T

До и после «Герды». Анастасия Красовская

Интервью: Никита Карцев

Фотограф: Евгений Круглов 

Визажист: Алиса Казакова

Арт-директор: Лиза Колосова

Стилист: Валерия Никольская

Продюсер: Макс Кузин

Ассистент фотографа: Вадим Сыромятников

Ассистент стилиста: Анастасия Кукина

Ретушь: Ирина Даль

14 октября в российский прокат выходит «Герда» Натальи Кудряшовой — история бедной студентки Леры, которая днем проводит бессмысленные соцопросы, а вечером танцует на шесте. Фильм, где выцветший реализм спальных районов перекликается с ожившими кошмарами девочки-подростка, взял спецприз жюри «Кинотавра» и «Леопарда» кинофестиваля в Локарно за лучшую женскую роль — в исполнении дебютантки Анастасии Красовской. Настя — во всех смыслах открытие года: молодая модель из Минска, которая откликнулась на клич Кудряшовой в соцсетях, когда та искала актрису на главную роль в своем фильме. Все, что случилось после, — уже история. Кинокритик Никита Карцев встретился с Настей на прошедшем «Кинотавре» и узнал, что было до.

Как ты узнала, что получила приз за главную женскую роль в Локарно?

От Наташи. Мы представили фильм в Локарно и вернулись в Москву. В какой-то из дней мне звонит Наташа: «Насть, ну все, поздравляю, у тебя «Леопард». Я знала, что у нас будет приз, 100%. Но либо за лучший фильм, либо за режиссуру. А тут за женскую роль, да еще дебют. У меня шок. Мы встретились, и Наташа говорит, что надо возвращаться в Локарно. «Завтра награждение, тебе надо быть. Нельзя отказывать себе в этом, это такие воспоминания!» Я сказала, что не хочу ехать одна. В общем, мы купили два билета и через четыре часа были в аэропорту. Просто бежали, чтобы успеть. Домой заехали только на пять минут, взять щетку и зубную пасту.

Это похоже на сказку? Ты на ковровой дорожке в Локарно, ты на «Кинотавре». У тебя приз международного фестиваля. Твой фильм хвалит Гаспар Ноэ. От тебя не отходят ювелирные и модные бренды.

Мне, конечно, дико приятно. Я недавно пересматривала видео из детского садика, где воспитательница спрашивает: «Кем вы хотите стать?» И я говорю: артисткой. Но если честно, я этого не помню. Мне всегда казалось, что я хотела стать кассиром. Помню, как мне подарили детский автомат, где можно было пробивать продукты. Мне и сейчас нравятся кассы самообслуживания. Стоишь там, пик-пик. Мне кажется, это очень прикольно.

Топ и серьги - J.Kim


Насколько эта реальность долговечна? Сегодня ты в Chanel, в бриллиантах Mercury, а завтра у тебя их заберут? Карета превратится в тыкву?

Ну это не так, что я вернусь с «Кинотавра», у меня все отберут и скажут: «Давай, Настя, до свидания». Мне было приятно, когда перед фестивалем Chanel прислали презент с открыткой со словами, что они желают удачи. Что они уделили мне время, пообщались со мной, поздравили. Это не тот случай, когда оторви и выбрось, мы с брендом Chanel продолжаем дружить и после «Кинотавра».

Вся эта фестивальная суета максимально не похожа на жизнь твоей героини.

Ну она, кстати, в клубе работала, там тоже блестки, стразы.

А что насчет тебя? Мы про тебя совсем ничего не знаем.

Детство прошло в Минске. Я много времени проводила с бабушкой. Моя мама родом из Чернобыльской зоны, из Гомеля. Часто детей <из этой зоны> отправляли в разные санатории, чтобы здоровье подправить. Видимо, ей там не нравилось, поэтому меня мама на лето отправляла только к бабушке. Я ездила с ней в походы. Как сейчас помню, было холодно, мы приезжаем на озеро, ставим палатки. Там много людей, детей, мы играли, общались. И я так сильно хотела купаться! Родители дали строгое наставление бабушке, что этого делать ни в коем случае нельзя — заболею. Но бабушка, естественно, разрешала со словами: «Родителям мы ничего не скажем». И вот мы возвращаемся домой, я захожу в квартиру и первое, что говорю: «Я вам не расскажу, что купалась!» Это одно из первых воспоминаний.

Сколько тебе было лет?

Пять-шесть, может, четыре. В проруби зимой купались постоянно. Было очень круто. В детстве меня отправляли на всевозможные кружки, я чем только не занималась: и шить училась, и бисером плести, какое-то время ходила на дайвинг, гимнастику. Я так часто их меняла не потому, что у родителей была цель: «Настя, ты должна ходить на все, что только можно». Просто мне не нравились какие-то рамки. Я часто замечала, что других девочек хвалят, а меня постоянно критикуют. Меня это так расстраивало! Потом я поняла, что [преподаватели], наоборот, хотели, чтобы у меня все получилось. Родителям говорили, что мое будущее может сложиться и в танцах, и в гимнастике, но мне нужно больше, больше, больше стараться. Меня это как ребенка отталкивало. Хотелось слышать, что я самая лучшая, что у меня уже все прекрасно получается.

Тебе это говорили? Кто?

Родители! И бабушка. Они всегда в меня верят.

Чем они занимаются, кстати? Из какой ты семьи?

Мама по образованию маркетолог. Сейчас занимается бизнесом, организовывает свадьбы. А в свободное время вышивает крестиком. Вот мой портрет вышила. Папа долгое время работал в администрации Белорусской чыгунки. Это в переводе означает «железная дорога».

Платье WOS

Я слышал, у тебя юридическое образование?

Неоконченное. Я, наверное, как все подростки, смотрела кино, читала книги и думала: «Хочу стать адвокатом, хочу спасать людей». Меня всегда задевали истории ребят, особенно молодых, которые по глупости или по стечению обстоятельств попали в непростые ситуации и им тяжело оттуда выбраться. Родители говорили: «Может, ты выберешь направление, где обучают работе с большими компаниями, а не с людьми? Насть, там много преступников, может, только один процент тех, кто действительно невиновен и за них стоит бороться». Я отвечала: «один процент — это уже много». С этими мыслями я и поступала на юридический. Пошла на международное отделение, потому что хотела выучить английский. Отучилась полгода на дневном, и появился моделинг. Я подумала, что буду жалеть, если откажусь, что нужно попробовать. Перевелась на заочное, совмещала учебу с поездками по работе. Сейчас я окончила четыре курса, остался один. Нужно писать и защищать диплом, а это сложно из-за ситуации с ковидом... По сути, последний год я живу в Москве. Здесь все проекты. И если я захочу ненадолго приехать домой, то где гарантия, что в этот момент не случится новая вспышка, появятся новые ограничения и я не смогу вернуться? Пришлось взять перерыв.

Желание помогать людям не пропало?

Мне кажется, это важно. Здорово, когда у тебя есть что-то, чем ты можешь поделиться. Меня спрашивали, живут ли в Минске так, как показано в фильме. Я никогда не жила долго в провинции, может, неделю или пару дней. Мне сложно составить верное мнение. Но как-то в деревне я встретила семью с двумя мальчиками. Мы подружились, разговорились. Они стали рассказывать, как ходят в школу. Пять километров пешком туда и обратно. Каждый день! Говорят, зимой холодно, но мы привыкли. Один из них любит читать, у него нереальное количество книг. Я вижу, как у него глаза горят. Спрашиваю, а почему ты не поступаешь в колледж? Может, тебе общежитие в Минске дадут. А он говорит, что у родителей хозяйство большое и ему надо помогать. Я ничего против не имею. Я сама пришла к ним в гости и первым делом попросила: можно корову подоить? Но вот я сижу там, мне весело, мне интересно, для меня это такой экспириенс. Завтра я поеду заниматься чем-то другим. А передо мной человек, который не может так просто от этого отказаться. Если он захочет попробовать в жизни что-то еще, ему придется приложить для этого гораздо больше усилий. Это несправедливо.

Как ты считаешь, в Белоруссии есть правосудие?

Правосудие... я верю, что оно есть. По крайней мере, оно должно быть.

А когда начались протесты в Минске, ты где была?

Я была в Китае, когда все началось. Первое время не работал интернет, было страшно от непонимания, что происходит. Это все-таки мой дом. Моя Родина. И ты ничего не можешь сделать. Не можешь даже приехать из-за ковида.

Платье Jenesaq, ГУМ Секция 


Ты переживала за семью?

И за свою страну. За друзей.

Ты понимала людей, которые выходили на улицы?

Да.

В Китае ты работала моделью. Ездила туда заработать?

Если говорить жестко, то Европа — куда больше про fashion weeks, показы, карьеру. А Китай — в первую очередь про деньги. Хотя там тоже есть красивые съемки, которые можно поставить в бук или журналы. Но Китай — это еще и школа жизни, здесь нужно иметь характер. Нужно уметь постоять за себя. Понятно же, чем они руководствуются. Есть AliExpess. Есть Taobao. У них огромное количество вещей. Украшения, чаи, сумки, очки, машины, все предметы, которые можно прорекламировать с помощью модели. Ты приходишь на съемку и видишь ряды стеллажей. И у них задача отфотографировать все. Это может занять час, а может 17–18. Самая большая съемка у меня затянулась на 22 часа. Это тяжело. В какой-то момент они начинают забывать о человеческом факторе. Что модели устали, им нужно поесть. Здесь главное не бояться сказать. Поставить на место, очертить границы. За это тебя начинают уважать еще больше.

  

Моделинг для меня — это возможности. Увидеть мир, познакомиться с разными культурами. Пообщаться с людьми, которые делают стиль. Да, модель — это не навсегда. Есть исключения из правил, которые работают и в 40, и в 50 лет, но это происходит нечасто. Со временем многие уходят в фотографы, в визаж, открывают модельные агентства, занимаются скаутингом.


Или в кино, как ты. Как вы познакомились с Натальей Кудряшовой? Ты откликнулась на поиск главной героини в интернете?

Я отдыхала после этой поездки в Китай на даче с родителями. Думала, что делать дальше. Были мысли сняться в массовке. Или пойти ассистентом к знакомым художникам-постановщикам. Оглядеться, посмотреть, как устроена кухня кино изнутри. Я поделилась своими размышлениями с мамой. А она прислала пост в инстаграме. Кажется, она увидела у Виторгана (актер Максим Виторган разместил информацию о кастинге у себя в фейсбуке. — Прим. The Blueprint), что Наташа ищет актрису на главную роль. Нужно было отправить фотографию, видео. У меня их полно, вот я и подумала, почему бы это не сделать. Два клика — и все, готово.

   

Первые дня два я думала, что мне что-нибудь ответят: да или нет. Прошло две недели, ничего. Ну ок, значит, идем проверенным путем. Продолжаем заниматься моделингом. И вдруг мне пишет кастинг-директор: «Анастасия, здравствуйте, не могли бы вы прийти к нам на пробы?» Я говорю: «Все замечательно, но я минчанка, можно по видеосвязи?» — «Давайте вы запишете самопробы?» Я говорю: «Хорошо, запишу». А сама думаю, что это такое? Как должно выглядеть? Что-то записываю, отправляю. Мне пишут, что Наташа хочет с вами созвониться.


Что записала в итоге?

Это были две сцены, которые не вошли в фильм. Одна — что-то вроде монолога Леры. Мама нашла у нее в сумке трусы, и Лера оправдывается: «У нас сегодня зачет, я для удачи надеваю новые трусы. Ты что, разве так не делала?» Мне не прислали ни сценарий, ни описание роли. Ничего. То есть я не знала, что героиня работает в клубе, что у нее есть специальная одежда для выступлений. Приходилось делать по наитию. Потом мы созвонились с Наташей по зуму. Долго говорили о том, кто я, что я, чем занимаюсь. Такое узнавание: можно ли человеку доверять и кто он вообще такой. Наташа спрашивала про кино: смотрела ли я такой фильм? А такой? У меня глаза были по пять копеек, потому что я эти названия слышала впервые. Конечно, Наташа все почувствовала.

  

После разговора меня захватил страх, что я облажаюсь, всех подведу. Я поняла, что не могу так безалаберно поступить по отношению к другим людям. Сказала маме: пожалуйста, напиши, что я не поеду на пробы.

Платье WOS 

Серьги Exclaim, ГУМ Секция


Настолько испугалась?

Я понимала, что если поеду в Москву, то просто потрачу свое и чужое время — а это самый ценный ресурс, который у нас есть. После этого Вася Григолюнас, это муж Наташи и оператор «Герды», звонил моей маме. Я не знаю, о чем они говорили. Но мама подошла и сказала: «Насть, это твоя жизнь, тебе лучше знать, что ты хочешь. Просто хорошо подумай, будешь ли ты жалеть в будущем, если откажешься?» Я посидела и подумала: «Она же режиссер, профессионал, наверное, если что-то не будет получаться, она знает, как все исправить». Я приехала в Москву, лично познакомилась с Наташей, Васей, мы проговорили три часа. Начала зарождаться эта связь и впоследствии дружба.

В фильме у Леры, в отличие от тебя, нет контакта с родителями. Сложно было войти в роль человека с совершенно другим опытом?

У каждого человека есть проблемы, закоулочки внутри, к которым можно обратиться и погрустить. Сейчас у меня прекрасные отношения с родителями, но когда-то и я переживала подростковый период, когда казалось, что меня никто не понимает. Я приходила на площадку, заряженная своими переживаниями. При этом с мыслью о том, что передо мной <актриса> Юля Марченко, но одновременно это не Юля, а моя мама. То, что сейчас происходит, — это реальность.

   

Наташа очень помогала. Мы могли коротко или даже не коротко обсудить роль, что вообще сейчас происходит. Каждая сцена была индивидуальной. Нельзя выстроить какой-то шаблон и по нему работать. Но Наташа всегда знала, что нужно делать и как об этом сказать.


Как она это объясняла?

Мне кажется, это режиссерская тайна.

У нее свои секретные методы?

Я не знаю, секретные или нет. Но если все-таки да, я бы не хотела быть человеком, который их раскроет.

Ты знала, что Юрий Борисов — большая звезда, даже талисман нового российского кино?

Нет! Мы познакомились в поезде, когда ехали в Ярославль. Потом я пришла на площадку, но в первый день мне было совсем не до него. Мне же нужно сейчас что-то делать, а я не понимаю как. У меня только страх в глазах. Мне потом рассказывали ребята из группы: мы к тебе подходим знакомиться, а ты просто стоишь. Но это прошло на второй или третий день. И я как следует кайфанула от работы с Юрой. Он настолько все круто делал, что у меня получалось отталкиваться от него, случилась какая-то химия. Когда мы сняли «Герду», я принялась смотреть больше фильмов. Начала следить и за творчеством Юры. Как я была в восторге от знакомства с ним на площадке, так и продолжаю оставаться в восторге до сих пор.

А что ты смотрела до съемок в «Герде»?

Мне очень нравятся мультфильмы. Я фанатка Тима Бертона, его «Трупа невесты». Люблю «Дисней».

Твоя героиня очень сдержанная. Все страсти у нее бушуют внутри. Это твоя находка или режиссера?

Мне кажется, это симбиоз. Наташа сказала, что увидела фотографию, мои глаза и поняла, что это та девчонка. Она не давала четких указаний, актерских задач. Наташа понимала, вряд ли я смогу это сделать, нужен другой подход. Я делала как чувствовала. Если я отклонялась от отмеченного курса, Наташа меня аккуратно возвращала. Потому что она знала досконально, как должен выглядеть фильм, каждая секундочка.

Платье Patrizia Pepe

Ожерелье JW Anderson, ГУМ Секция 


Что было сложнее всего?

Перебороть страх. Что я не успею, не вольюсь в атмосферу. Но все были так доброжелательны! Никакой агрессии, никаких насмешек. Вася рассказывал: «Настя, урок номер один, нужно запоминать, что ты делаешь, и из дубля в дубль делать то же самое». Эмоционально страшнее всего были сцены с мамой. Физически — съемки в бассейне и на пилоне.

А откровенные сцены?

Когда я увидела их в сценарии, начала себя успокаивать. Наверное, это будет снято со спины... Потом начались тренировки, мне ставили танец. Начались слезы, паника, что я не смогу. Я и так на грани срыва, а тут ко мне подходит тренер по привату и говорит: «Сейчас будем учиться красиво снимать белье». Я на нее смотрю и такая: «Зачем?» — «Стоит такая задача». Я звоню Наташе в слезах: «Я не могу, я стесняюсь». Я не вижу ничего плохого в женском теле, мужском. Это эстетично, но другой вопрос, когда на тебя будет смотреть много людей. Ты же все равно видишь в себе какие-то недостатки. В моделинге я не снималась голой. Никогда.

Мы уже знаем, что получилось.

Наташа меня успокоила. Убедила, что в этом нет ничего плохого. В итоге опасений было больше, чем страха на съемочной площадке. Я прихожу, раздеваюсь и понимаю, что никто не тыкает пальцем, не фотографирует. Все настолько профессионально себя ведут, создали настолько комфортные условия, что я расслабилась, все было прекрасно.

Понравилось?

Конечно!

Читайте главные новости из мира моды, красоты и культуры в телеграм-канале
The Blueprint News

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}