T

 issue

Золотой биодизайн

Человек нового возрождения постоянно меняет себя. На смену пластическим операциям, пирсингу и сложным бодимодификациям пришли не только AR-фильтры, но и фантастические украшения и аксессуары классных молодых брендов. Вот наши любимые.

Evangeline AdaLioryn           Steff Eleoff           Hugo Kreit           Alan Crochetti           Panconesi           MAM           Baggira           Infanta           Pilepchuk            James Merry

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Минута славы начинающего лос-анджелесского дизайнера украшений Еванджелин Адалиорин пришлась на Met Gala 2021. К балу Института костюма стилист Лоу Роуч достал для звезды «Эйфории» Хантер Шаффер «металлический» комплект Prada, но массивная брошь на носу актрисы перетянула на себя все внимание. Еванджелин Адалиорин, художница и по совместительству близкая подруга Хантер, создала это украшение специально для красной дорожки Met Gala — и таким образом представила избранной модной публике дебютную коллекцию своего бренда Evangeline AdaLioryn. Брошь, кстати, изначально не задумывалась как украшение для лица (это была идея Хантер Шаффер) и держалось благодаря усилиям визажиста и стилиста по волосам, которые прикрепили ее с помощью специального клея и невидимой лески.


До сентября 2021-го Еванджелин Адалиорин занималась только арт-объектами — керамическими скульптурами и вазами необычной формы — и считала искусство своим призванием. «Во время работы я чувствую, что за мной наблюдает какой-то дух, — говорит Еванджелин. — Для меня это знак высшего уважения. Когда я вижу в музеях старинные предметы, то думаю о том, что искусство помогает сохранить жизнь. Для меня как для трансженщины это очень важно. Создание керамических изделий и украшений — это способ напомнить о том, что красивых, хрупких людей стоит беречь, важно учиться о них заботиться». По словам Еванджелин Адалиорин, идеи украшений часто приходят ей во сне. Так, например, появилась мысль выпустить кольца из желтого золота с цейлонскими голубыми сапфирами, темно-красными гранатами и розовыми турмалинами. В создании ювелирных изделий, считает Еванджелин, есть что-то магическое: «Украшения образовывают золотой ореол, они защищают, направляют, дарят любовь и передаются по наследству. Это священное заклинание».


В 2020 году 23-летней Стеф Элеоф так наскучила магистратура, что она бросила последний курс программы изящных искусств и уехала из Нью-Йорка в родной Торонто. Там Стеф увлеклась украшениями: начала коллекционировать винтажную бижутерию из местных комиссионок и пошла учиться азам ювелирного дела. По ее словам, поначалу на нее не возлагали больших надежд. «Мне не разрешали пользоваться оборудованием, — вспоминает Стеф Элеоф. — Мои первые изделия были сделаны из неизвестных металлов — позолоченных, окрашенных или украшенных поддельными камнями. А еще я ходила на занятия с маникюром, так что никто не воспринимал меня всерьез». Зато менее снобской публике серебряные украшения молодого дизайнера пришлись по вкусу. Миллиардерша Кайли Дженнер позировала в Steff Eleoff в кампаниях Kylie Cosmetics и Kylie Skin, главная звезда шоу-бизнеса 2021 по версии Time Оливия Родриго — на обложке Variety.


На вопрос об источниках вдохновения в интервью Стеф Элеоф отвечает без запинки: дадаизм 1910-х, суперпопулярная сегодня эстетика нулевых «и все, что было между». На асимметричную форму украшений Стеф вдохновил горячий воск — и то, какие формы он приобретает, медленно растекаясь по поверхности. Свою работу дизайнер сравнивает с игрой без четких правил: «Я твердо верю в идеологию игры. Играйте с материалами, образами, дизайном и рисунками. Не бойтесь экспериментировать. Я создаю необычные украшения для тех, кто устал от базовых». В ближайшем будущем Стеф Элеоф планирует расширить поле для экспериментов и выпустить под маркой Steff Eleoff аксессуары, товары для дома и посуду.


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В сентябре 2021 года парижанин Хьюго Крейт отпраздновал год с основания своего ювелирного бренда. До того он учился промышленному дизайну, а потом организовывал показы Hermès, Dior и Jacquemus. «Этот опыт показал мне невероятную силу модных шоу и искусства модного сторителлинга, научил создавать картинку и мечту», — говорит Хьюго Крейт. На создание первой коллекции — Tears — потребовался год. Больше всего времени ушло на эксперименты с необычными материалами, зато теперь это одна из главных фишек украшений Hugo Kreit. В ассортименте есть, например, серьги из жидкого хрома, каффы из мягкого полимера и кольца-когти из литого алюминия. Другая отличительная деталь бренда — «текучие» формы изделий. «Мои украшения забавные и гламурные, но в то же время в них есть что-то тревожное. Я люблю удивлять, все странное кажется мне привлекательным, — отмечает Хьюго Крейт. — Мне нравится, что драгоценности, как и предметы искусства, связаны с религией и суевериями, а еще с соблазном, удовольствием и безумием. Обычно каратность и качество камня отделяют драгоценное от дешевого и редкое от заурядного. Мне нравится бросать этому вызов».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Уроженец бразильского города Белу-Оризонти шутит, что его детство — настоящее клише для биографии модного дизайнера. Родители Алана Крокетти держали трикотажную фабрику, отшивали одежду по заказу для разных брендов и — это отдельно подчеркивается на сайте Alan Crochetti — всегда поддерживали сына в любых творческих начинаниях. Любимым развлечением Алана была игра с лоскутками тканей, которые он мастерски превращал в платья для кукол. Именно созданию женской одежды Алан Крокетти потом уехал учиться в лондонский Central Saint Martins. Правда, обучение дизайнер так и не закончил. «Мне сказали, что я не смогу показать свою окончательную коллекцию на внутреннем шоу, но все равно получу диплом, — вспоминает Алан Крокетти. — А я пошел туда не за листком бумаги, так что без шоу мне было совсем не интересно продолжать. А вообще, думаю, роль образования несколько преувеличена». Незадолго до того, как бросить учебу, Алан Крокетти представил проект, в который вошли украшения. Вскоре их стали просить стилисты — для модных съемок, и дизайнер задумался о собственной гендерно-нейтральной ювелирной марке.


Алан Крокетти называет себя именно лондонским дизайнером, объясняя это тем, что именно там началось увлечение ювелирным искусством. Впрочем, про свои бразильские корни Алан тоже не забывает — например, коллекция Odyssey посвящена творчеству бразильских архитекторов-модернистов Оскара Нимейера и Бурле Маркса (их здания в Белу-Оризонти еще в детстве произвели на дизайнера сильное впечатление).


В коллекциях Алана Крокетти много сферических колец, накладок на переносицу и каффов, напоминающих украшения для пирсинга (такие есть в его коллаборациях с Helmut Lang и Jean Paul Gaultier). По словам дизайнера, его с детства привлекали всевозможные бодимодификации, он даже хотел стать пластическим хирургом. «Когда я начинаю работать над коллекцией, отправной точкой является анатомия, а не простое желание сделать какое-то кольцо. Мне нравится изучать человеческое тело», — говорит Алан Крокетти.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

У флорентийца Марко Панконези впечатляющий послужной список: после окончания Polimoda в 2011 году он помогал с аксессуарами креативному директору Givenchy Риккардо Тиши, создавал ювелирные и кожаные изделия в Balenciaga при Александре Вэнге и Демне Гвасалии, несколько лет работал на фрилансе и сотрудничал с Mugler, GmbH и Fenty. В 2019-м Марко Панконези стал главным дизайнером украшений Fendi, а в 2021-м — дизайн-директором бренда Swarovski, который взялась перепридумывать Джованна Энгельберт. В перерыве между работой с Fenty и с Fendi, в 2018 году, Панконези основал марку Panconesi и открыл собственную студию в Париже. «На фрилансе я впервые подумал о том, чтобы немного поработать в одиночку, — говорит Марко Панконези. — Я думаю, главная причина, по которой я решил создать свой собственный бренд, — это свобода. Свобода самовыражаться, творить и говорить на понятном мне языке».


Кажется, самое четкое описание украшений Panconesi сформулировали в Ssense: «Изделия напоминают древние артефакты, которые переработали, обновили и модернизировали». Сравнение с артефактами не случайно: дизайнер и сам в шутку называет себя археологом, а в интервью признается, что черпает вдохновение в прошлом (как справедливо замечает издание Another, Panconesi легко представить на членах итальянской королевской семьи). Марко Панконези считает, что главное в его кольцах, серьгах, подвесках, талисманах и каффах — необычная форма и материалы, а не карат, огранка и качество камня. Дизайнер делает украшения из кварца и темного вулканического стекла, часто работает с эмалью, любит кристаллы («Они делают изделия изящнее и доступнее») и особенно гордится «перевернутыми» серьгами-кольцами Upside Down. Останавливаться на достигнутом Панконези не собирается — в планах товары для дома, коллекции высокого ювелирного искусства и изделия из кожи.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Каждая буква в названии этого испанского бренда несет важный для его основателей смысл: M — Movement («Движение»), A — Art («Искусство»), M — Mission («Миссия»). Основатели MAM Хорди Энрике Альберто и Антья Тирадо не только постоянно движутся вперед и создают украшения, которые в соцсетях приравнивают к произведениям искусства, но и преследуют высокую цель. «Мы запустили MAM, чтобы показать нашему творческому сообществу максимально экологичный бренд, который отражает наше видение прекрасного», — рассказывает креативный директор Антья Тирадо. В плане устойчивого развития к MAM и правда не придерешься. Например, древесину, из которой дизайнеры делают часы, добывают с минимальным воздействием на окружающую среду (это подтверждает сертификат международной организации FSC). Также MAM используют красители без вредных химических веществ и переработанную нержавеющую сталь — на ее производство уходит на 40% меньше воды.


В 2014 году Хорди Энрике Альберто и Антья Тирадо задумывали MAM не как ювелирный бренд. В первой коллекции были только часы. Кожаные клатчи, сумки из рафии и, главное, футуристические серьги, кольца, напоминающие серебряные наперстки, и имитирующие пирсинг каффы (с цепочками и без) появились уже позднее. «Наша цель — создавать гендерно-нейтральные изделия, которые каждый мог бы носить по-своему, — говорит Антья Тирадо. — Продолжая делать то, что мы делаем, мы осознаем, что каждое наше украшение будет задавать новый ювелирный тренд. Вы раньше могли подумать, что можно носить украшения в носу, на губах и в ушах без проколов? Знали ли вы, что драгоценности можно носить прямо на лице?» Изделия MAM и правда можно носить где угодно — хоть на одежде, как предлагают основатели марки. Forbes пишут, что украшения MAM чаще всего покупают в Париже, Берлине, Лондоне, Сингапуре и Лос-Анджелесе. Россия, кстати, тоже входит в зону доставки (и, по словам основателей бренда, оттуда поступает все больше заказов).


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В ассортименте этого московского бренда всего шесть украшений, и все — каффы да серьги. Многие из них (например, бело-розовые орхидеи, которые есть в коллекции певицы Сюзанны Варниной) делаются вручную. Дизайнер Рената Латыпова запустила Baggira совсем недавно, в 2019-м. На молодую марку обратила внимание стилист Ксюша Смо (в июне ее клиентка Настя Ивлеева надела белый кафф Baggira на премию «Муз-Тв»). Еще один звездный инфоповод подоспел в ноябре, когда в серьгах бренда появилась Дуа Липа. Футуристичные каффы, больше напоминающие скульптуры, все чаще носят популярные инфлюенсеры — и этому, по словам Ренаты Латыповой, есть логичное объяснение. «Желание исследовать будущее привело к моде на футуризм. Синхронно стал появляться тренд на бодимодификации и виртуальные телесные наращивания — в том числе на каффы. Это украшение — яркий пример того, как что-то из прошлого (первые каффы были найдены в бронзовом веке) трансформируется для будущего, — считает Рената Латыпова. — Футуризм дает нам возможность проявить фантазию, стимулирует искать новое. Именно это вдохновляет меня на создание украшений. И если такой подход откликается у людей, значит, мы идем в правильном направлении».

«Магазины отказались продавать мои украшения, открыла концепт-стор “Двенадцать”» — гласит описание в шапке инстаграма Жени Галактионовой. В 2006 году она с красным дипломом окончила МАРХИ, девять лет исправно работала по профессии, а потом, в 2014-м, уволилась из архитектурной компании из-за высокой нагрузки и невыносимой усталости. Незадолго до этого Женя Галактионова начала делать украшения (cначала на мастер-классах, а потом на частных занятиях у ювелиров). Это помогало отвлечься от работы и разгрузить голову. После увольнения хобби превратилось в единственный источник заработка — и вскоре Женя Галактионова основала собственную марку украшений под названием Infanta. В 2016-м изделия Infanta стали продаваться в концепт-сторе «Двенадцать» на Большой Бронной, который Женя Галактионова открыла вместе с создателями Ms. Marble, Aloha Gaia и еще пятью дизайнерами украшений. 


Подход Жени Галактионовой к украшениям сильно отличается от философии других участников этого материала. Главное правило основательницы Infanta — комфорт важнее самовыражения. Каффы, кольца, серьги и цепочки обязательно должны быть удобными, а дизайн-приемы — оправданными. «За моими плечами девять лет архитектуры, все, что я хотела выразить, я уже сказала в бетоне, в стекле и в Сколково в интерьерах», — говорит Женя Галактионова. Чтобы в серьгах можно было спать, дизайнер придумала специальную кольцевую застежку. Чтобы каффы не слетали с ушей из-за наушников, сделала модели, которые цепляются за хрящик (и, что важно, не сползают с него). Еще одна отличительная деталь Infanta — на тыльной стороне колец есть выпуклая точка, которую Женя Галактионова называет пупочкой. Впрочем, первенство в топе самых популярных позиций бренда (и концепт-стора «Двенадцать») держат каффы. «Как тип украшения они еще долго будут популярны, потому что отвечают сразу нескольким современным тенденциям, — считает Женя Галактионова. — Это гендерно-нейтральное украшение, которое без боли и проколов позволяет примерить на себе новый образ. Каффы, прямо как инструменты дополненной реальности или инстаграм-маски, создают иллюзию другого характера. Зачем нам проколы, чтобы носить серьги, если есть каффы? Короче, если бы каффов не было, их следовало бы придумать».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Про уроженку Якутии Анастасию Пилепчук (работы которой любит, например, певица Граймс) мы подробно рассказывали в постоянной рубрике «Марка с большим будущим». Российская художница больше всего известна как создательница необычных арт-масок, которые любят рассматривать как минимум 73 с лишним тысячи пользователей инстаграма. Вот Анастасия Пилепчук позирует в безумной композиции из кристаллов и бусин, вот на ней очки в духе сюрреализма. На странице @nastia_pilepchuk также можно разглядеть хитро изогнутое украшение на пол-лица, которое изначально задумывалось как каркас для маски, головные уборы и каффы, имитирующие кольца для септума. Когда повсеместное увлечение AR-масками и бодимодификациями стало стремительно расти, Анастасия Пилепчук подумала о запуске полноценного сайта (чтобы потенциальным покупателям не нужно было дожидаться ответа в директ или по почте). «Маска — это мой медиум, я самовыражаюсь через такой вид искусства, мне нравится процесс создания каждого предмета, — говорит Анастасия Пилепчук. — Поэтому в какой-то момент я решила попробовать подходы и техники, которыми овладела в масках, в головных уборах — и я планирую расширяться в этом направлении. И думаю поделать какие-нибудь отдельные скульптуры теперь. Я пару раз пробовала себя в одежде, делала бюстье разные, но теперь охота делать предметы, которые могли бы существовать вне человека».

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1.24,"scaleY":1.24,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":48,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Если вы следите за творчеством Бьорк, то работы англичанина Джеймса Мерри наверняка покажутся вам знакомыми. Этот творческий тандем сложился в 2009 году: исландскую певицу с выпускником Оксфорда (там будущий дизайнер изучал древнегреческий язык) свел общий друг, услышавший, что Бьорк ищет помощника для проекта Biophilia. После пары имейлов, завтрака в Нью-Йорке и нескольких часов за разговорами о прекрасном Бьорк предложила Джеймсу Мерри поработать вместе. Долгое время оба жили между Соединенными Штатами и Исландией, разрабатывая концепции сюрреалистических шоу. Из помощника Джеймс превратился в креативного директора, который, например, помогал Бьорк придумывать грандиозное шоу Cornucopia к открытию нью-йоркской арт-Мекки The Shed. К концертам певицы Джеймс Мерри придумывает фантастические маски и аксессуары. Он делает их своими руками в небольшой студии неподалеку от Рейкьявика, а после выкладывает все в инстаграм. Маски James Merry носит не только Бьорк, но и, например, Тильда Суинтон. Для выходов актрисы на последнем Венецианском фестивале Джеймс соорудил экстравагантную золотую маску с вкраплениями жемчуга.


James Merry — пожалуй, самый доступный бренд из этого списка. Чтобы примерить маски дизайнера, достаточно аккаунта в инстаграме. В аккаунте @james.t.merry можно попробовать три AR-эффекта. «Все, что я делаю, изготавливается вручную, без помощников. На это уходит много времени, и я создаю относительно немного изделий. Я не хочу запускать массовое производство – из экологических соображений, но цифровая маска — очень классный, доступный и бесплатный способ примерить то, что я делаю», — говорит Джеймс Мерри. На самом деле, способ практически единственный — дизайнер делает маски только на заказ. Еще на его сайте можно найти только худи с логотипами спортивных брендов, которые Джеймс Мерри украсил абстрактной вышивкой (сейчас, правда, все уже раскуплено).


еще больше материалов из диджитал-номера



читайте здесь →

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}