T

Возвращение tailoring

Текст:
Марина Прохорова

Всевозможные интерпретации классического мужского костюма с нами, видимо, не на один сезон. Почему — объясняет Марина Прохорова («Ъ-Weekend»).

Коллекции Gareth Pugh смотреть интересно, но к коммерческой моде они не имеют никакого отношения. В нынешнем сезоне у него полно прекрасно скроенных жакетов и пальто — с развернутыми плечами, в талию. Самого фетишистского вида, но тем не менее сшитых по всем правилам и реально изящных. Демна Гвасалия, больше всех приложивший руку к ugly chic, стилю, вплоть до нынешнего сезона владевшему умами и гардеробами самых продвинутых членов модной общественности, создал для Balenciaga серию почти элегантных пальто. Во всяком случае, когда они расстегнуты, видно — это прекрасные манто, отличающиеся от традиционных лишь асимметричными полами.

Gareth Pugh,
ОСЕНЬ-ЗИМА 2017

Balenciaga, ОСЕНЬ-ЗИМА 2017

А уж у дизайнеров, постоянно работающих со всевозможными модификациями классических жакетов, в этот раз их стало явно больше обычного. И главное, эти костюмы и жакеты выдержаны в очень чистом стиле. Томас Майер для коллекции Bottega Veneta создал элегантнейшие дамские костюмы в духе 1940-х, в юбилейной коллекции Dries Van Noten полно семидесятнических жакетов и пальто, у Fendi пальто самого аристократического вида — в талию, с чудесной твердой линией плеч и красивыми, любовно выработанными лацканами.

Ингрид бергман, 1939

Bottega Veneta, ОСЕНЬ-ЗИМА 2017

Fendi, осень-зима 2017

Клаудия Дрэйк и Том Нил в фильме «Объезд» 1945

dries Van Noten, ОСЕНЬ-ЗИМА 2017

Джоан Кроуфорд в роли Милдред Пирс, 1941

мелани гриффит в фильме «Деловая женщина», 1988

И вообще в этом сезоне удивительно много пальто, жакетов, костюмов, которые без зазрения совести можно назвать элегантными. Крепко посаженные на свое место рукава, талия на положенном месте, подчеркнутая тщательность исполнения стали очень заметными. Конечно, все эти признаки профессионализма в той или иной степени обязательно присутствовали в одежде prêt-à-porter. Но тут вдруг всевозможные вариации классики просто вошли в моду. И они заметны больше всех кунштюков прошлых лет. Оказалось, что приличный женский костюм не нивелирует индивидуальность, а совсем даже напротив. Он выглядит свежо, демонстрирует космополитичность своей хозяйки и вновь, как в прошлом веке, говорит о ее успешности. А ведь в принципе любая одежда и любая мода — это про статус и положение в обществе. Просто сейчас стабильность и сила в очередной раз становятся для людей более важными понятиями, чем толерантность по отношению к традиционным скучным нормам вкуса, вычурная художественность или активная приверженность принципам ЗОЖ. Искусственный мех, конечно, пока побеждает натуральный, а кроссовки и тишотки носят с любой одеждой, но все же посреди экономического кризиса, волны терактов и вернувшихся страхов перед кошмарами войн не до романтики. Люди хотят не только утешения, которое им приносила забавная и преувеличенно народная мода прошлых сезонов, но и защиты. А защищает именно костюм.

обложка выкройки пиджака, 1980

"Бегущий по лезвию", 1982

Эва Перон встречает делегацию в Секретариате Труда и социального обеспечения,1949

Джулия робертс на вручении премии «золотой глобус», 1991

Портновское мастерство, английский tailoring, французский couture, итальянская sartoria внезапно из просто основы модной индустрии вновь стали зримым и важным ее воплощением. Конечно, в этом возвращении тейлоринга на модные подиумы многое связано с тем, что мода вообще развивается волнами и все время возвращается к нам в измененном, но все же узнаваемом виде. Однако эти волны и перемены не бывают случайными. История костюма очень явно демонстрирует, как тесно и плотно одежда любой эпохи связана с социальной и политической обстановкой. Примерно так, как архитектура отражает господствующую философию — но одежда более конкретна, конечно. А классический костюм, как ни крути, в своей основе имеет военный мундир. И мужской пиджак, и женский жакет-тайер — это облегченные доспехи. Да, давно уже рассчитанные на парады и чистую демонстрацию собственного превосходства, а не на военные действия. Но классический тейлоринг — он про силу. Он защищает теперь только психологически, но все равно успокаивает. И вновь можно вспомнить про историю. Мужской костюм с военными доспехами был, конечно, связан почти всегда. Но в женскую великосветскую моду всевозможные модификации камзолов, спенсеров, блейзеров и пиджаков (достаточно вспомнить про плечистые жакеты 1940-х) чаще всего входили в двух случаях. Либо при очередном витке эмансипации, либо в военную пору. Причем эти два повода почти всегда связаны между собою.

линда евангелиста,
vogue italia 1989

american Vogue, 1985

«МИЛДРЕД ПИРС», 1941

Ева Перон принимает ветеранов гражданской войны Испании в Толедо,1947

изабелла росселлини на обложке Vogue Paris, 1990

С одной стороны, все это усиливает тревогу. Портновский тренд оказался очень устойчивым. Недели prêt-à-porter на ближайшие весну–лето уже прошли, и мы могли убедиться, что крепко сшитых, «построенных», как говорили старые портные, тайеров и пальто пиджачного покроя меньше не стало. Напротив, они будут выглядеть еще убедительнее, еще больше напоминать доспехи, еще надежнее защищать от опасностей внешнего мира. Так что прогнозы фэшн-дизайнеров на наше ближайшее будущее выглядят пессимистично. С другой же стороны, тейлоринг, любовное отношение к портновскому мастерству и любым техникам ручной работы — это прекрасно. Любой нормальный педагог, любой биолог и любой родитель знает, как важна тонкая кропотливая работа руками, вся эта мелкая моторика для человеческого ума. Человеческая цивилизация выросла на ремеслах. И тейлоринг при любом развитии технологий нам про ценность этого ручного мастерства напоминает. Хорошие мозги по большому счету тоже полезны для того, чтобы обеспечить себе безопасность.

грейс джонс, 1981

{"width":1200,"column_width":132,"columns_n":8,"gutter":20,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}