Темы
T

Что происходит с американской модой?

ТЕКСТ: Яна Лукина

В конце прошлого года мир всколыхнуло известие об уходе (пусть и довольно закономерном) Рафа Симонса из Calvin Klein. А что если это событие — всего лишь еще один признак кризиса, в котором находится заокеанская модная индустрия? Пробуем досконально разобраться в вопросе. 

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Для американской fashion-индустрии прошлый год завершился на весьма тревожной ноте: аккурат под рождественские каникулы стало известно об уходе из Calvin Klein Рафа Симонса — на восемь месяцев раньше завершения контракта. И это не столько грустно (кто-кто, а скинувший с себя явно не слишком комфортные путы дизайнер точно не пропадет), сколько символично. Бельгиец Симонс должен был спасать подразвалившуюся Нью-Йоркскую неделю моды (об этом — чуть позже), а вместе с ней, наверное, и всю локальную индустрию. Он, в конце концов, получил кресло креативного директора в едва ли не самом американском среди всех американских брендов — и это как раз история про большую ответственность, которая приходит с большой силой. Симонс, похоже, и сам был не прочь сделать Америку great again. Что его в итоге и сгубило: Раф так увлекся «американой» и поверхностными поп-культурными отсылками, что симпатизировать происходящему в какой-то момент перестали даже его самые ярые фанаты.



Сегодня, когда черта под этой главой уже подведена (а Calvin Klein временно выведен из игры: мы не увидим марку на NYFW в феврале), трудно без горькой иронии взглянуть на все награды, которыми за два года Совет модных дизайнеров Америки успел засыпать европейца: он два раза подряд становился Womenswear Designer of the Year, в 2017-м также получил трофей еще и как лучший дизайнер мужской одежды. В Симонсе так отчаянно хотели обнаружить «мессию», что провал его миссии кажется закономерным: кто же выдержит такое давление?


Меж тем поиски нового спасителя американской моды вряд ли прекратятся, несмотря на печальный опыт. Америке, по сути, нужен супергерой — такой, чьи коллекции давали бы эффект разорвавшегося снаряда и сметались бы с прилавков быстрее, чем туда попадали. Равняться есть на кого: в Старом Свете блестяще овладели искусством хайпа. Gucci, Balenciaga, Dior, активно отвлекающий внимание от одежды «спецэффектами» на шоу. По итогам сезона весна–лето 2019 самыми просматриваемыми показами на сайте Vogue.com стали Celine и Burberry — и можно только догадываться, как повышенное внимание конвертируется в финансовый успех для вызвавших немало споров дебютов Эди Слимана и Рикардо Тиши. Из «ньюйоркцев» в десятку попал только все тот же Calvin Klein. И то — лишь на девятую строчку.

Proenza Schouler, ВЕСНА-ЛЕТО 2019

Пожалуй, ничто так не намекает на кризис американской индустрии, как состояние NYFW. Разросшаяся до монструозных масштабов, она в последние годы стала терять своих сильнейших — в разных смыслах — игроков, одного за другим. Rodarte, Altuzarra и Proenza Schouler посчитали, что им будет комфортнее в Париже (Rodarte и Proenza Schouler в итоге вернулись в Большое яблоко, хотя свой ближайший показ сестры Малливи все-таки планируют устроить в родном Лос-Анджелесе). Vera Wang, Rag & Bone, Diane von Fürstenberg, Zac Posen и Jason Wu отказались от проведения показов; то же самое личные обстоятельства вынудили сделать Джорджину Чапман и Керен Крейг из Marchesa. Александр Вэнг захотел жить по собственному календарю: теперь весенне-летние коллекции он показывает в июне, осенне-зимние — в декабре. Томми Хилфигер отправился в бесконечную гастроль и уже успел побывать с шоу в Лондоне, Милане и набирающем популярность Шанхае. Англичанка Виктория Бекхэм, с самого основания именного бренда пользовавшаяся американским гостеприимством, перенесла показы в Лондон. В совсем уж удручающем положении оказался после ухода основательницы и DKNY. Все это напоминает хоррор, в котором не известный науке, но смертельно опасный вирус выкашивает половину населения Земли — по традиции начиная с густонаселенного Нью-Йорка.

Altuzarra, весна-лето 2019

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-107,"y":28,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":54,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":13,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":15,"properties":{"x":43,"y":29,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":14,"properties":{"duration":29,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Тех, у кого к вирусу иммунитет, можно пересчитать чуть ли не по пальцам одной руки: Том Форд, Майкл Корс, Ральф Лорен, Марк Джейкобс. Может быть, сюда стоило бы включить Oscar de la Renta и Carolina Herrera, но и там и там на смену основателям пришли молодые (Оскар еще до своей смерти успел назначить преемниками некогда трудившихся у него Лору Ким и Фернандо Гарсиа, а Каролина Эррера наняла Уэса Гордона) — и обе марки воспринимают скорее как новичков, нежели старожилов.

{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":44,"y":-50,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":50,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":-158,"y":-19,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":79,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Что же касается «большой четверки», с ними тоже не все так просто. По крайней мере, не со всеми. Да, Джейкобс радует бойкими, полными здоровой самоиронии коллекциями, но пресса не устает сообщать о его финансовых трудностях: несколько лет назад дизайнеру пришлось упразднить младшую линию, Marc by Marc Jacobs, за чем последовало сокращение штата и точек продажи для старшей. В прошлом году LVMH, владеющий Marc Jacobs, назвал его доходы одними из самых слабых среди своих брендов. Относительно успешным можно считать Michael Kors; в финансовом смысле там полный порядок. Правда, звонкую монету Корс чеканит не за счет продаж подиумных коллекций, а благодаря доходам от реализации достаточно бюджетных сумок, на которые фэшн-инсайдеры обычно смотрят с нескрываемым презрением. Как бы то ни было, «финансовое чудище», как однажды назвала Корса модный критик Робин Гиван, заработал достаточно, чтобы Michael Kors Holdings — совсем скоро ее переименуют в Capri Holdings Ltd. — смогла завладеть Versace. Это, в общем-то, одна из немногочисленных побед американского фэшн-рынка над европейским.

Marc Jacobs, ВЕСНА-ЛЕТО 2019

Christian Siriano, ВЕСНА-ЛЕТО 2019

Как и внезапный триумф — кого бы вы думали? — Кристиана Сириано, некогда участника Project Runway и редкого дизайнера, который «топит» за инклюзивность не только на словах, но и на деле. В показах Christian Siriano участвуют представительницы разных рас и телосложения. А еще он охотно берется наряжать на красную дорожку знаменитостей, с которыми не хотят работать другие модные дома (да-да, это все еще происходит с теми, кто — о, ужас! — недостаточно худой, молодой и так далее). Такая непредубежденность вылилась в то, что на «Оскаре» 2018 в платьях и костюмах Christian Siriano отметились сразу семнадцать гостий, включая номинантку Лори Меткаф и живую легенду Вупи Голдберг. Ни в коем случае не сомневаемся в искренности намерений Кристиана, но нельзя не отметить имиджевый и коммерческий потенциал маневра: он блестящий.

вупи голдберг, на церемонии вручения «оскара», 2018

Keaла сеттл, НА ЦЕРЕМОНИИ ВРУЧЕНИЯ «ОСКАРА», 2018

лори меткалф на церемонии Tony Awards, 2017

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

В то же время «самоотвод» внушительной части знакомых брендов с Недели моды в Нью-Йорке проложил дорогу новичкам. На карандаш наконец-то взяли Collina Strada, Matthew Adams Dolan (вещи бренда уже носит Джиджи Хадид — стоило увидеть ее в том самом жакете и шортах), Jonathan Cohen, Eckahaus Latta, Area, LaQuan Smith и  Christian Cowan. Каждый из них по-своему многообещающий, сделанный миллениалами для миллениалов и наступающего им на пятки поколения Z. Больше других преуспел основатель марки Pyer Moss Кирби Жан-Реймонд: вещи с остросоциальным подтекстом носили Исса Рэй, Трейси Эллис Росс и Мишель Обама; дизайнер выпустил коллаборацию с Reebok, а еще получил награду CFDA/Vogue Fashion Fund. С таким кредитом доверия Жан-Реймонд просто обязан «выстрелить» уже в ближайшем году. Даже если решит вовсе не участвовать в неделях моды: в недавно опубликованном расписании грядущей NYFW Pyer Moss не значится.

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Исса Рэй в Pyer Moss на церемонии CFDA Fashion Awards

Pyer Moss X Reebok

Трейси Эллис Росс В SERGIO HUDSON на церемонии American Music Awards

{"points":[{"id":16,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":18,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-2}}],"steps":[{"id":17,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":111,"columns_n":10,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}