T

Театр абсурда

МХТ им. Чехова и МХАТ им. Горького, в народе — мужской и женский (еще с 1980-х МХАТ называли женским из-за худрука Татьяны Дорониной, а МХТ мужским — из-за Олега Ефремова), снова во всех заголовках. В обоих театрах произошла внезапная смена руководства, дальше последовала череда увольнений, уходов по собственному желанию, возвращений и снятий спектаклей и так далее, и так далее. Все эти дни Мария Бессмертная пристально наблюдала за тем,что творится за кулисами и в соцсетях — и подводит предварительные итоги.

Спектакль «Зойкина квартира»

В МХТ им. Чехова Сергей Женовач после некоторых спорных решений (о них позже) по собственному желанию покинул пост художественного руководителя, а на его место был назначен Константин Хабенский. МХАТ им. Горького покинул художественный руководитель Эдуард Бояков — сразу после того, как бывший директор Новосибирского государственного театра оперы и балета Владимир Кехман получил там аналогичную должность.

   

И это все на фоне бесконечных абсурдных сообщений об интригах и скандалах в обоих театрах, не говоря уже о тени Ольги Бузовой, нависшей над всеми новостями о МХАТе им. Горького. Первым решением Кехмана в новой должности стала отмена спектакля «Чудесный грузин» о молодости Сталина, где певица играла небольшую роль, — по причине «плохих продаж». Быстро выяснилось, что это не так, и теперь поклонники Бузовой бушуют на просторах интернета, а сама ситуация уже давно превратилась в фарс, который к театру не имеет никакого отношения.

    

The Blueprint сознательно разделил эти две истории. Что значит назначение Константина Хабенского для национального театра страны? Что происходит со МХАТом им. Горького, где с 2018 года Бояков и его заместитель Захар Прилепин, по их словам, строили театр, который должен «служить традиционным ценностям, родине и великой русской культуре»? Чтобы хоть как-то разобраться в этом театре абсурда, мы обсудили ситуацию с театральным критиком Аллой Шендеровой и главным редактором журнала «Театр» Мариной Давыдовой — а также прошлись по реакции профессионального сообщества и зрителей. Благо недостатка в шутках на этот раз не имеется.


1

МХТ

им. Чехова

Женовач вместо Хабенского, Хабенский вместо Женовача и возвращение в репертуар «Идеального мужа»

Спектакль «Идеальный муж»

«Когда в 2018 году на пост художественного руководителя МХТ назначали Сергея Женовача, поговаривали, что труппа театра разделилась, а ее значительная часть просила назначить Константина Хабенского. И вроде он сам даже был готов. Мне тогда довелось ему дозвониться, но он не хотел ничего подтверждать. В этот момент и стало понятно, что, пока театр голосовал, Сергей Женовач уже был назначен. То есть идея о том, что Хабенский может быть художественным руководителем МХТ, возникла не вчера, сейчас к ней просто вернулись», — в разговоре с The Blueprint замечает Алла Шендерова.


И действительно, когда в марте 2018 года, спустя две недели после смерти Олега Табакова, было объявлено, что его должность займет основатель «Студии театрального искусства», автор знаменитых «Мальчиков» по «Братьям Карамазовым» Сергей Женовач, этим решением были довольны не все. Тем более в истории русского театра были по-настоящему трагические «назначения сверху», которые уничтожали судьбы, не говоря уже о карьерах.


Спектакль «Идеальный муж»

«Профессиональное сообщество к таким назначениям относится по-разному. Конечно, в какие-то моменты злится. Есть совершенно невероятные истории, например, о том, как Любимов был вынужден остаться в эмиграции, а в Таганку назначили Анатолия Эфроса. Вроде бы говорят, что у тех, кто назначал, была идея поконсервировать Таганку. А что получилось? Получилось так, что Эфроса убили физически: труппа восприняла его в штыки, обвиняла в предательстве, и он просто умер от инфаркта. Их всех поссорили. Любимов был потрясен этим назначением и тем фактом, что Эфрос согласился. Это было назначение сверху, которое раздавило обоих. Тоже вся Москва гудела — любимовские актеры стали уходить, Комитет по культуре Москвы издал прекрасное негласное постановление: чтобы всех, кто сбежал из Таганки, никуда не брали — пускай возвращаются обратно или пусть подыхают под забором. Вот такие прекрасные советские дела», — продолжает Алла Шендерова.

Юрий Любимов и труппа

В случае с Женовачем многих смущал тот факт, что он привык работать в камерном театре, а в МХТ было три сцены и огромная труппа из очень разных актеров. «Когда меня сейчас спрашивают, кто пролоббировал Хабенского, я только смеюсь. Я уверена, что его никто не пролоббировал, тем более это была кандидатура труппы. Это человек изнутри театра. Я не вижу тут никаких интриг, никакой злой воли чиновников, — считает Марина Давыдова. — Дело в другом. Вся природа дарования Женовача, его психофизика не заточены на то, чтобы он был интендантом огромного театра с тремя сценами. Он человек очень определенной стилистики. Он создал авторский театр, где спектакли, за редким исключением, были поставлены им. А редкие исключения составляли его ученики. Все национальные театры, то есть крупные театры с большим и меняющимся репертуаром, не предполагают такой гомогенности. Во главе его должен быть интендант — а это другой вид спорта. Режиссеру, как это ни парадоксально, руководить таким большим театром скорее сложно. Вот Вагнер ненавидел Верди. Феллини не любил Антониони. Это такие глыбы, а глыба вообще-то хочет, чтобы вокруг были такие же глыбы, как она».


Про то, что в театре все неспокойно, было известно еще в прошлом году, когда из репертуара были сняты «Трамвай „Желание“» Романа Феодори, «Мушкетеры» Константина Богомолова, а также «Светлый путь. 1917» и «Бунтари» Александра Молочникова. Последний, кстати, в своей недавней колонке для «Новой газеты», посвященной событиям в МХТ, довольно резко высказался по вопросу: «Причин для назначения человека, лишь однажды поставившего в МХТ и уж точно не являющегося в какой-либо степени продолжателем дела Табакова, кроме как убить это самое дело, я не вижу».

Спектакль «Зойкина квартира»

Снятие спектаклей тогда объяснялось тем, что театр не имеет возможности хранить декорации, а некоторые спектакли из-за загруженного расписания играются слишком редко и выходят «из формы» (о том, что из репертуара снята его «Зойкина квартира», Кирилл Серебренников и вовсе узнал случайно). Все это духу МХТ, табаковской «фабрики театральных событий», не соответствовало. «Табаков очень многое делал по принципу ГУМа. Совершенно разные магазины, на любой вкус — так он строил афишу, обладая при этом совершенно уникальным чутьем. Все эти рассказы в духе „я увидел ростовского интеллигента в маминой кофте и позвал его ставить спектакль“ — это про Серебренникова. Ростовский интеллигент к этому моменту, конечно, уже получил ТЭФИ, но тем не менее. Точно так же до этого Табаков пришел на курс Петра Фоменко и взял себе выпускника Карбаускиса. В Дмитрии Чернякове он увидел что-то. Он был игрок с чутьем — и вот этих разных людей с разными талантами он собирал. Это была настоящая кузница», — говорит Алла Шендерова.

Последней каплей, как теперь понятно, стало снятие «Идеального мужа» и «Карамазовых» Константина Богомолова — два абсолютных хита МХТ. Симптоматично, что первым решением Хабенского на посту художественного руководителя стало возвращение «Идеального мужа» — об этом у себя в фейсбуке написал Богомолов . Сейчас известно, что в середине ноября в МХТ будет проведена пресс-конференция, на которой новый худрук заявит о своих планах. Пока ситуация внушает скорее оптимизм. У Сергея Женовача появится время заниматься собственным театром, а во главе МХТ появится человек, который знает его изнутри. Марина Давыдова уверена: «Сейчас у Константина Хабенского свершений может не быть, но нельзя совершать глупостей. Это абсолютный минимум сейчас — не совершать глупостей. А он уже совершил одну умность».

Спектакль «Карамазовы»

Возвращение Кехмана в Москву, уход Боякова и скандал с Бузовой

2

МХАТ

им. Горького

«Неистовый банкрот Кехман в женском МХАТе в паре с Бояковым — ну тут просто радость. Ты православный, я православный, будет нам славно. Купола на головку надень», — написала после назначения Владимира Кехмана на должность генерального директора МХАТа им. Горького театровед и историк кино Алена Солнцева. Корректный и по нынешним меркам едва ли не нежный комментарий, при этом максимально содержательный. В нем заключено все, что надо знать о главных действующих лицах нынешних перестановок во МХАТе им. Горького, которые вовсю борются за святую Русь и традиционную культуру. Начнем с «неистового банкрота» Кехмана.


2015 год в России ознаменовался, помимо всего прочего (закон о «нежелательных организациях», убийство Бориса Немцова, закрытие фонда «Династия») тем, что в театральный (а потом и в общий) лексикон вошло новое слово — существительное «тангейзер», которое значило следующее: «атака на произведение искусства, осуществленная чаще всего государственными структурами в целях предотвращения оскорбления чувств верующих».


Термин появился после того, как в Новосибирском театре оперы и балета была осуществлена крайне успешная постановка оперы Вагнера «Тангейзер». Режиссер Тимофей Кулябин перенес действие из Средневековья в наши дни, а главного героя сделал режиссером, снимающим, мягко говоря, не канонический фильм о Христе. Все это очень не понравилось местному митрополиту Тихону. Ну как не понравилось — спектакля он не видел, но это не помешало ему организовать масштабнейшую кампанию против постановки и театра и обвинить создателей в «надругательстве над религией». Директору театра Борису Мездричу и режиссеру Кулябину грозила та самая статья «за оскорбление чувств верующих», но суд их оправдал. Надо сказать, что к порядку тогда призывала вся театральная общественность во главе с Табаковым, который просил остановить травлю.


Несмотря на это Мездрич был все равно сенсационно уволен, а в Новосибирск вызвали бывшего крупного бизнесмена (дело на него о мошенничестве в крупных размерах закрыто еще не было) и тогда директора петербургского Михайловского театра Владимира Кехмана, который со словами «как крещеный, верующий человек, как православный, как еврей я считаю, что то, что здесь было сделано, — это оскорбление лично в мой адрес» «Тангейзер» из репертуара убрал.


Спектакль «Тангейзер»

Тогда же, в 2015-м, Эдуард Бояков, уже успевший побыть директором «Золотой маски», самой престижной театральной премии страны, учредителем фестиваля «Новая драма», благодаря которому прославились такие драматурги, как Василий Сигарев, Максим Курочкин и Иван Вырыпаев, и создателем театра «Практика», который позиционировался как «экспериментальный центр новой драмы», вдруг начал говорить о том, что «всегда был консерватором», подписал обращение российских деятелей культуры в поддержку политики Владимира Путина в Украине и Крыму, стал высказываться в поддержку министра Владимира Мединского и, в общем, видимо, был бы не против сам осуществить какой-нибудь «тангейзер».


С 2015 года Бояков неоднократно ездил в самопровозглашенную Донецкую народную республику (часто к своему другу Захару Прилепину), а в 2018-м разнес «Золотую маску» и заявил, что театральным процессом управляет «либеральная тусовка», в которую входят «жеманные, игривые геи; одинокие злые богемные женщины и запойные диссидентствующие неповзрослевшие интеллектуалы». В том же году он был назначен художественным руководителем консервативного МХАТа им. Горького, в котором обещал воплотить в жизнь все свои новые художественные принципы. Татьяна Доронина, занимавшая этот пост с 1987 года, была назначена президентом театра.

Однако уже через год десять человек из труппы театра записали обращение к президенту, где просили вернуть на должность Доронину — стало очевидно, что конфликт внутри МХАТа им. Горького эскалируется. Актер театра Антон Наумов в интервью «Коммерсанту» говорил: «Мы полностью лишены работы, у нас нет ни репетиций, ни спектаклей». Тем не менее за три года работы Боякова было поставлено 15 из 20 заявленных спектаклей. Их качество, впрочем, обсуждалось редко, все затмевали сообщения о кастинговых решениях. В и так довольно одиозный спектакль о юности Сталина «Чудесный грузин» он позвал играть Ольгу Бузову, в «Скупого» Мольера — Леонида Якубовича.


О назначении Кехмана театр не знал до последнего. По словам бывшего пресс-секретаря МХАТа Виктории Мусиной-Пушкиной, новости увидели сначала в телеграм-каналах, а затем в СМИ, которым пресс-служба министерства направила релиз. Надо сказать, что телеграм был в полном мемном всеоружии: не удержался даже Кирилл Серебренников, который, не упоминая участников событий, не отказал себе в удовольствии вспомнить известный фразеологизм с участием жабы и гадюки. Высокодуховного консервативного союза не вышло. «Директор Владимир Кехман вечером предложил мне написать заявление. Я это сделал, несмотря на то что у меня пятилетний контракт. Устраивать оппозицию или фронду в ситуации, когда руководство не хочет со мной работать, — не в моих правилах. Озвученная Кехманом причина — мое отношение к Дорониной», — написал у себя в фейсбуке Бояков и отказался дальше комментировать ситуацию.

Спектакль «Чудесный грузин»

После этого в сети появилось видео, в котором Владимир Кехман со словами «Смотрите, оп и нет его!» снимает со стены МХАТа портрет Боякова. «Люблю вас очень. Спасибо вам за все», — продолжает он. Что будет дальше — страшно подумать.

Лучшие материалы The Blueprint — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь!

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}