T
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":1,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":643,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":643,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":643,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":643,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Sine.easeInOut","automatic_duration":false}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Фото: Богдан Широков

текст: Лиза Золотухина

специальный проект

Вместе с Diesel составили список популярных слов самого свободного от стереотипов поколения

В июле мы запустили новый диджитал-номер The Blueprint The Youth Issue, посвященный молодости — и тому, что мы под этим понимаем в 2021 году. Говоря о ней, невозможно обойтись без языка поколения Z — людей, которые родились примерно с 1997 по 2012 год. За их темпом жизни, постоянно пополняющимся словарным запасом и отношением к себе и миру бывает непросто уследить. Но мы попробовали и совместно с брендом Diesel, который одевал в деним передовые поколения еще в 80-х и 90-х, хотя бы немного распутали ДНК Gen Z. В итоге получился словарь с комментариями блогера Гоши Pomogisebe и съемка в вещах Diesel из новой коллекции DieselXDiesel.


Gen Z считают, что понятие границ устарело, и не видят в нем пользы и уж тем более необходимости. Причем речь даже не о физических границах между странами (интересно, что миллениалы любят путешествовать больше, чем поколение Z), а об отношении к коммуникации. Основной канал общения джензеров — соцсети. А в интернете, как известно, границ не существует.




Гоша Pomogisebe:

«Первое, что приходит на ум, когда я думаю о поколении Z, — это оптимизм, культ продуктивности (в комплекте с выгоранием), ненависть к голосовым сообщениям и немного лени.


Наверное, не совсем правильно говорить за все поколение, но я вижу Gen Z менее раздражительным и пессимистично настроенными, чем предыдущие поколения. Мы много разговариваем — для нас не существует закрытых тем. А еще мы никого не осуждаем и знаем про личные границы.


В этом поколении очень много поддержки, осознанности и нежелания мириться с мнением, которое навязывают нам другие люди. Сейчас можно наблюдать за гибелью стереотипов: как выглядеть, одеваться или разговаривать, теперь решаешь только ты. Gen Z — это поколение людей, которое хочет жить для себя!»


Gen Z считают, что бинарное деление на «мужское» и «женское» — неверно. Это поколение выстраивает новые правила гендерной толерантности и живет по ним. Например, они перестают делить одежду на «мужскую» и «женскую». Этого подхода придерживаются и ролевые модели поколения Z: Гарри Стайлса легко можно увидеть как в платье, так и в классическом костюме с галстуком, а Билли Айлиш — в оверсайз-вещах или чулках и корсете.

Гоша Pomogisebe: 

«Агендерность — необходимое понятие. У меня даже язык не поворачивается назвать его трендом: кажется, что так должно быть всегда.


Меня радует, что границы между „можно“ и „нельзя“ в плане гендера постепенно стираются. Я хочу делать маникюр с цветными ногтями, надевать яркие джинсы и использовать розовый цвет в своих луках. Разве я не могу так выглядеть, потому что кто-то считает, что это не по-мужски? Если это приносит мне удовольствие и не ущемляет ничьи чувства, то, конечно, могу!


Я начал делать цветной маникюр еще три-четыре года назад. Тогда я еще чувствовал себя неуверенно, например, меня волновали взгляды в метро. Но это люди, которых я вижу в первый и последний раз. Так почему меня должно волновать их мнение, если мне в кайф носить лак на ногтях?»


Из прошлого пункта ясно, что у Gen Z есть потребность и в новом, агендерном языке. И «персона» — одно из ключевых слов в этом новом лексиконе. Им Gen Z заменяют привычное нам понятие «человек». Ведь, как показывают исследования, часто «человек» по умолчанию воспринимается как лицо мужского пола.

Или «синдром главного героя», который встречается у многих джензеров. По сути, это романтизация повседневности, когда представители поколения Z думают, будто их жизнь похожа на фильм или книгу, где они — главные герои

По данным опроса CommScope, cамая привлекательная профессия для поколения Z — популярный видеоблогер. О карьере на YouTube мечтают 37% респондентов. И это не просто эфемерное желание: больше 50% Gen Z создают контент своими силами и действительно работают над тем, чтобы получить первый миллион подписчиков на YouTube.

Гоша Pomogisebe: 

«Соцсети для меня — это все! Колоссальный инструмент, значение которого невозможно переоценить. Через инстаграм я познакомился с огромным количеством интересных людей. Там меня нашло мое модельное агентство, там же меня замечают фотографы, дизайнеры и бренды. А еще я заряжаюсь от сообщений людей, которые на меня подписаны. Чувствую и поддержку, и ответственность, которая мотивирует меня к росту. Для меня очень важно читать директ, и, к слову, там почти никогда нет негатива — за это я очень благодарен моей аудитории.


Не думаю, что у меня есть какой-то образ. Банально, но это правда я — такой же, как и в жизни. Я искренен в своем блоге, поэтому вокруг собралась такая экологичная публика».


Если просто перевести это выражение, оно будет означать привычку запойно смотреть сериалы и телешоу. Но это понятие шире, чем непрерывный просмотр всех сезонов «Игры престолов». Появление отдельного слова, которое обозначает «запойный просмотр», многое говорит о том, как Gen Z потребляют контент. С одной стороны, их внимание тяжело удерживать долго, с другой — после того, как они закончили один крутой сериал на Netflix, им сразу же нужно начать другой. Возможно, такая постоянная потребность получать много контента — одна из причин быстрого взлета популярности стриминговых сервисов.

Исследование креативного агентства Brand House показало, что у поколения Z отлично работает интуиция. Их не так просто провести: джензеры родились со смартфонами в руках и медиаграмотностью в настройках по умолчанию. Когда они читают рекламный текст или смотрят ролик, могут сразу определить, фальшивка перед ними или что-то, стоящее их внимания.

Гоша Pomogisebe: 

«Приложение экранного времени говорит, что я провожу в телефоне десять часов в сутки. Я даже удивлен, что так мало — ведь здесь и работа, и учеба, и отдых.


Я привык просыпаться и сразу читать директ, разбирать почту и все мессенджеры. Я бы назвал это скорее тревожностью, а не усталостью от гаджетов. Признаю, что у меня начинается дикий стресс, когда где-то не ловит сеть. Если телефон разряжается, а рядом негде взять пауэрбанк, то я скорее поеду домой, чем буду сидеть без него. Иногда меня настигает тревога, что я не онлайн, пока сплю... Некоторые из этих моментов я прорабатываю с психотерапевтом. Пока диджитал-детокс на день звучит для меня страшно, но я над этим работаю.


Я сильно фильтрую все, что смотрю. Как-то даже на полгода удалял телеграм, чтобы не подписываться на все эти каналы с новостями, которые тебе не нужны. Все друзья спрашивали „А ты видел, что стало с ней?“, „А ты знаешь, кто победил на „Холостяке“?“, „А ты уже видел их скандал?“. А я ничего не видел, не знал и не хотел знать, и это было потрясно. Сейчас я снова сижу в телеграме, но только по работе».


Для миллениалов, которые выросли в России, девяностые связаны с довольно травматичными воспоминаниями о дефиците и нестабильной политической обстановке. Для Gen Z, которые не особо помнят, что происходило в эти времена, девяностые теряют свою травматичность и приобретают романтический налет ностальгии. Gen Z могут разглядеть в той эпохе определенную эстетику и красоту, а еще найти источники вдохновения. Как раз эту мысль и транслирует новая коллекция Diesel. Модели, которые переосмысливают знаковые вещи марки, напоминают нам о цикличности моды и свободном стиле девяностых, который притягивает современное поколение бунтарским духом.


Так Gen Z называют явление, которое уже вышло из моды. А еще — людей, которые до сих пор носят, смотрят или делают что-то немодное (по мнению джензеров). Вот несколько примеров чуги: Pinterest, коллекционирование кроссовок, сериал «Офис», татуировки по «Гарри Поттеру».

И мы снова возвращаемся к гендерным метаниям поколения Z. Слова «муж», «жена» и «сожитель» постепенно отходят в прошлое. И джензеры ищут варианты на замену. Например, «партнер» подчеркивает равноправное положение в отношениях.


Краш (от англ. crush) — уже про менее серьезные отношения. Это объект тайной влюбленности. Причем краш — необязательно человек, с которым вы знакомы лично. Это может быть актер, музыкант, инфлюенсер или даже персонаж книги, фильма или сериала.


Это слово часто используют в сочетании с «крашем». Оно происходит от глагола to stan, который отсылает к треку Эминема Stan. В песне фанат Эминема не может принять, что кумир не отвечает на его письма, и вместе с беременной женой съезжает на машине с моста. Соответственно, словосочетание «стэнить краша» предполагает, что вы восхищаетесь своей зазнобой и пристально (возможно, слишком пристально) следите за его или ее жизнью и успехами.

Gen Z — противоречивое поколение. С одной стороны, с помощью постиронии они выстраивают довольно дерзкий образ в соцсетях. Но часто постирония — защитный механизм от травли, буллинга и нарушения личных границ. Так что за дерзостью и шутками на грани часто скрывается ранимый и хрупкий человек.


Gen Z — не то поколение, которое будет терпеть травлю или нежелательное внимание. И пусть термин «токсичность» — не их изобретение, но именно они делают больше всего, чтобы с ней бороться. Джензеры стараются создать вокруг себя максимально безопасное пространство и не будут молчать, если поведение других людей нарушает их личные границы.


«Как бы ни прозвучало, замечательно, что токсичность сейчас в топе слов поколения Z! Популярность этой темы подвигла многих анализировать людей и начать тщательнее в них разбираться, а еще выстраивать правильные личные границы. Для кого-то это стало настоящим прозрением, ведь человек мог много лет находиться, например, в абьюзивных отношениях и считать их нормой.


Я думаю, чем больше подобных тем затрагивается в обществе — тем лучше.


При этом важно чувствовать грань и не реагировать негативом на любую критику, ведь она может быть вполне конструктивной».


Гоша Pomogisebe: 

Она везде, и придумали ее, конечно же, не Gen Z. Но именно они сделали осознанность своей новой религией. Без некоторого замедления они рискуют просто сойти с ума. Джензеры — поколение, в котором телефон — продолжение руки. Они потребляют больше информации, чем кто-либо до них. Поэтому перерывы и обретение себя «здесь и сейчас» особенно им необходимы.

Гоша Pomogisebe: 

«Очень приятно видеть людей, которые знают, чего хотят от жизни. Которые умеют находиться в моменте и проживать свои чувства, а не глушить их. Понимать и принимать самого себя крайне важно. А еще видеть причинно-следственную связь, отслеживать ее и синтезировать в опыт».

Свобода для джензеров — многогранное понятие. С одной стороны, они явно поддерживают свободу самовыражения. С другой стороны, живут в эпоху формирования новой этики. Ее правила — от норм общения в соцсетях до сложных вопросов культурной апроприации — вырабатываются прямо у нас на глазах. И чтобы принять их и повсеместно ввести, Gen Z понадобится еще много времени и сил.

«У меня нет зацикленности на онлайне. Я вдохновляюсь людьми и не могу без живого общения. А креативные идеи чаще настигают меня ночью, сейчас я учусь вовремя их записывать.


Я никогда не загадываю, сколько просмотров наберет видео в тиктоке, не стараюсь быть машиной по изготовлению контента. В том, что я делаю, главное для меня — делать это от души».


Гоша Pomogisebe: 

Новая коллекция Diesel соответствует основным ценностям поколения Z. В капсулу, которую создал креативный директор бренда Ренцо Россо, вошли самые знаковые вещи марки: джинсы, юбки из денима, куртки, похожие на студенческую униформу, кожаные жилеты и свободные худи. Одежда, хоть и переосмыслена в соответствии с последними трендами, отсылает нас к восьмидесятым и девяностым — эпохам, которые так любят романтизировать Gen Z.

Фото: Богдан Широков

Стиль: Светлана Танакина

Сет-дизайн: Екатерина Старостина 

Креативный продюсер: Светлана Павлова

Арт-директор: Катя Сикачева

Макияж: Валерия Витько

Менеджер проекта: Павел Прошин

Ассистент стилиста: Джаннет Османова

Ассистент фотографа: Антон Гребенцов, @boldmoscow

Редактор: Лера Гамина


Все вещи доступны в магазинах Diesel 

в ТЦ «Атриум» и универмаге «Цветной»



{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}
Логотип The Blueprint
The Blueprint запрашивает разрешение на push-уведомление
Логотип The Blueprint

×