T

 issue

Возрождение корней

В 2021 году на бой с криптоискусством, NFT-токенами и всеобщей цифровизацией окружающего мира вышли ремесла и крафтовые вещи. Апофеозом интереса мирового художественного сообщества к традиционным культурам стало сенсационное решение о том, что Норвегию на Венецианской биеннале будут представлять саамы — несколько лет назад представить такое было невозможно. В России за последний год реактуализацией и возрождением народных художественных практик занимаются среди прочих Алиса Горшенина, чьи наличники и маски сорвали банк в «Гараже», Устина Яковлева, Юлдус Бахтиозина — и Ульяна Подкорытова, чью последнюю работу можно сейчас увидеть в «ГЭС-2». Рассказываем, как фольклор стал заметной частью современного искусства.

Кадры из фильма «Дочь рыбака», Юлдус Бахтиозина, 2021

Расшитые золотой нитью каргопольские платки, поморские кресты, северные кокошники, свадебные и похоронные обряды Кировской области, неизвестные былины Киевской Руси, архангельские сказительницы, языческие ритуалы и традиционные ремесла, переосмысленный фольклор — вся информация и предметы быта и культуры, что традиционно находятся в ведомстве этнографических и краеведческих музеев, в этом году оказались на стенах галерей и музеев современного искусства в таком количестве, что не заметить это было невозможно.

Это и первая биеннале современного искусства в Коми, и будущий проект Эрмитажа и Каргапольского музея с привлечением современных художниц, и работы Ульяны Подкорытовой для «ГЭС-2». Конечно же, маски и наличники Алисы Горшениной на 2-й Триеннале современного искусства в «Гараже», проект «Залпом» «Деревня Московская» на Jager Night Embassy и номинация арт-резиденции «Марьин дом» на «Инновацию». А еще успех сказочного фильма художницы Юлдус Бахтиозиной «Дочь рыбака», не говоря уже о «Нуучче» Владимира Мункуева, после которого уже, кажется, никто не сомневается в том, что самое интересное кино в стране снимают в Якутии.


Хотят этого авторы, или нет, но все проекты поднимают огромное количество вопросов и проблем современной России. Как корректно работать со своим историческим колониальным прошлым? Как увеличивать видимость регионов, которые до этого не имели возможности быть увиденными? Как, в конце концов, создавать современное искусство и сохранять старое в местах, где, к сожалению, нет для этого никакой инфраструктуры или она находится в процессе строительства?


Эти работы, конечно, — результат многолетнего исследования художниками истории собственных семей и собственной страны. Тем не менее можно смело говорить, что 2021-й стал годом, когда на большой карте современного искусства совершенно точно появились новые места — село Шойна в Ненецком автономном округе, село Чакола в Пинежском районе Архангельской области, село Усть-Цильмы в Коми, уральская деревня Якшина и так далее. The Blueprint поговорил с некоторыми художниками и кураторами, благодаря которым мы все скоро бросим смартфоны и пойдем вязать.


Работы Алисы Горшениной

В только что открывшемся «ГЭС-2» в Москве показывают новую работу Ульяны Подкорытовой «Тамотка», современную сказку, основанную на северном фольклоре, — самый масштабный на сегодняшний момент проект художницы, которая уже много лет работает с фольклорными темами и даже успела создать супергероиню, которая в березовых перчатках борется с глобализацией. Книга о приключениях Гертруды Свирепой сейчас находится в библиотеке музея «Гараж». «Тамотку» Ульяна снимала в Архангельской области и в селе Шойна Ненецкого автономного округа — попасть в последнюю простому смертному практически невозможно — село находится на пограничной территории с Норвегией, и разрешение надо получать в ФСБ. После него, как в сказке, разумеется, открывается невиданное.

«Тамотка», фото Павел Смирнов, произведено по заказу VAC

«За последние двадцать лет из-за глобального потепления это село практически полностью занесло песком со дна Белого моря. Мы приезжаем и видим следующее — люди раскапывают выход из своего дома лопатами. Каждое утро, чтобы сходить в магазин, например. Раньше это был снег, а теперь песок. Они ездят по песку на санях. То есть это такой мир-перевертыш: везде лежат мертвые и ржавые советские корабли, бочки, разваливаются заводы, тут же бегут олени. Люди передвигаются на каких-то безумных самосконструированных тачках, как в „Безумном Максе“ — на огромных надутых колесах. Они сначала едут по песку на этих надувных колесах, а потом по морю. И все это существует сейчас», — говорит Ульяна. Поехать в Шойну она мечтала с тех пор, как увидела фотографии поморских крестов оттуда — их она любила еще с детства — они фигурировали в одном из любимых мультфильмов ее семьи «Смех и горе у Бела моря».

«Тамотка», фото Павел Смирнов, произведено по заказу VAC

Директор агентства Principe PR Media и президент фонда «Дорогами Ломоносова» Наталья Плеханова, которая сейчас работает над «Открытием Севера. Дивованием», совместной выставкой Эрмитажа, Каргопольского музея, Архангельского краеведческого музея и Музея театрального и музыкального искусства в Петербурге (при поддержке Президентского фонда культурных инициатив), влюбилась в традиционный каргопольский женский костюм и в частности — в знаменитые расшитые золотой нитью платки. В прошлом году Наталья пригласила Фрола Буримского провести показ в Каргополе, а летом 2022-го привезет туда не только костюмы из музейных собраний Петербурга и Архангельска и эскизы Леона Бакста и Константина Коровина, но и произведения пяти современных художниц — уже упомянутой Ульяны Подкорытовой, Алисы Горшениной, Полины Осиповой, Анны Слобожаниной и Анны Самойловой.

Flor et Lavr Couture в Каргополе

Всех художниц, которые сделают для выставки новые работы, вместе с одним из кураторов выставки Александрой Генераловой выбирали сотрудники Каргопольского историко-архитектурного и художественного музея. Это решение для подобного проекта — максимально тактичное и верное. Как говорит Александра, которая как раз и отвечала за поиск современных художников, выставка — это в первую очередь диалог.


«Имена мастериц, которые создавали эти костюмы, история не сохранила. Вещи атрибутированы только уездом и десятилетием. И это очень печально — учитывая, какое особенное положение традиционно занимали женщины в Поморье. Современные художницы, многие из которых сами носят свои произведения и фотографируются в них, таким образом подсвечивают дело своих предшественниц. Концепция „Дивования“ — показать рядом с музейными вещами „без автора“ лица девушек, которые сегодня переосмысляют их работы», — продолжает Александра.


Одновременно с этим современные художницы лихо работают с контекстом, в том числе международным. И если в отечественных метрополиях к их голосам только начинают прислушиваться, то в Европе, некогда одержимой теми самыми дягилевскими «Русскими сезонами», кажется, только их и ждут — и в нынешней сложной политической обстановке, конечно, хотелось бы, чтобы за «исконный» образ отвечали современные амазонки, а не лидеры государства на конях.


Работы Полины Осиповой

Полина Осипова, которая работает с традиционной чувашской эстетикой и чьи украшения часто напоминают доспехи, в прошлом году, например, сотрудничала с Gucci — она сделала для них инстаграм-фильтр и маску I see you к показу сезона осень—зима 2020. Чем не сказочная история о девушке из Чебоксар, которая в какой-то момент решила, что ее увлечения и умения ее мамы, бабушек и прабабушек не получили в свое время достойного внимания? Анна Самойлова, чья первая большая работа «Мокошь» была посвящена языческой богине плодородия, и вовсе говорит, что покемоны, YouTube и новости — это классический лубок.

Работы Анны Самойловой

«Мокошь», Анна Самойлова

В тесном контакте с местными мастерами и мастерицами работали и во время Первой биеннале современного искусства в Коми. Десант из художников высадился под предводительством куратора, журналиста и известного коллекционера Пьер-Кристиана Броше, который еще с конца 1980-х собирал и популяризировал сначала советское, а потом и российское андеграундное искусство. Помимо Ивана Горшкова и группы Recycle на биеннале были представлены и выходцы из Коми — Игорь Самолет и Устина Яковлева, чья семья родом из села Усть-Цильмы в Коми. Яковлева, как и Подкорытова, в своих работах реактуализирует народные художественные практики и прокладывает связь между эпохами.

Причем начинает буквально с собственной семьи. Для биеннале она делала работу вместе с мамой — они связали несколько объектов по мотивам традиционного усть-цильмского костюма. Сама Ульяна так описывала процесс: «Женский труд был часто не виден, например, вышитые подъюбники. Для меня же это важно и ценно, потому что каждый стежок и петля — это документация времени, посвященного этому изделию или объекту». Для работ с местными мастерицами на биеннале была сделана отдельная секция «Коллаборация» — в ней принимали участие местные керамисты, мастерицы ткацкого промысла и мастера по художественной обработке бересты.


Коми при этом для истории отечественного искусства — вообще не случайное место. Вспомнить хотя бы Василия Кандинского, который говорил, что путешествие в эти места перевернуло его жизнь. Эту линию, конечно же, держит в голове Пьер-Кристиан Броше — таким образом биеннале получает весьма почтенного предка, который, что важно, «открывать» или «завоевывать» эту территорию не собирался. Часть работ из Коми после отправилась в Этнографический музей в Санкт-Петербурге. Выставка «Сырое и приготовленное», названная по труду антрополога Клода Леви-Стросса, — это начало большого разговора о том, как современное искусство может работать с колониальным прошлым.

На сцене тоже, кажется, наступает новая волна переосмысления традиционных практик. На фестивале Fields в этом году был отдельный лайн-ап музыкантов, работающих с фольклором, а Jager Night Embassy представили проект группы «Залпом» о сказочно-реальной русской деревне Московская. Проект — результат экспедиции «Залпом», Хаски, Zavet и Юры Катовского в Кировскую область, куда они поехали за коми-пермяцким фольклором. Спектакль «Деревня Московская» в итоге поставили по мотивам свадебных и похоронных обрядов, лекцию о русской традиционной музыке читал музыкант и этнограф Сергей Старостин, а в инсталляцию «Сарай» мог зайти любой желающий и посидеть там за столом. Тема так увлекла артистов, что возможность посидеть в «Сарае» или узнать истории про леших, кажется, скоро снова появится. Детали нового проекта по результатам этой поездки пока, впрочем, держатся в секрете.

Группа «Залпом»

О том, что экспансия любителей и знатоков фольклора и традиционных ремесел только усилится, можно говорить смело. Ульяна Подкорытова, например, вместе с выставкой российский художников отправится на Венецианскую биеннале. «Тамотку» будут показывать в павильоне V-A-C, а сама художница готовит перформанс, который покажет перед палаццо Дзаттере. Так, глядишь, и действительно настанет вторая часть дягилевских «Русских сезонов».

еще больше материалов из диджитал-номера



читайте здесь →

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}