T

Коллекция Bevza весна-лето 2021: TRYP

Вечером 15 сентября, согласно расписанию Нью-Йоркской недели моды, состоялся показ украинского бренда Bevza. Правда, как водится в посткарантинном мире, самого показа не было — вместо него Светлана Бевза представила сначала арт-фильм, посвященный исследованию женственности и украинским корням, а после — лукбук коллекции весна—лето 2021, к которой также приложила руку стилист и керамистка Надя Шаповал. Рассказываем об этом проекте — словами тех, кто над ним трудился.

Над коллекцией весна—лето 2021 Светлана Бевза работала вместе с художницей и керамисткой Надей Шаповал, чьи заслуги успел отметить украинский Vogue и ряд зарубежных изданий. Вместе они исследовали уже привычные для Bevza темы женственности, природы и украинских корней. Девушки сосредоточились на истории региона Триполье, где за тысячи лет до нашей эры формировалась отдельная культура: с собственными божествами (точнее, богинями, Венерами), ремесленными техниками и обычаями. После того как центральная тема была выбрана, девушки разделились и независимо друг от друга стали работать над коллекцией: Светлана — над одеждой, а Надя — над керамическими украшениями, деталями и отдельными предметами. Воссоединившись, они обнаружили много совпадений в своих наработках — из них и родилась коллекция TRYP. В ней Bevza определили путешествие к себе как единственно возможное в мире — ввиду того, что границы из-за пандемии оказались закрыты. Этот «путь» Светлана Бевза и Надя Шаповал отразили в фильме, арт-директором которого стал фотограф Степан Лисовский, он же снял и лукбук коллекции. Мы спросили их, о чем эти произведения, как керамика так органично срослась с одеждой и почему сегодня всем нам хочется путешествовать по истории своей культуры.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":360}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":360,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
<iframe src="https://player.vimeo.com/video/458217833" width="1200" height="800" frameborder="0" allow="autoplay; fullscreen" allowfullscreen></iframe>

Светлана Бевза, основательница бренда Bevza:

Я продолжаю исследовать тему женщин и женской энергии еще с прошлого лета. Конкретно в этой коллекции я решила углубиться в тему силы женской энергии. В данном случае исследование Триполья очень закономерно, ведь в этом месте за тысячи лет до нашей эры царил чистый матриархат, там всегда поклонялись культу женщины как силе природы, продолжению жизни. Чтобы представить коллекцию, мы решили не обращаться к формату digital-показа, но при этом и не ограничиваться лукбуком. После долгих обсуждений появилась идея сделать фильм про путь к Триполью как к символичной точке, в которой сходятся наши истоки. Хочется, чтобы его восприняли как медитативную историю, чтобы его смотрели в полной тишине, наслаждаясь кадрами. Еще очень хочется, чтобы после его просмотра люди современного поколения пошли гуглить, что такое Триполье, и чтобы они задумались о символизме, о том, чтобы начать искать вдохновение в родных землях.

Срежиссировали фильм мы с Надей вдвоем, это был наш первый подобный опыт. Съемочный процесс занял все лето. Карантин и закрытые границы в этом смысле нам даже пошли на пользу, ведь, как и все, мы отправились в так называемое внутреннее путешествие, по своей земле. Еще нам очень помог Национальный музей трипольской культуры — они предоставили нам архивы раскопок. Также у нас была очень интересная встреча с бывшим президентом Украины Виктором Ющенко, который активно коллекционирует артефакты Триполья. Он познакомил нас с главным искусствоведом по этой теме, которая очень много рассказывала про символизм трипольских орнаментов и других элементов этой культуры.


Притом что мы с Надей [Шаповал] автономно работали каждая над своей частью коллекции, когда мы встретились, обнаружили много схожих символов как в вещах, так и в керамике. Например, в платьях и топах я повторила символ древа жизни, а потом увидела его же при монтаже кадров — Надя заметила этот символ на двери одной из трипольских хат во время своей экспедиции. Получилось, что мы делали одно и то же, даже не договариваясь. Еще в коллекции очень много символов связано не только с Трипольем, но и в целом со старыми украинскими вещами. Например, кожух — раньше он делался очень тяжелым, плотным, из овечьей шерсти. Я сделала его в традиционном белом цвете bevza из хлопковых косых полосок. Это полностью ручная работа.

Есть базовая носибельная группа вещей из мягкого льна. Оторочки на них обшиты грубо, что было характерно для нашего региона. Есть символические серьги и сумка в виде ведра — как воспоминание о временах, когда вода носилась на коромыслах. Я сделала их из латуни, они держат задние части платьев в зоне шеи. У нас даже есть платье, которое называется «Несе Галя воду». Отдельно хочется отметить ожерелья. Изначально я сказала Наде, что хочу такие аксессуары, чтобы, когда мать держит ребенка на руках, ему было интересно играть с ее украшениями. Она вернулась с идеей скульптуры-погремушки — референсом на старую трипольскую скульптуру матери. Также в серии есть несколько керамических кулонов, которые, по сути, являются амулетами — в них многое от тех вещей, которые были найдены при раскопках в Триполье. Некоторые вещи украшают керамические пуговицы в виде животных. В этом тоже присутствует исторический символизм, ведь трипольцы были первым поселением, которое стало приручать животных. В коллекции также есть сет из четырех латунных скрученных колец на шею — это отсылка к примитивным трипольским украшениям, они назывались гривна, от слова «загривок».

Вся коллекция получила название TRYP, потому что я поняла, что она вырастает в исследование и путешествие. Конечно, в этом получилась и некая игра слов — мы подумали, пусть это будет некий культурологический трип. Мы делимся своей культурой с другими людьми, они впитывают это и вдохновляются. Мне кажется, из-за того, что мы сейчас не можем путешествовать и общаться друг с другом лично, становится очень актуально делиться истоками и своими культурами друг с другом — мы, как украинский бренд, показываем, что здесь было, что отражает и вдохновляет нас, о чем была украинская земля тысячи лет назад. Здесь очень много личного — и в коллекции, и в нашей коллаборации. Если мода не будет нести некие исторические и культурные ценности, некое своего рода искусство, на мой взгляд, она потеряет смысл.

Надя Шаповал, стилист, художница-керамистка, основательница бренда Nadiia:

Эту коллекцию мы со Светланой решили делать про Триполье совершенно случайно, потому что Светлана дала запрос на керамические аксессуары и сказала, что ее волнуют темы материнства, женщины, земли. Я ушла думать. В процессе мне пришла идея о том, что Венеры, которые были у нас в трипольской культуре, сами по себе и есть отражение темы плодородия, материнства, фертильности — и стоит их как-то обыграть в коллекции. Свете эта мысль понравилась, и мы начали работать и исследовать эту тему.


Больше всего времени заняли бусы, поскольку делать керамические бусы очень тяжело. Это практически как кутюр — ты должен скатать каждую бусину, обжечь, потом ее глазуровать, потом еще раз обжечь, а чтобы их обжигать, они не должны касаться поверхности, иначе они просто не обожгутся, глазурь залипнет и будет некрасиво. Поэтому я делала специальную конструкцию для бусин, что занимало огромное количество времени. Идея заключалась в том, чтобы показать объекты, которые будто только достали из-под земли, хотелось передать ощущение таинственности и могущественного наследия, немного мистицизма. Когда мы работали над этой темой, у нас внутри было огромное количество энергии — я понимаю, что нам передало ее Триполье, иначе это просто было бы невозможно.

Когда я проводила исследования трипольской культуры для своей части работы над коллекцией украшений, я очень много ездила в центры, где была раскопана эта культура. Там есть музеи, многие из которых были закрыты из-за карантина, но мне удалось пробиться в один — он находится между Одессой и Киевом, в Умани, в селе Легедзино. Женщина открыла мне музей, показала керамику, и я сошла с ума повторно, конечно же, потому что это невероятно круто. Там я поняла, что коллекцию нужно подкрепить не только украшениями, но и несколькими предметами. Создала два. Первый — тарелка, на которой изображена семья. Ее можно кастомизировать, пополняя количество детей, например. Она сделана из очень крепкого шамота, и я предполагаю ее как тарелку для ритуальных сожжений чего угодно — от сандалового дерева до любовных писем. Второй предмет — это статуэтка в виде беременной Венеры с девятью шариками внутри. Когда ты трясешь ее, слышишь звон этих шариков. Еще есть специальная технология для того, чтобы отделить эти шарики внутри от статуэтки. Вообще, этот предмет — символ фертильности и женственности, и на самом деле она реплика с реально существующей статуэтки, которой более 5 тысяч лет. Когда этот артефакт поставили на рентген, увидели, что внутри у нее девять шариков — меня так поразил этот факт, что я решила повторить эту историю, хотя бы для того, чтобы мир узнал, что такие статуэтки вообще существуют.

Когда мы со Светой посмотрели на коллекции — ее и мою, — мы поняли, что они идеально соединяются. Стало ясно, что нужно с этим делать дальше — снимать фильм. Было несколько этапов работы над ним. Сначала я ездила и снимала свою кампанию в Триполье и вместе с оператором посещала места трипольской культуры, где были раскопки, где есть музеи. Мы делали стрит-кастинг, снимали местных жителей. Мне было очень важно понять — есть ли в Украине еще Триполье? Осталось ли оно? Есть ли эта маленькая невидимая нить, которая тянется из такого далекого прошлого? У трипольцев были огромные протогорода, которые достигали сорока гектаров. Они были круглой формы, и на этих полях сейчас есть дома, и люди все еще живут на этой земле. Безусловно, это было несколько утопично, но я нашла для себя ответ. Мне кажется, Триполье все-таки еще существует. Съемочный процесс был очень тяжелым — на него ушло около 20 или 25 дней. Мне кажется, мы превзошли сами себя — а про фильм я вообще молчу, он меня даже немного пугает. Очень надеюсь, что вам понравится.

Степан Лисовский, фотограф лукбука Bevza, арт-директор фильма Bevza x Nadiia

Как арт-директору мне было важно показать в фильме главные символы трипольской культуры, природу этих территорий и их связь с современной Украиной. А также главные ремесла этой культуры — земледелие и керамику. Работа с землей, семья, любовь к животным, вера в высшую силу, которая дает солнечное тепло, вода, жизнь — все это мы попытались показать в фильме с помощью символов, которые и сегодня для современных украинцев являются важными и определяющими нас. Главные визуальные коды, из которых соткан фильм, — это лелече гнiздо (гнездо аистов) — символ благополучия в семье и мира; пшеничное поле/земля — символ жизни; тополя (тополь) — символ женской красоты; соняшник (подсолнух) — символ солнца и труда. Снимая фильм, мы много думали про мистицизм в украинском кинематографе 1960–1970-х годов. В кампании, которая выйдет позже, мы вдохновлялись работами, на мой взгляд, главного украинского художника Марии Примаченко. В лукбуке стояла задача снять тему Триполья модно и современно, без примеси этномотивов. Получилось очень в духе съемок Стивена Майзела для Prada 2000-х.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}