T

Сесил Битон

Сегодня в Эрмитаже открывается выставка «Сесил Битон и культ звезд» о легендарном глянцевом фотографе, снимавшем королевскую семью, Грету Гарбо и Одри Хепберн. О самых интересных фотографиях выставки рассказывают ее куратор Дарья Панайотти и архитектор эскпозиции Юля Наполова.

Одри Хепберн на съемках фильма «Моя прекрасная леди» 1963 год:

«Стоит величественная, спокойная, — напишет Битон о ней, — редко можно встретить девушку, так естественно принимающую свою известность». Одри позирует на фоне геометрического задника, сделанного по дизайну Битона, и в придуманом им же платье. Собственно говоря, фильм «Моя прекрасная леди» принес Битону сразу два «Оскара» — за лучшие декорации и лучшие костюмы. Кажется, что весь стиль — особенно скачки в Аскоте — это какая-то феерия и избыток, но вместе с тем это идеальное отображение времени. Битон, прекрасно знавший все социальные коды этой эпохи, смог придумать очень четкую и точную сатиру на английскую аристократию.


В этом кадре с геометричным задником Битон использует грубые черные линии, которые уходят в перспективу, — один из приемов, который мы также использовали в оформлении экспозиции: все наши тематические блоки и вся периметральная часть зала подчеркнута черными линиями, из которых вылезают буквы названия разделов.

Герцог и герцогиня Виндзорские, Париж, 1939 год:

Фотография влюбленной пары — Эдуарда и Уоллис. Он отказался ради нее от престола, она пошатнула устои британской монархии. На выставке представлены две фотографии Уоллис Симпсон: 1939 года, где она сидит и томно смотрит на своего мужа Эдуарда, и фотография в платье с лобстером от Эльзы Скиапарелли 1937 года. Важно учесть, что именно Битон помогал ей в построении публичного образа, подбирая, например, те же самые платья. Кроме того, Симпсон имела не самую фотогеничную внешность, а Битон пробовал разные ракурсы и в результате нашел вот такой кадр сверху в три четверти, когда ее лицо кажется менее тяжеловесным.

Британский писатель и философ Олдос Хаксли, 1936 год:

Очень интересная фотография: это не официальный портрет, а именно эскиз, но кадр смотрится законченным и четким. Пленка, за которой стоит писатель, вся исписана пометками: что отрезать, что подрезать, что удалить. Битон интересен своей ретушью. На мой взгляд, он был не столько фотографом, сколько художником: он старался улучшить и приукрасить людей в кадре, поэтому ретушь занимала особое место в его творчестве. Но даже его пометки на полях исполнены достоинства.

Девушки — мыльная пена, Баба Битон, Ванда Бейли-Гамильтон и леди Бриджит Пулетт на балу оживших картин, 1930-е годы:

Ревущие 20-е стали для Битона временем радости, веселья и творческого становления. Юные аристократы и примкнувшие к ним тусовщики вроде Битона тратили неимоверные усилия на то, чтобы разнообразить свой досуг. Таким образом возникли многочисленные тематические вечеринки, наряжаться на которые нужно было дерзко, достойно и очень необычно. Но зачем наряжаться, если вечер пройдет, а в газетах не будет твоей фотографии? Поэтому возникает целое направление фотографии, даже не репортажной съемки, а вот таких фотополотен с выверенной композицией. Для Битона это стало площадкой экспериментов. Его фотографии — это не просто фиксация того, что происходит, а сложные произведения искусства со сложными многоуровневыми сетами. В этот раз девушки (одна из них — его сестра Барбара «Баба» Битон) находятся на фоне конструкции из фольги, а перед ними — воздушные шарики, задрапированные в модный и очень прогрессивный материал того периода — целлофан. Украшения на девушках — длинные бусы из стекляруса. Именно этот кадр со стеклярусом вдохновил нас на создание занавеса из стразов для нашей экспозиции.

Княжна Наталья Павловна Палей, 1934 год:

Княжна, внучка Александра II, бежавшая из царской России, впоследствии ставшая манекенщицей в Париже, как и многие другие аристократки. Вскружила головы многим известным современникам, среди которых Ремарк и Экзюпери. Портрет получился в стиле ар-деко — контраст, тонкие линии, геометричный рисунок, на фоне которого она сфотографирована. Приглядевшись, с удивлением понимаешь, что княгиня сфотографирована на фоне матраса, который поставлен «на попа». Пружины, которые отходят от нее в разные стороны, и создают такой ардекошный мотив.

Стивен Теннант в образе Прекрасного Принца, 1927 год:

Современники называли Стивена Теннанта «ожившей иллюстрацией Vogue»: он был одним из самых ярких участников The Bright Young Things («Дерзкая задорная молодежь») — группы золотой молодежи (в которую входил и Битон), чьи выходки мусолились в прессе и однажды даже стали предметом обсуждения в парламенте. Считается, что Теннант послужил прототипом Себастьяна Флайта — экстравагантного дворянина, под чье обаяние попадает главный герой романа «Возвращение в Брайдсхед» Ивлина Во (еще одного участника «Дерзкой молодежи» и однокашника Битона по школе Хит Маунт).

Курсантка женских вспомогательных военно-воздушных сил на параде в Шропшире, 1941 год:

В годы Второй мировой войны Битон снимал для британского Министерства информации; он выпустил несколько альбомов, посвященных работе в тылу. Это очень не характерные для Битона снимки, выполненные в репортажной манере, по большому счету ему чуждой. Фотограф звезд и героев света, он стал много снимать простых людей. Мы не знаем имени этой девушки, не знаем ее судьбу: вернулась ли она к роли хранительницы домашнего очага или служба ее эмансипировала. Мы можем лишь оценить ее строгую красоту, подчеркнутую лаконичной композицией (не свойственной для Битона — любителя излишеств).

Грета Гарбо, 1946 год:

Наверное, главная романтическая связь в жизни Битона. Сыгравшая партработницу в комедии «Ниночка», Гарбо в реальности крутила роман с Джорджем Шлее, а влюбленный Битон, увы, всегда оставался в тени этого русского эмигранта, которого ревниво называл «русским осетром». Сделав предложение руки и сердца, фотограф напрасно ждал ответа. В его особняк близ Солсбери кинозвезда заехала по дружески — ненадолго. В конце концов, Битону, страдавшему от неразделенного чувства, пришлось самому оборвать эту связь; пережить неудачу помогла работа на износ в кинематографе.

Диана Купер в образе Клеопатры с картины Тьеполо, 1951 год:



В 1951 году в только оправлявшейся после военных невзгод Венеции состоялся Восточный бал, устроенный миллионером Карлосом де Бестиги. Грандиозная вечеринка, на которую пригласили все сливки высшего общества, получила название «Бал тысячелетия». Среди гостей, которых сфотографировал Битон, была Диана Купер, по мнению фотографа, одна из самых красивых женщин своего поколения. В 1910-х годах леди Купер входила в круг аристократической молодежи Coterie («Кружок») — его члены прожигали жизнь: пили, играли в азартные игры, нюхали хлороформ, гоняли на автомобилях и устраивали бесчинства в «Кафе "Роял"» и в «Пещере золотого тельца», первых британских ночных клубах. Жизни многих из них унесет Первая мировая война, а на смену им придут не менее скандальные молодые повесы, в числе которых окажется и Сесил Битон.

Британская поэтесса Эдит Ситуэлл, 1962 год:


Ситуэллы — поэтесса Эдит и ее братья, писатели Осберт и Сачеверелл  — находились в сердце британского модернизма. «На твоем месте я бы не слишком беспокоился о том, чтобы кем-то быть. Просто сблизься с Ситуэллами и посмотри, что из этого выйдет», — советовал Битону приятель. В результате именно эта дружба помогла ему обзавестись первыми важными знакомствами. Эдит Ситуэлл с детства страдала от давления родителей, и опыт постоянного сопротивления вылился в принципиальное отрицание умеренности и сдержанности. «Я непопулярный электрический угорь, запущенный в аквариум с золотыми рыбками», — говорила она о своей эксцентричности и своем месте в обществе. Серию снимков в тюрбане, декорированном страусиными перьями и органзой, Эдит Ситуэлл, к тому времени уже всемирно известная не только как поэтесса, но и как богемная светская львица, заказала Битону на свое семидесятипятилетие.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}