T

Стиль в фильме «Мисс Плохое поведение»

На российских цифровых платформах уже доступен новый фильм с Кирой Найтли в главной роли — «Мисс Плохое поведение». Это история о группе лондонских активисток, попытавшихся сорвать конкурс «Мисс мира» в 1970 году. Рассказываем о реальных событиях, которые легли в основу картины, и о том, как разные ее героини на свой лад адаптируют моду эпохи.

1970 год. Салли Александер (Кира Найтли), разведенная молодая англичанка, мать маленькой дочери, мечтает, чтобы у женщин были равные права с мужчинами, а еще хочет изучать историю в престижном университете. Выдержав экзамены и унизительный допрос от членов комиссии (в числе прочего они спрашивают, как к ее желанию получить высшее образование относится муж), она наконец становится студенткой. Но злоключения на этом не заканчиваются: на семинарах Салли, единственную девушку, постоянно перебивают, а преподаватель, узнав, что она хочет писать диссертацию о проблемах работающих женщин, называет тему «слишком узкой».

Дома тоже не все гладко: мать, образцовая буржуазная пенсионерка в твидовых жакетах и с жемчужной нитью (Филлис Логан), попрекает дочь разводом и не понимает, почему та вообще хочет бороться с патриархатом. Мягко говоря, не разделяют идей феминизма и большинство соотечественников: страна живет в предвкушении конкурса красоты «Мисс мира», который вот-вот должен пройти в лондонском Альберт-Холле, — соревнования, где к участницам, по мнению героини, относятся «как к скоту».

Салли понимает, что сломать систему легальными методами — как она всегда стремилась — вряд ли получится. Она знакомится с девушками из радикальной группировки «Движение за освобождение женщин». Ее новые подруги во главе с бескомпромиссной Джо Робинсон (Джесси Бакли, Людмила из нашумевшего сериала «Чернобыль») законные методы вообще не признают: они пишут феминистские лозунги на стенах, портят сексистские рекламные плакаты и десятками других увлекательных способов нарушают «общественный порядок». В итоге начитанная и последовательная Салли кооперируется с дерзкой и бесстрашной Джо и ее командой. Вместе они придумывают рискованный хеппенинг: купить билеты на «Мисс мира», а в самый подходящий момент устроить на шоу беспорядки.

Фильм Филиппы Лоуторп (одна из создательниц сериалов «Корона» и «Вызовите акушерку») основан на реальных событиях, так что интриги нет: в 1970 году группе женщин, боровшихся за равноправие, все удалось. Они действительно едва не сорвали конкурс «Мисс мира» и его прямую трансляцию, которую смотрели 22 миллиона зрителей в Великобритании и 100 миллионов во всем мире. В реальности, как и в фильме, несколько десятков девушек вскочили со своих мест после сексистских шуток ведущего, американского комика Боба Хоупа, и принялись скандировать: «Мы не красотки, мы не уродки, вы нас разозлили!» (We’re not beautiful, we’re not ugly, we’re angry!). Затем женщины стали разбрасывать листовки, швырять в зал и на сцену гнилые фрукты, петарды, бомбы-«вонючки» и пакеты с мукой. В зале начался переполох, прямой эфир на время прервали, ведущий пытался в ужасе убежать за кулисы, а активисток вскоре вывели из зала полицейские. Некоторые из них провели ночь в участке, а по итогам судебного разбирательства каждую обязали выплатить штраф, эквивалентный с учетом инфляции нынешним 1500 фунтам стерлингов.


Конкурс продолжился и завершился в плановом порядке, но жертвы активисток оказались не напрасными: на следующее утро об акции написали все британские и многие мировые газеты, так что это помогло привлечь внимание к Движению за освобождение женщин, да и вообще к проблеме сексизма в западном мире. Сама Салли Александер, которой сейчас 77 лет, ставшая историком, как и мечтала, называет произошедшее «одной из самых зрелищных протестных акций всех времен».

События в фильме Филиппы Лоуторп показаны не только глазами Салли и ее подруг. Картина во многом опирается на мемуары Дженнифер Хостен — девушки, которая выиграла тот самый конкурс «Мисс мира» в 1970 году, став первой в его истории чернокожей победительницей. На соревновании Дженнифер (ее сыграла Гугу Эмбата-Ро из «Утреннего шоу» и «Сиротского Бруклина»), стюардесса по профессии, представляла родную Гренаду — небольшой остров в Карибском море, который тогда был британской колонией. По собственному признанию, впервые приехав в Лондон, она поняла, что такое расизм — до этого Хостен жила в стране, где цветным было практически все население. Ее победа на «Мисс мира» оказалась полной неожиданностью (фавориткой была конкурсантка из Швеции), а некоторых вовсе возмутила: например, таблоид Sun назвал ее не чем иным, как результатом заговора чернокожих членов жюри, в числе которых был и премьер-министр Гренады. «Предполагалось, что это конкурс для женщин всех цветов кожи, всех рас, но на самом деле многие из нас были негласно списаны со счетов еще до финала, — вспоминает сегодня Дженнифер. — Именно эта несправедливость еще сильнее разожгла мое желание победить». Выигрыш оказал судьбоносное влияние на жизнь Хостен: она переехала в Канаду, где получила диплом политолога и сделала неплохую дипломатическую карьеру.

«Мисс Плохое поведение» не противопоставляет феминисток и участниц конкурса. Главные героини подчеркивают, что борются не против конкурсанток «Мисс мира», а против системы, в которой женщине, чтобы занять место «за столом рядом с мужчинами», необходимо делать ставку на длину ног и объем талии.


При этом в мире, где правят сексистские стандарты, конкурсы красоты становятся для многих девушек едва ли не единственным доступным социальным лифтом — и в фильме это хорошо показано. Так, Дженнифер Хостен мечтает победить, чтобы работать на телевидении, мисс Швеция Марджори Йоханссен хочет учиться в Лондоне, а первая чернокожая участница от ЮАР Перл Дженссен считает важной миссией представить чернокожее население своей страны во времена апартеида. «Тогда я не осознавала этого в полной мере, но сейчас понимаю, что все мы, и участницы, и протестующие, использовали „Мисс мира“, чтобы донести свое послание», — говорит сегодня Дженнифер Хостен.

Феминизм, борьба против расизма и капитализма, попытки создать новый общественный строй — на рубеже 1960-х и 1970-х годов западное общество буквально бурлило. Яркой и эклектичной была и мода тех лет: ушли в прошлое нарочитая «нарядность» 1950-х и первой половины 1960-х. В фаворе были яркие крупные принты — от цветочных до геометричных, трикотаж крупной вязки, замша (из нее шили не только верхнюю одежду и аксессуары, но и платья и юбки), сапоги на шнуровке, широкополые шляпы, крупные серьги и цветные колготки.


За костюмы в «Мисс Плохое поведение» отвечала Шарлотта Уолтер, художница, заслуженный работник британского кино, в том числе и исторического. В ее послужном списке, например, есть картина «Клуб любителей книг и пирогов из картофельных очистков» о голодных послевоенных годах.


Стараниями Уолтер героини фильма Филиппы Лоуторп стали воплощением духа начала 1970-х — причем каждая в своей манере.

Роскошнее всего одеты, разумеется, конкурсантки. Они носят жакеты из натурального меха, лодочки на квадратном каблуке, эффектные серьги-шандельеры, облегающие мини-платья и — на дефиле — купальники с яркими принтами. По степени элегантности с ними могут соперничать разве что другие представительницы условного «патриархального» лагеря — жены боссов конкурса. Так, супруга Боба Хоупа, много лет страдающая от его измен, в своих немногочисленных сценах появляется в ожерельях и шелковых коктейльных платьях, автором которых теоретически могла бы быть Диана фон Фюрстенберг. Примечательно, что почти все женщины «старого» мира — от миссис Хоуп до матери Салли — носят столь безупречные укладки, что их локоны кажутся пластмассовыми.


Совсем другое дело — сама Салли. Она ходит с распущенными волосами, а за модой не особенно следит, но выглядит при этом довольно стильно и вне времени — как типичная интеллектуалка из британского среднего класса. Любит высокие сапоги на шнуровке, пиджаки в мелкую клетку, трикотажные жилеты, юбки миди, блузки из «жатой» ткани, приталенные пальто с отворотами и старомодную шляпку-клош. Лишь ближе к кульминации, собираясь на акцию в Альберт-Холл, она надевает эффектное длинное замшевое оранжево-черное платье с ремешком на поясе, похожее на работы Ива Сен-Лорана. Губы героиня Киры Найтли красит оранжевой помадой в тон — очевидно, символизируя, что наконец-то становится видимой.

Наконец, самыми независимыми от моды кажутся (а скорее, хотят казаться) Джо Робинсон и участницы Движения за освобождение женщин. Они носят яркие вязаные шапочки, мешковатые объемные пальто, безразмерные «рубашки бойфренда», сама Джо постоянно появляется в кадре в «рабочем» комбинезоне из денима.

Самым красноречивым «модным моментом» фильма становится сцена, когда Салли, Джо и остальные девушки открывают общий платяной шкаф в коммуне активисток, чтобы выбрать вещи для акции, которые позволят им выглядеть нарядно и не выделяться из толпы зрителей в Альберт-Холле. Джо достается старомодное ярко-розовое платье без рукавов с большим бантом на груди. Взглянув на себя в зеркало, она в ужасе восклицает: «Я выгляжу точь-в-точь как женщина, которой никогда не хотела бы стать!» Слова, которые финал фильма и общий его посыл успешно опровергают: нет «правильных» и «неправильных» женщин — по большому счету все мы ведем одну и ту же борьбу. Что касается розового, то он уже через несколько десятилетий и вовсе станет главным цветом феминизма.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}