T

Стиль в сериале «Миссис Америка»

В том, что борьба за гендерное равноправие — это вовсе не война полов, можно убедиться, посмотрев новый мини-сериал с Кейт Бланшетт и Сарой Полсон. А заодно проследить за эволюцией моды на рубеже 1960-х и 1970-х.

Мини-сериал «Миссис Америка», вышедший на прошлой неделе на развлекательной платформе Hulu, рассказывает о ярком эпизоде в истории Америки и феминистского движения. Речь идет о противостоянии в 1970-х феминисток, которые боролись за принятие поправки о равных правах для мужчин и женщин, и антифеминисток, которые утверждали, что такая поправка лишит их традиционных женских привилегий и развалит институт семейных ценностей. В сериале эти противоборствующие лагеря заметно различаются не только своими убеждениями, но и внешним видом: если феминистки почти сплошь выглядят как иконы эпохи диско, то домохозяйки все как одна представляют собой воплощение традиционного образа благопристойной матери и жены из 1960-х.

В начале 1970-х ключевые фигуры феминизма второй волны — Глория Стайнем, Белла Абзуг, Бетти Фридан и другие — активно выступали за принятие поправки о гендерном равноправии и были близки к победе, когда столкнулись с неожиданным препятствием в лице Филлис Шлафли. Номинально домохозяйка и мать шестерых детей, а фактически — прожженная политическая активистка из лагеря консерваторов, которая большую часть времени проводила не дома, а в разъездах и на выступлениях, Шлафли объединила вокруг себя домохозяек из среднего класса, вместе с которыми вела интенсивную работу по дискредитации феминистического движения.


Она утверждала, что в случае принятия поправки о равных правах в стране введут воинскую обязанность для женщин, замужних вынудят трудиться в две смены — на работе и дома, а разведенных лишат права на алименты и приоритетную опеку над детьми. Шлафли занималась откровенным популизмом и, по сути, лицемерила, однако у нее было много сторонниц, которые слабо представляли, какие на самом деле ценности отстаивает феминизм, зато легко принимали на веру утверждение Шлафли, что феминистки по умолчанию считают неполноценными женщин, выбравших семью, а не карьеру.

Роль одиозной антифеминистки досталась Кейт Бланшетт, для которой «Миссис Америка» стала первой телевизионной работой. Бланшетт также выступила как исполнительный продюсер и позвала на проект художницу по костюмам Бину Дайгелер («Выживут только любовники», «Все о моей матери», «Нарко», «Мулан»). Несмотря на свой плотный график, Дайгелер согласилась сразу же — декада, в которой происходят события сериала (с 1970-х по 1980-е), оказалась одним из ее любимых периодов в истории моды, а Глория Стайнем — одна из героинь шоу — любимой иконой стиля.

Часть идей для костюмов в сериале Дайгелер отыскала в архивных выпусках Vogue и Cosmopolitan, часть — в документальных съемках эпохи. Задача оказалась непростой, потому что Дайгелер предстояло при помощи одежды отобразить не только смену трендов в течение десятилетия, но и внутреннюю эволюцию основных персонажей истории. Домохозяйки, которые поддерживают STOP-ERA (движение Шлафли против принятия поправки о равных правах — Equal Rights Amendment), поначалу выглядят однородной массой. Они носят вещи исключительно пастельных оттенков и на общих планах собраний выглядят как прилавок с макарунами. Ни одна из них не носит брюки — только сдержанные платья, блузки и миди-юбки А-силуэта, выдержанные в духе 1960-х.


Однако по ходу сюжета все больше домохозяек проникается идеями равноправия, и их вид становится менее чопорным и более расслабленным. Обратная ситуация происходит с феминистками: если в первой половине сериала их наряды представляют собой буйство цвета, типичных принтов и силуэтов в духе 1970-х — «елочка», полоски, лапша, кричащие полиэстеровые блузы с острыми воротничками, — то ближе к финалу пестрота сменяется более сдержанными оттенками и фасонами: активистки хотят, чтобы их воспринимали всерьез в высших политических кругах и пытаются играть по правилам.

Над прическами всего актерского состава работала Энн Морган, получившая в этом году «Оскар» за неоценимый вклад в фильм «Скандал». Идеальная укладка Шлафли, пышная копна с начесом на затылке у Стайнем, безупречно уложенные локоны у Чисхолм — ее зона ответственности. «Прическа отражает классовую принадлежность, политические взгляды, то, кем является каждая из женщин. Видеть чью-то прическу — то же самое, что видеть туфли: ты сразу понимаешь, кто перед тобой», — рассказывает она о своей работе над сериалом.

Филлис Шлафли

С костюмами для Кейт Бланшетт проблем практически не возникло: с выступлений Шлафли сохранилось множество фото- и видеосвидетельств, и большую часть нарядов Дайгелер просто скопировала — над ними трудились двое закройщиков и шесть швей, — а одно подлинное платье Филлис Шлафли художница совершенно случайно нашла и купила на Etsy. Поскольку в 1970-е масс-маркета еще не существовало, гардероб женщин из среднего класса отличался индивидуальностью: многие покупали не готовые платья, а ткани и шили вещи на заказ у портных, а потому отыскать идентичные вещи было практически невозможно.

Шлафли, будучи замужем за состоятельным юристом, предпочитала одежду из дорогих тканей, вещи приталенных силуэтов и без глубоких вырезов. Ее консервативность выражалась даже в аксессуарах: к своему образу она неизменно добавляла элегантную брошь, нитку жемчуга или шелковый шарф. В любой момент она была готова к выступлению на публике. Энн Кори, дочка Филлис Шлафли, так вспоминает мать: «Я в жизни не видела ее в пижаме. Она просыпалась и сразу приводила себя в порядок, вне зависимости от того, какие у нее были планы на день. Сейчас во время коронавируса люди рассказывают, что весь день сидят дома в пижамах. Моя мать себе бы такого не позволила. Прежде чем спуститься в гостиную, она бы надела платье, сделала укладку и макияж».


У Шлафли было два любимых цвета — голубой и коралловый, и Дайгелер активно использует их в кадре. В нарядах всех оттенков голубого и синего Шлафли появляется дома, но для того, чтобы произвести впечатление, она неизменно выбирает оттенки красного и розового. Первое появление Бланшетт в кадре в голубой блузке с воротником-хомутиком даже напоминает образ Мелании Трамп (голубые платье и жакет Ralph Lauren Collection) на церемонии инаугурации ее мужа: Шлафли, по сути, такая же добровольная заложница патриархальной политической системы, как и нынешняя первая леди США.

Глория Стайнем

Роль иконы феминистического движения досталась актрисе Роуз Бирн, которую под париком и очками почти не отличить от настоящей Стайнем. Дайгелер отыскала для Бирн точную копию слегка тонированных «авиаторов», которые носила Глория. Несмотря на то что образ Стайнем также претерпевает эволюцию на протяжении шоу, в любой момент она выглядит как эталон богемного нью-йоркского шика в знаковых нарядах от Diane von Fürstenberg, Missoni и Yves Saint Laurent. Поначалу она одевается сексуально: носит высокие сапоги, мини-юбки и короткие платья. Позже, когда Стайнем фактически становится лицом движения (что ее не радует — феминистка не хочет быть «симпатичной мордашкой», к которой прислушиваются только из-за выгодной внешности), она меняет стиль на более сдержанный, своего рода униформу: темные расклешенные джинсы и футболки по фигуре.

Ширли Чисхолм

Ширли Чисхолм, которую с невероятной страстью играет Узо Адуба из сериала «Оранжевый — хит сезона», была одной из самых значимых фигур в истории феминизма. В 1972 году она стала первой женщиной, участвовавшей в президентских праймериз Демократической партии и первым не белым участником праймериз вообще. Чисхолм открыто высказывалась за принятие поправки о равных правах и одной из первых заявила, что это выгодно не только женщинам, но и мужчинам.


Чисхолм знала, что нужно быть заметной, чтобы быть услышанной, и умела обращать на себя внимание. Она носила броские ансамбли из платьев и жакетов с кричащими принтами — Дайгелер восстановила эти узоры и специально напечатала несколько рулонов ткани, чтобы сшить для Адубы точные копии костюмов Чисхолм. Свои жаккардовые и узорчатые наряды она дополняла крупными аксессуарами: золотыми цепочками, клипсами, жемчужными ожерельями.


Узо Адуба со всей серьезностью подошла к съемочному процессу и настояла на том, чтобы облачаться в кадре в полную амуницию — от белья и комбинаций до чулок, — которую носили женщины в те времена, чтобы выглядеть приемлемо в обществе. «Весь вес того, что ты, как женщина, должна была нести на себе, помогает понять, что речь шла об освобождении не только на экономическом и профессиональном уровне. Физическое освобождение тоже имело место. И очень ощутимое», — делится актриса.

Элис Макрей

Роль Элис Макрей, лучшей подруги Филлис Шлафли и единственного выдуманного персонажа истории, досталась Саре Полсон. Ее набожная и вполне довольная статусом домохозяйки героиня искренне хочет помочь подруге и берется во всем поддерживать ее кампанию против поправки за равные права. Элис, более мягкая и впечатлительная натура, чем осанистая и надменная Филлис, одевается менее строго — носит платья и рубашки в клетку, вязаные вещи. Во время деловой поездки вместе с Филлис она примеряет перед зеркалом кюлоты, но в итоге одалживает на выход юбку у Шлафли, потому что неуютно чувствует себя в брюках. Однако все меняется к концу сериала, когда Элис, проникшись идеями феминизма, меняет и свой внешний облик. Шлафли при виде обновленной Элис в брючной двойке шокирована: «Ты — в костюме!» А Элис объясняет, что меняет не только гардероб, но и жизнь.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}