T

Сесил Битон: «Зеркало моды»

Поэтичная хроника моды с начала XX века до конца 50-х, когда мир кутюрье еще казался таинственным и манящим, а главные модницы получали статус небожительниц.

то идеальная книга для fashion-ретроградов: именно под такое чтение приятнее всего ностальгировать по временам, когда приличным женщинам требовалась помощница для одевания, а шляпки дам полусвета вершили модные революции. Воспоминания Сесила написаны прекрасным литературным языком (отдельное спасибо Сергею Алексееву за перевод) и воспринимаются как самоценное художественное произведение. Это, в общем, не слишком удивительно — Битон был очень наблюдательным человеком с душой художника и тонким вкусом, за который его прозвали вторым Оскаром Уайлдом. Впервые книга была опубликована в середине 50-х и тогда была скорее эстетской хроникой моды и светской жизни: автор охватывает период с конца
XIX века до начала 50-х. Сегодня же она кажется окном в параллельную реальность,
где смерть правящего короля могла стать началом новой модной тенденции.



Э

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О моде и феминизме

ервая мировая, вне всяких сомнений, способствовала тому, чтобы канули в Лету тугие путы длинных юбок, ведь женщине в новой роли, которую она примерила на себя и, более того, начала исполнять, такой наряд только мешал. Упомянутый узкий покрой противоречил самой сути зарождавшейся борьбы женщин за свои права: стянутый внизу карандаш юбки, так же как и широкополая шляпа, мешали суфражистке убегать от полицейских.

П


2

1

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О феномене Коко Шанель

ениальная догадка Коко заключалась, пожалуй, в том, что женщинам надоели навешиваемые на них десятилетиями причудливые гирлянды. Она понимала, что современные модницы станут ездить на такси и в метро,
поэтому концепцию стиля следовало полностью пересмотреть. (…) Беспощадно срывая богатые украшения, Шанель меняла их на лаконичные трикотажные платья и юбки. И только когда дамы все как одна стали похожи на мальчиков-посыльных «Вестерн Юнион»», когда шиком стали скудость и простота, только тогда она позволила им надеть украшения — колье с крупными изумрудами или рубинами, жемчужные бусы.

Г


4

3

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О разнице между модой и искусством

Поль Пуаре об отмене корсетов

объявил войну корсету! — похвалялся неугомонный портной. — Моя революция, как и все революции на свете, проходила под лозунгом свободы. Пришла пора стряхнуть оковы с талии! Освободив тело, я, однако, заковал в кандалы ноги: пусть женщины и жаловались, что не могут ступить двух шагов, не говоря уже о том, чтобы забраться в экипаж. Что за стенания? Разве могли они остановить натиск новой моды?! Напротив, эти дамы оказались ее глашатаями. Я обязал всех носить узкую юбку».

нтересно, что и в моде, и в искусстве действуют одни и те же творческие законы: и для портного, и для живописца равно важны принципы пропорции, меры, простоты.
Но для людей из мира моды особое очарование заключено в духе эпохи и духе перемен, а еще в стремлении к роскоши, и это первостепенная цель. (…) И чем глубже погружаются они в пучину модных трюков, тем ближе дно. Это не значит,
что художник, взяв в руки инструмент портного, не сумеет создать шедевр — сможет, и еще как. Но затевать игры с модой и одновременно оставаться подлинным художником не дано никому: нельзя усидеть на двух стульях.

«Я

И


6

5

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О Дейзи Феллоуз, иконе стиля 20-х и колумнистке Harper’s Bazaar

О том, как Кристиан Диор набирался опыта

собое удовольствие Дейзи получала, выставляя окружающих женщин круглыми дурами: на приеме в гуще блистательных нарядов она одна появлялась в простом льняном платье. (…) В то время как на скачках конкурентки облачались в широкополые шифоновые или легкие соломенные шляпы, из которых торчали фонтаны перьев, Дейзи Феллоуз нередко замечали с непокрытой головой. В результате казалось, будто остальные излишне тепло, не по погоде одеты.

анетта Коломбье, работавшая на Мари Альфонсин, однажды заметила Диору: 
«Вы мало внимания уделяете тому, как смотрится платье с боков и сзади. Возможно, вас устраивает вид анфас, но мои клиентки полагают, что на них будут смотреть под разными углами!» Все эти советы оказались Диору чрезвычайно полезны.

О

Ж


8

7

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О высшем обществе в эдвардианскую эпоху

О лексиконе Дианы Вриланд

Эдвардианский период далеко не все могли попасть на бал и его не рассматривали как возможность повеселиться. Либо тебя допускали
в круг избранных, либо нет. И горе тебе, если ты оказывался обойденным. Тогда не устраивали благотворительных балов, где ты мог заплатить гинею, чтобы запросто поболтать с герцогиней.



строе словцо, то и дело вылетающее из уст этой яркой личности, неизменно вызывает
у друзей Дианы взрывы хохота. (…) Свои истории она заканчивает фразой: «Умереть можно, моя дорогая!» Однажды, когда в одной статье о моде встретилось слово «амортизация», автор стал длинно и нудно объяснять миссис Вриланд его значение, так что она в итоге не выдержала и сказала: «Послушайте, мне нравится любое слово, в составе которого есть «amor», — напишем его!»

В

О


10

9

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О том, почему мода возвращается

О Кристобале Баленсиаге

т влияния моды своей эпохи не застрахован никто. Только глупец может не догадываться о том, как популярная культура создает облик своего времени. Как ни странно, плоды этой культуры часто трогают сильнее, чем серьезные художественные явления, которые переживут не одну эпоху.
Все вечное, будь то статуя Микеланджело или опера Моцарта, вызывает эмоции более общие, нежели ностальгия по конкретным годам. И только в песнях Коула Портера, в фильмах, туфлях или перьях мы вдруг находим отражение духа времени — времени, которое мы прожили, но которое уже никогда к нам не вернется.

лушая Баленсиагу, его рассуждения о женщинах, моде, современном мире, ощущаешь отчетливую и неизбывную тоску и отчаяние. Возможно, в них и кроется секрет уникального таланта модельера: ведь то, что делается от отчаяния, будет жить вечно.



О

С


12

11

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

Об актрисе Габриэль Рэй

з всех актерок именно эта танцовщица лучше всех умела позировать фотографу. Она, несомненно, предвосхитила и эпоху лицевой пластической хирургии: встав перед объективом, она просила двух помощниц встать по сторонам и натянуть у нее под носом шелковую нить, чтобы носик на снимке получился, как и положено, вздернутым.

И


14

13

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

СЕСИЛ БИТОН • зеркало моды

О своей тете Джесси

О внешности Кристиана Диора

на стала мученицей моды и покорно сносила все ее тяготы, как святая Женевьева Парижская. По праздникам, чтобы добиться желаемого изящества, она натягивала на себя корсет из каучука, с ракеткой в руке отправлялась на теннисный корт и играла до тех пор, пока пот не польет со лба ручьями. Тетя Джесси мазала лицо холодной сметаной или наносила специальную белую маску для лица и пребывала в ней, не смывая, много часов. Несколько раз в моду в качестве косметического средства входил куриный жир, и тетя Джесси нисколько не гнушалась мазать им лицо. А к корсажу могла предательски прилипнуть лимонная корочка, которая помещалась туда как вяжущее средство.

иор похож на тихого сельского пастора, он весь как будто сделан из розового марципана. Внешне он сдержан, но под этой сдержанностью скрываются внутреннее напряжение и нервозность, которые после выпуска новой коллекции сменяются полной отрешенностью.

О

Д


16

15

Следите за книжной полкой The Blueprint на Bookmate

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}