T

Лучше меньше 

«Каждая девушка мечтает о большой красивой груди» — кажется, этот тезис из ранних нулевых давно пора вычистить из поисковых систем. Рассказываем, почему девушки выбирают редукционную маммопластику — уменьшение груди, и какие риски ждут тех, кто решается на такую операцию.

«То, что большая грудь — это проблема, я поняла еще в 12 лет. В деревне у бабушки я надела купальник, пошла купаться, и там мальчишки спросили: „Это что, сиськи?“. И я поняла, что моя прежняя жизнь закончилась. Я стала тем самым человеком, который говорит: „В глаза смотри!“ — рассказывает The Blueprint Оксана Болотова, владелица консьерж-агентства Solid.Rent из Москвы. — Худенький подросток с грудью четвертого размера, которая продолжала расти. Мама смотрела на меня с укоризной и говорила, что „грудь надо прятать“. Я прятала — выбирала корректирующие лифчики. Когда стала старше, поправилась, грудь начала обвисать. Помню, как буквально скручивала свой уже шестой размер, чтобы уместить в чашку DD. По вечерам снимала лифчик, видела на плечах раны от лямок и мечтала уменьшить себе грудь».


Грудь тяжело носить. Эту причину пациентки, которые обращаются к хирургам за редукционной маммопластикой, называют основной. Специалисты Mayoclinic говорят, что уменьшение груди может помочь избавиться от хронических болей в спине, шее и плечах, раздражения на коже под грудью, ограничений физической активности и даже улучшить самооценку.


«Кто-то приходит ко мне и говорит: мне 60 лет, я хочу, как раньше, заниматься верховой ездой или кататься на горных лыжах, а грудь мешает, — рассказывает пластический хирург, владелец собственной клиники Александр Грудько. — Кто-то испытывает регулярные головные боли, потому что пережимается шейный отдел позвоночника». Эстетика тоже играет роль, с запросом «Это некрасиво» женщины часто обращаются в клиники. «До беременности я никогда не мечтала об уменьшении груди, мне нравилось мое тело, — рассказывала у себя в Instagram актриса Рейчел Блум. — Но потом я забеременела, и грудь быстро выросла с DD/DDD до размера G. Во время беременности и грудного вскармливания вам о таком никто не говорит, но мне в конце казалось, что у меня есть пара больших мягких шаров, которые тянут грудь вниз». Блум сказала, что перестала спать по ночам, если не подкладывала между грудями подушку, у нее появились высыпания, и после трех месяцев таких мучений она приняла решение пойти на операцию. «Я все еще восстанавливаюсь, но уже чувствую себя более комфортно», — написала тогда актриса, а уже через неделю выложила фото в майке с глубоким вырезом и подписью «Выгуляла новые сиськи».


Психологи считают, что любое хирургическое вмешательство — в особенности вмешательство в образ тела — стоит сопровождать терапевтической поддержкой до и реабилитацией после. «Обычно наши представления о том, как мы выглядим, какие эмоции, мысли и собственное поведение с ним связаны, меняются в течение жизни, но это происходит постепенно. Пластическая операция резко меняет наш образ, и психика может с этим не справиться, особенно если речь идет о груди, — говорит кандидат психологических наук, руководитель АНО „Центр прикладных исследований Русского общества психосоматики“ Наталья Фомичёва. — В нашей культуре женская грудь — часть тела, на которой сконцентрировано большое внимание — вспомните битвы по поводу грудного вскармливания на людях. Мы живем не в вакууме и можем на рациональном уровне быть, например, за бодипозитив, но при резком смене собственного образа тела могут проявиться глубинные переживания».


О таких переживаниях в 2007 году рассказывала People Куин Латифа. По словам актрисы, когда она похудела, грудь осталась почти прежнего, большого размера. Латифе было тяжело ее носить, и она «легла под нож», хотя это решение принимала долго, и далось оно ей нелегко. В интервью актриса говорила, что восстановление было болезненным, остались шрамы, а кроме того — она скучала по тому, как выглядела раньше, и даже перенесла депрессию.


Скачки настроения, депрессивные состояния или, наоборот, полное принятие новой себя — любой из этих ответов психики на операцию на груди может считаться нормальным, считает Наталья Фомичёва. «Лучше об этом помнить, и даже если результат после операции полностью устраивает, пройти психодиагностику: если все в порядке — значит, вашей психике хватило ресурса справиться с этим самостоятельно. Если не хватило — это не значит, что вы слабая или безвольная, со всем есть способы справиться».


Как выбрать хирурга

{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.5,"scaleY":0.5,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

По запросу «Уменьшение молочных желез» «Яндекс» выдает несколько тысяч ссылок. В поисковой выдаче — разброс цен и тональности описания операций. Есть корректные — например, на сайте клиники профессора Натальи Кораблевой в Петербурге рассказывается, что «операция показана женщинам, которые испытывают физический и психологический дискомфорт, обусловленный неестественно большим размером бюста и связанными с ним диспропорциями тела». Московская Бюстклиника аккуратно шеймит предполагаемых пациенток: «Большая и аккуратная грудь — гордость и мечта практически любой девушки. Однако в некоторых ситуациях может потребоваться корректировка объема в меньшую сторону. Слишком большая грудь, потерявшая былую форму, способна доставить своей владелице массу неудобств».


Девушки, которые решились на уменьшение груди, и сами часто сталкиваются с неприятием себя. «До первой беременности у меня была „двойка“, которая меня полностью устраивала, — рассказывает Мария Ильина из Санкт-Петербурга. — Я родила, молоко ушло, а грудь просто сдулась. Стандартная линейка размеров белья заканчивалась задолго до того, как заканчивалась, собственно, моя грудь. Да и надевать обычное белье я не могла: один наклон за ребенком — и грудь из лифчика вылетала. Спортивные топы носила и днем, и ночью — иначе во время сна грудь затекала, и утром было больно, я чувствовала, как натягивается кожа от ареолы до ключицы. Без белья я была только в душе».


Мария рассказывает, что, помимо физической боли, стеснялась самой себя: ей было неловко раздеваться во время близости с мужем. «Может быть, если бы моя грудь была большой, но красивой, я бы не стала ее уменьшать, — говорит Мария. — Но это не было красиво: в мои 23 года все тело после беременности пришло в норму, а грудь была такой обвисшей, что я стеснялась раздеться при близком человеке».


{"points":[{"id":10,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":12,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.5,"scaleY":0.5,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":11,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":7,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.5,"scaleY":0.5,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":9,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":8,"properties":{"duration":250,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

До принятия окончательного решения Мария побывала на консультациях у нескольких хирургов. Выбирала в Instagram — рассматривала фотографии пациенток до и после, читала отзывы. Остановилась на петербургской клинике «Атрибьют», которая регулярно разыгрывала бесплатные операции: пациентки присылали свои фото, а хирурги выбирали самый интересный случай либо делали операцию про-боно тем, у кого не было денег заплатить. Конкурс Ильина не выиграла, но операцию по уменьшению и подтяжке груди (мастопексии) запланировала. «Я пришла с запросом: сделайте, чтобы было так, как до беременности, — рассказывает Мария. — Но доктор меня осадила: сказала, что ее задача, чтобы в результате моя грудь смотрелась гармонично с телом. У меня тогда присутствовал лишний вес, поэтому мы взяли паузу на полгода — за это время я похудела».


Оксана Болотова тоже худела перед операцией — достижение веса, который сама пациентка считает идеальным, врачи называют одним из факторов принятия решения о том, стоит уменьшать грудь или нет. Но не обязательных. «Человек может обратиться сразу за комплексом процедур, — пластический хирург клиники „Семейная“ Никита Молотков, — редукционной маммопластикой, липосакцией, абдоминопластикой».

Один из самых известных в России форумов о пластической хирургии имеет репутацию и самым «честных», с «реальными пользователями» (хотя полностью исключить наличие заказных отзывов, разумеется, невозможно. Тема уменьшения и подтяжки груди там в топ-5: сейчас в ней почти 80 000 сообщений, популярнее только маммопластика, абдоминопластика (уменьшение живота) и липосакция.


«Когда я выбирала врача, мне писали разные комментарии, — рассказывает Болотова. — Одна женщина, например, посоветовала вместо пластического хирурга поискать хорошего психолога, а не быть „одной из этих — с урезанными сиськами“. А я не вижу в этом проблемы: почему я не могу сделать себе то тело, которое я хочу?»


На форуме можно обсудить разные темы — например, то, как реагируют на редукцию женской груди мужчины. «Муж не то чтобы очень радовался этой моей затее, но отговаривать сильно уж в негативном ключе не стал, потому как понятно, что меня легче убить, чем отговорить».

{"points":[{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":8,"properties":{"x":0,"y":37,"z":0,"opacity":1,"scaleX":0.82,"scaleY":0.82,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":7,"properties":{"duration":37,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":22}},{"id":3,"properties":{"x":69,"y":227,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-19}},{"id":4,"properties":{"x":43,"y":151,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-19}},{"id":9,"properties":{"x":69,"y":228,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-19}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":227,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":76,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":10,"properties":{"duration":77,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Сколько стоит операция

В России операция по уменьшению и подтяжке груди стоит от 170 тысяч — финальная цена зависит от того, что входит в стоимость: предоперационные анализы, компрессионное белье, время нахождения в стационаре. «Если человек оперируется у меня, в среднем тратит 400 тысяч рублей, — говорит пластический хирург Александр Грудько. — Но Москва такая — можно найти и за 300, и за миллион. Дешевле может сделать молодой специалист, который не всякую грудь уменьшит».

Александр Грудько уверен, что выполнять редукционную маммопластику сложнее, чем ставить импланты, — уменьшение и подтяжка требуют кропотливой работы.


«Я начинал с увеличения груди — установки имплантов, — рассказывает хирург Александр Грудько. — Это проще, чем уменьшения, и далеко не всем подходит. Например, у меня был случай пациентки, у которой одна грудь была десятого размера, а другая — третьего. До того как попасть ко мне, она побывала у другого хирурга, который увеличил ей маленькую грудь до размера большой. Вместо того чтобы получить легкость, пациентка получила 700-граммовый имплант и две большие груди: одну висячую, другую стоячую. Пациентку результат устроил и с точки зрения хирургии всё было сделано правильно. А через 10 лет она увидела результаты уменьшения груди на моем сайте, пришла, и мы сделали ей операцию. Получилось идеально — теперь она может ходить без белья, ей легко».

Как проходит операция

Операция по уменьшению груди длится несколько часов, за это время хирург делает разрез вокруг ареолы и вниз по груди (так называемый якорный разрез), удаляет часть ткани груди и кожу, изменяет ее форму и перемещает сосок и ареолу. «Продолжительность операции зависит от размера груди, — говорит Никита Молотков. — Если грудь небольшого размера и уменьшение тоже требуется небольшое, операция может длиться полтора часа. Многое зависит от сложности операции и опыта врача: чем больше операций он уже провел, тем быстрее их делает».

Предоперационная подготовка длится дольше: нужно выяснить, что женщина полностью здорова, исключить сахарный диабет и сердечно-сосудистые заболевания, проконсультироваться с флебологом, маммологом, кардиологом и анестезиологом, а с пластическим хирургом — нанести предоперационную разметку. Так называемую карту, по которой доктор будет во время операции формировать новую грудь. «Помню, как доктор, стоя вместе со мной перед зеркалом, сложила мою грудь своими руками так, чтобы показать — как будет, — рассказывает Мария Ильина. — Будущий размер мы не обсуждали, хотелось, чтобы получилось гармонично».


«Пациентки часто приходят уже с картинкой [как должна выглядеть их грудь] в голове или в айфоне. Но воплотить все мечты не всегда возможно — мы ограничены медициной, — говорит хирург Александр Грудько. — Если девушка настаивает: или так, или никак, приходится ей отказывать».


В ста процентах случаев пластические хирурги отказывают, если пациентка просит сделать ей профилактическую мастэктомию — удалить грудь полностью или оставить только соски, но у неё нет к этому показаний. «Эта операция, которую сделала себе Анджелина Джоли, — рассказывает хирург Никита Молотков. — У неё были показания, она удалила грудь и поставила импланты. К нам приходят женщины, которые просят сделать им такую операцию, потому что они боятся заболеть раком. Это страшно, но по закону пластический хирург не имеет права удалить орган без показаний к этому — должен собраться консилиум врачей, который примет сложное решение. Но если грудь здорова, нет семейного анамнеза, указывающего на предрасположенность к раку, мутации в генах, патологий молочных желез, то и консилиум чаще всего отказывает».

Физическая реабилитация после редукционной маммопластики длится три месяца — нужно носить компрессионное белье. Швы снимать не нужно, они рассасываются сами, а через шесть месяцев рубцы бледнеют и становятся малозаметны. Противопоказаний — например, ходить без нижнего белья или заниматься спортом, нет.


«В первые дни после операции грудь была такая упругая, натянутая, торчком, — рассказывает Мария Ильина. — Мне хотелось, чтобы было идеально, чтобы даже без белья — как на картинке, одного уменьшения и подтяжки мало. Внутри должен быть какой-то каркас — например, имплант. Врач еще до операции предупредила: грудь будет естественной, красивой, но не жди, что соски будут смотреть в небо».


Мария обсуждала с врачом, что после того как «избавится от изъяна», то есть уменьшит грудь, собирается родить еще одного ребенка. «Сказать, как про импланты говорят: „Десять лет они точно простоят“, в случае уменьшения груди точно нельзя», — говорит хирург Никита Молотков. — У всех разная кожа, связки, обстоятельства — беременность, например».


«Помню, как вышла из наркоза, встала и сразу пошла к зеркалу. Смотрю на себя в корректирующем белье и думаю: какой кайф! — рассказывает Оксана Болотова. — От прежней груди осталась треть, но такая красивая. Первое, что я сделала, когда мне разрешили снять корректирующее белье: я поехала и купила себе три платья на тонких бретелях. Я впервые в жизни заказала купальник в интернете. Купальник-бандо! Я мечтала об этом всю жизнь — и в 34 года моя мечта сбылась».


Мария до сих пор старается не ходить без белья, хотя с момента операции прошло уже больше двух лет. «Я так боюсь, что она у меня снова обвиснет. Это какой-то психологический страх. Поэтому даже дома какой-нибудь лифчик, который не сковывает движений, надеваю. И еще один тонкий момент — чувствительность в некоторых местах груди до сих пор не восстановилась. Я знала об этом риске — мне рассказали, что это вариант нормы, еще на первой предоперационной консультации. Маловероятно, что чувствительность восстановится, но для меня, если выбирать между не делать и чувствовать или сделать операцию и не чувствовать — для меня решение до сих пор очевидно. На теле, кроме груди, хватает чувствительных мест».

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}