T

Советы юристов и директоров студий художникам

Если вы молодой художник, которого зовут принять участие в выставке, — на что обратить внимание в договоре? Как выстраивать отношения с кураторами?

Накануне открытия большой выставки «Немосква» между организаторами и участниками проекта случился конфликт. Двое финалистов кураторской школы «Немосквы» Олег Устинов и Елизавета Кашинцева не были представлены на этой выставке и не получили денег, чтобы ее реализовать в другом месте, хотя полагали, что по условиям победы должны были получить поддержку. Глазами организаторов все выглядит иначе: они утверждают, что никогда не обещали проектам, не реализуемым в Манеже (в рамках основной выставки), финансовой поддержки, и это было прописано в положении о конкурсе. Причиной непонимания стала неточность формулировок условий конкурса, за которую организаторы принесли извинения и пообещали принимать участие в дальнейшей судьбе проектов.


The Blueprint поговорил с директорами студий, менеджерами и юристами и сформулировал рекомендации для художников, которые хотят избежать таких конфликтов в будущем.

На вечеринке знакомый куратор сказал, что берет вас участвовать в новой классной выставке — и предлагает приступить к созданию работы как можно скорее. Но никаких письменных договоренностей пока нет. Что делать?


Если вы ударили по рукам, можно начинать думать о концепции, просчитывать и прикидывать смету. Дальше все упирается в институт репутации. Вы уверены в этом человеке, он имеет право выступать от имени своей институции, знаете ли вы, что у институции есть достаточный бюджет на то, чтобы работы были реализованы? Если вы в чем-то не уверены, начать следует с того, чтобы навести справки. Узнайте у своих коллег, которые уже работали с этой организацией, все ли закончилось благополучно, и максимально расспросите их про их опыт. Чем больше мнений вы соберете, тем лучше.


Приступать к производству новой работы и тем более вкладывать в нее свои деньги стоит, только если вы абсолютно уверены в этом человеке. А еще лучше — с договором на руках.

Все важные детали — сроки, цифры и взаимные обязательства — в любом случае нужно обсуждать в почте. Первое и главное, что адвокаты советуют миру креативных индустрий, — не забывать, что, несмотря на всю тонкость материи, договоры должны быть безупречно оформлены и поняты обеими сторонами правильно.





Вам предлагают поработать бесплатно. Это нормально?


С одной стороны, никто не может запретить вам тратить свои силы и время на безвозмездной основе. С другой, во многих городах с более устоявшимся арт-рынком, например в Лондоне, даже юные выпускники художественных школ отказываются ассистировать международным звездам перформанса — всего пару дней по два-три часа — бесплатно. При всем соблазне поучаствовать в классном проекте для них вопрос оплаты труда остается политическим. Нет более действенного средства в борьбе с эксплуатацией художников, чем цеховая солидарность.

При этом если речь идет о конкурсе, то там гонорар художника-претендента предполагается далеко не всегда. Но это обязательно должно проговариваться и прописываться заранее. Все правила конкурсов должны быть прописаны: что обязуется предоставить участник, что дает институция. Не у всех конкурсов предполагаются призы, и на это тоже стоит обратить внимание.

Нужно ли отдавать все силы одному проекту?


В целом полезно разделить для себя сознательно проекты на те, что а) важны для карьеры, б) финансово поддерживают в) и те, которые художники делают, по сути, для себя, для своего развития как независимой единицы. Для каждой из категорий можно сформулировать себе допустимые правила участия. Например, можно потратить свои деньги на нехватающий элемент в инсталляции, если это андеграундная выставка с горизонтальным устройством (все равны и все независимы), но не вкладывать денег в работы, если их вам заказывает институция, — ведь, по идее, те, кто заказывает/приглашает вас, не меньше вашего заинтересованы в нормальном результате.


Полезно разрабатывать одновременно несколько проектов. Одни, например, будут созданы для конкретной площадки, иметь финансовую и партнерскую поддержку (к поиску ресурсов и спонсоров стоит отнестись так же внимательно, как к творчеству). С другой стороны, параллельно можно разрабатывать более гибкие идеи, с которыми можно выходить к разным институциям, подавать на разные гранты. Это должно стать частью рутины. Тогда в случае отказов проекты будут сохранять потенциал.

Договор или конкурсная документация есть. Но какие-то они туманные!


Внимательно и по несколько раз читайте каждый пункт договора. Вносите правки, если вас что-то не устраивает, и высылайте организаторам. Важно убедиться, что одни и те же пункты договора вы и другая сторона понимаете одинаково.


В идеале показать договор юристу, а если такой возможности нет, посоветоваться с коллегами, бухгалтером или просто с опытными друзьями. Не будьте выше таких практических вопросов. Остаивать свои права куда проще, когда вы их знаете.

В договоре могут быть неожиданные для начинающего художника пункты: например, в договорах с западными институциями встречается пункт о том, что институция оплачивает вам производство работы, но если вы в течение двух или трех лет продаете работу, то должны будете возместить затраты. Если вы делаете для проекта новую работу, следите, чтобы в договоре было прописано courtesy of the Artist — как указание на то, что работа по-прежнему принадлежит вам. Особое внимание уделите пункту о возможной дальнейшей продаже произведения.


Помните, что договор не гарантирует все: его первостепенная задача — застраховать произведение искусства на время выставки. В конфликтных ситуациях бюрократическое давление может сработать не так эффективно, как личные отношения с куратором: старайтесь находиться с институцией в постоянном общении. Полезно будет в начале созвониться или организовать видеозвонок с куратором или представителем институции. Но обязательно подкрепляйте все устные договоренности письмом.

Может музей просить вас несколько раз переделывать работу за те же деньги?


Вообще в ходе работы над проектом и диалоге с куратором детали работы часто меняются. Но просить полностью переделать все и начать с нуля — не очень хорошая кураторская практика. К сожалению, зафиксировать параметры работы в договоре зачастую невозможно. Так что здесь мы вновь возвращаемся к вопросу доверия куратору.

А вдруг ваши работы выставят неправильно?


Лучший способ этого избежать — присутствовать при монтаже или делегировать это ассистенту. Если такой возможности нет, составьте договор или просто письменно зафиксируйте договоренность, в которой будут подробно описаны обязательства по монтажу, включающие предварительный фотоотчет.


Обязательно составляйте инструкции по экспонированию работ и прописывайте в договоре, что организатор обязуется следовать этим инструкциям. Составляйте их максимально подробно, лучше, чтобы текстовое описание сопровождалось иллюстрациями. Обязательно продумайте все до мелочей: RAL-цвета стен, в идеале чтобы делали сначала тест и показывали художнику; если медиа-арт, то высылать весь список техники институции, чтобы можно было выбрать, с размерами, моделями, разрешением и так далее. Если можете, сами или с помощью институции сделайте 3D-модель пространства.

Но как прописать в договоре миллион деталей? 


Не стоит посылать свои работы в никуда и удивляться, что их выставили не так: если можете следить за монтажом самостоятельно и вживую — обязательно делайте это. Если вживую не получается, найдите самого контактного из организаторов и пишите ему настойчиво, но не слишком часто с просьбой прислать фото и видео смонтированной работы/выставки. Не стесняйтесь просить переделать монтаж, если вам кажется, что вариант сейчас не самый идеальный.

Организатор хочет переложить на вас производственные расходы. Это нормально?


Если организатор берет на себя расходы на производство работы, это обязательно должно быть прописано в договоре. Также должна быть указана точная сумма расходов на производство и гонорар художника.

Как быть если выставка скоро, а куратор и институция очень плохо отвечают на письма?


Ваше участие подтвердилось? Если оно так и не было подтверждено окончательно, а в итоге с вашей стороны ничего не сделано, то здесь уже ничего, к сожалению, не поправить.


Если ваша работа уже вовсю монтируется, то, конечно, хорошо бы восстановить коммуникацию. Если на ваши письма не отвечают неделями, то это не очень хороший звоночек. Конечно, вероятнее всего, накануне выставки идет очень активный монтаж и у куратора (или организации) нет времени ответить на письма, но при этом возрастает риск, что все сделают не так, как вы того хотите.

Идеальный расклад — находиться на площадке, бегать за кураторами и их ловить, искать менеджеров. Если чисто технически нужно что-то поправить, можно найти техника на площадке и попросить его внести изменения. Лучше надоесть команде, чем получить не устраивающий вас результат. Тут уж все средства хороши. Звонить, писать на личный номер может показаться неэтичным, с другой стороны, в противном случае работу могут смонтировать неправильно и поставить за сутки перед фактом.

Проблемы с оплатой и производством это что-то сугубо российское?


Это иллюзия, будто только в России плохо регулируются права в художественной среде. Да, в Австрии, Германии условия существования художников лучше, но все же в большинстве стран ситуация ближе к нашей. Художник в представлении большинства работает не за деньги, а для удовольствия. Именно поэтому так важно бороться за свои права и добиваться уважения к труду художника — здесь вы вполне можете почувствовать себя в одной лодке с коллегами из Латинской Америки или Европы.

Нужен ли агент или художник может справиться с такими вопросами сам?


Изучение договоров занимает много времени. Оцените по своим силам, насколько вы внимательны и готовы ли тратить на это свои усилия — времени может на все не хватать. Для многих российских художников, особенно начинающих, разговоры о различных типах авторских прав в новинку. А в том, что касается продажи работы, всегда есть много тонкостей, связанных с типом права, которое ты передаешь, поэтому бывает полезно посоветоваться со специалистом.


Адвокатская работа оплачивается по-разному. Ценник в каждом случае формируется из затраченного времени и объема работы, суммы возможных рисков и индивидуальной ситуации клиента. Юристы, которые привыкли работать с художниками, понимают условия рынка — и доходы художника, и риски, которые он может нести, поэтому гибко подходят к каждой ситуации, понимая разницу в статусе творческого человека и, например, владельца бизнеса. Бывают исключительные случаи работы pro bono по социально значимым проектам, но в целом всегда нужно закладывать стоимость работы юристов в бюджет. При этом в реалиях российских цен на искусство, возможность иметь адвоката и юриста есть далеко не у каждого художника и куратора. В этой ситуации полезно больше общаться и ближе знакомиться с организаторами.

Материал подготовлен на основе комментариев партнера коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерины Тягай, директора студии Джозефа Кошута Александры Анисимовой, директора студии Таус Махачевой Кристины Чернявской, директора студии Федора Павлова-Андреевича Анны Шпилько и агента Уильяма Брикеля Самюэля Визентина.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}