T

Эстетика безрадостного будущего в спектакле Pasionaria

30 сентября на сцене московской «Новой оперы» и 4 октября в «Балтийском доме» в Санкт-Петербурге состоится одна из главных премьер фестиваля Context. Diana Vishneva: испанский хореограф Маркос Морау совместно с театральной труппой La Veronal покажет свой спектакль Pasionaria. Хореографическая постановка, основанная на ломаной пластике движений, — это визуально завораживающий рассказ об альтернативном мире, в котором общество людей лишилось способности испытывать чувства. Маркос Морау и художница по костюмам Сильвия Деланьо объяснили младшему редактору культуры The Blueprint Юле Крюковой, почему люди будущего одеваются как фабричные работники 1940-х годов и при чем здесь отсылки к японской культуре.

Звучит музыка Баха — «Страсти по Иоанну». Занавес медленно поднимается. Мутноватый электрический свет. Добро пожаловать на планету Pasionaria: вы попали в мир будущего. Там живут человекоподобные существа, которые лишены чувств и эмоций — все страсти они победили в себе давным-давно. Кого мы видим перед собой — загадочных инопланетян или самих себя в далеком будущем? Боюсь, однозначных ответов вы не получите даже в финале.


В своей медитативной постановке испанский хореограф Маркос Морау не пытается поведать зрителям очередную историю в жанре sci-fi со сложным закрученным сюжетом. Скорее — деликатно приглашает нас заглянуть в некое зазеркалье будущего. А там живут создания, внешне неотличимые от людей, однако, лишившись способности испытывать эмоции, они уподобляются сломанным механизмам. Движения их гротескно механические: танцоры похожи будто на кукол-марионеток или заведенные автоматы. «Я представляю себе мир, в котором мы значительно преуспеем в сфере технологий и достигнем совершенства во многих областях науки, но одновременно с этим забудем о наших человеческих сущностях. Изменится ли наша способность любить? Станем ли мы на фоне прогресса отчужденными и эгоцентричными? Будет ли чувство страсти иметь какую-то ценность в будущем? Все эти вопросы очень меня волнуют», — размышляет Маркос Морау.


При всей футуристичности сюжета сценическая образность в «Пасионарии» очень ностальгическая. «Пастельные тона, — признается художник по костюмам Сильвия Деланьо, — ассоциируются с детством. „Пасионария“ во многом вдохновлена нашими детскими воспоминаниями». Главный ключ к пониманию художественного замысла постановки — эстетика ретрофутуризма. На артистах, изображающих на сцене мир будущего, — то строгие брючные костюмы и вязаные жилетки из 1940-х годов, то молочного цвета блузки с объемными рукавами и юбки-колокольчики из 1960-х (и заметьте, никаких облегающих трико, традиционных для хореографических постановок). Таким образом весь жесткий и противоречивый XX век стилистически сливается в одну антиутопию. Для Сильвии идеальным воплощением ретрофутуристического стиля в дизайне костюмов стала работа Майкла Каплана и Чарльза Ноуда для фильма «Бегущий по лезвию» 1982 года. «Ретрофутуризм — это стиль, который приходит на помощь, когда нужно показать прошлое и будущее в контрастном противопоставлении», — замечает Сильвия.

Маркос признается, что, работая над спектаклем, он вдохновлялся «Солярисом» Андрея Тарковского, «Меланхолией» Ларса фон Триера и киновселенной Стэнли Кубрика, однако визуально мир «Пасионарии» — другой. Минималистичные декорации, которые напоминают сдержанные интерьеры модернистской архитектуры XX века, как будто бы разрушают все наши привычные футуристические ассоциации о суперкомпьютерах, голограммах и космических кораблях. «Я пытался создать пространство, в котором нет ничего конкретного. Место действия — нигде. Все, происходящее там — переходно, подвижно», — объясняет Маркос.


Лаконизм в деталях и сдержанная цветовая гамма на сцене — художественный ход. И не только в декорациях, но и во внешнем облике артистов. Сильвия Деланьо, выбирая для танцоров костюмы коричневых, бежевых, голубых и серых оттенков, стремится не расстроить монохромную целостность цветовой палитры «Пасионарии»: «В постановке Маркос работает с идеей единообразия, и мы решили вдохновиться концепцией рабочей униформы. Мы подумали, что будет интересно создать некую цветовую гармонию в глазах зрителей. И только движения танцоров на сцене нарушают эту цветовую монотонность».


Символизм деталей, которым Сильвия в своей работе придает особое значение, влечет за собой вариативность смыслов. Одна из героинь спектакля носит маску, которая практически повторяет ее собственное лицо. Эту деталь Сильвия объясняет так: «Театральные работы Маркоса всегда таят в себе многозначность. Мы оба любим открывать для зрителя дверь так, чтобы он вошел и трактовал все вещи по-своему. У маски может быть много трактовок на тему индивидуальности и идентичности». Однако при том, что маска многим из нас напомнит о японском театре кабуки, сама Сильвия находит куда более близкие для нас ассоциации: «Это игра с многослойностью — как русская матрешка. Когда танцор снимает с себя один слой кожи, под ним оказывается другая кожа. Кто есть кто — решать зрителю»

Впрочем, далеко не все зритель может даже увидеть, огорчается Сильвия: «Главное в костюмах для „Пасионарии“ — не то, что зрители видят на сцене, а то, что скрыто от их глаз. Танцоры постоянно уходят за кулисы и там меняют костюмы — на это у них есть всего несколько секунд. За время переодевания они не должны потерять свою концентрацию, а потом вернуться на сцену так, будто ничего и не было. Будьте уверены, танцоры La Veronal творят настоящую магию! То, что происходит за пределами сцены — это, по сути, еще один спектакль». К сожалению, нам с вами остается любоваться лишь верхушкой айсберга Pasionaria, к счастью, там есть на что посмотреть.

Читайте главные новости из мира моды, красоты и культуры в телеграм-канале
The Blueprint News

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}