный режим Prada Mode подразумевает нечто особенное. В Париже, например, профессор Кейт Кроуфорд вместе с художником Тревором Пагленом на два дня переформатировала легендарный ресторан Maxim’s. В Лондоне — американский художник Тистер Гейтс и объединение Collective Intimacy подготовили серию перформансов в доме 180 по улице Стрэнд, наполнив новым содержанием этот памятник брутализма. Для Москвы легендарный Дэмиен Херст сделал тотальную инсталляцию Pharmacy, новую версию проекта, который впервые он показал в 1992 году в Cohen Gallery. В 1994-м Pharmacy переместилась в далласский Художественный музей, а в 1997-м уже в Ноттинг-Хилле стала арт-рестораном и баром Pharmacy Restaurant & Bar, просуществовавшим до 2003-го. Теперь проект в Москве, и здесь он, как водится, не похож на предыдущие.

В своей инсталляции Херст размышляет над вечным желанием человека оставаться здоровым и красивым, над лекарствами как средством достижения этой цели и, с другой стороны, инструментом, который может и убить. Над тем, как в погоне за сохранением своей жизни как можно дольше человек полностью заполняет себя препаратами, уходя от своей природы. Отсюда — шкафы, заполненные лекарствами. «Сам человек в представлении Херста, по сути, и превращается в такой напичканный препаратами шкаф. Художник иронизирует над тем, что эта общепринятая панацея, по сути, ничем не отличается от танцев с бубнами и других архаичных методов исцеления», — говорят медиаторы проекта. По их рассказам, лекарства, которыми сверху донизу набиты десятки шкафов, несколько месяцев собирали по всему городу по четким указаниям художника касательно цветов и размера упаковок и сосудов. Причем не закупали новые, а собирали просроченные препараты в аптеках, больницах и даже у частных лиц (как именно выходили на людей с ненужными лекарствами, правда, не уточняют). Ярче всего идею медицины как средства спасения и разрушения одновременно отражают обои. На первых двух этажах их украшают рисунки с лекарствами, рецепты и строки из Библии. А на верхних обои украшает принт с цветами, о которые будто затушили сигаретные бычки. На стенах также развешаны знаменитые «Бабочки» Херста и масштабные панно: одно имитирует таблицу Менделеева, а другое — собрано из спрессованных медицинских масок, шприцев и другого медицинского мусора.

Всего в Prada Mode Moscow 60 экспонатов Херста. Кроме панно это еще и скульптуры в виде таблеток и пилюль, а также подвешенные скелеты, которых встретят те, кто идут по лестнице. Но, по сути, сама по себе московская Pharmacy — один огромный экспонат Херста, в котором он контролировал каждую деталь, будучи все время на связи с московской командой. В особняк Левенсона современное искусство вписалось органично: яркие зеленый, синий, розовый, красный и желтый, выбранные как основные цвета проекта, немного футуристичные колбы и неоновые знаки отлично подчеркивают природные «стекающие» формы ар-нуво в историческом интерьере. И даже плафоны-колбы, которыми на время заменили родные, смотрятся так, будто всегда были здесь. «Здесь Дэмиен Херст подружился с Федором Шехтелем», — резюмируют медиаторы проекта.

Пока Prada Mode Moscow закрытый клуб, но с 5 по 10 декабря пространство откроют и для широкой публики. Во всяком случае, для той ее части, что уже обзавелась QR-кодом (формат COVID-Free никто не отменял). В ресторанных зонах вы, кстати, заметите напоминание о том, что Миучча Прада и Дэмиен Херст вообще-то давние друзья. Когда-то Миучча Прада сделала форму для официантов того самого Pharmacy Restaurant & Bar в Ноттинг-Хилле — персонал Prada Mode Moscow, естественно, тоже в Prada. Кроме поесть и посмотреть здесь, кстати, еще можно будет создать свою картину в фирменной для Херста технике спин-арт.


Prada Mode Moscow одних заставит по-новому взглянуть на Prada, другим напомнит, что Дэмиен Херст не только талантливый делец от искусства, но и визионер. Свою первую «аптеку» он задумал почти 30 лет назад как «живое и дышащее произведение искусства, наполненное людьми и искусством как единым целым». В 2021 году в Москве, да и в мире в целом фармацевтика превратилась в важнейшее из искусств. Спасибо Prada, что смогли подсластить нам эту пилюлю.

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}