T

Стиль в сериале «Светила»

В онлайн-кинотеатрах и на стриминговых платформах появился мини-сериал BBC «Светила» — экранизация нашумевшего романа новозеландской писательницы Элеанор Каттон. Фильм сильно отличается от книги, но не уступает ему как минимум атмосферой. Все это плюс Ева Грин в одной из главных ролей — хороший повод запоем посмотреть все шесть серий (правда, в русском переводе пока доступна только первая). Приятным бонусом — впечатляющие костюмы и, разумеется, платья.

Когда новозеландская писательница Элеанор Каттон получила в 2013 году Букера за роман «Светила», ей было 28 лет, и она официально стала самой молодой лауреаткой за сорокачетырехлетнюю историю премии. Всего за год с момента выхода романа было продано больше полумиллиона его копий во всем мире («Светила» перевели на 26 языков, включая русский), а в Новой Зеландии он держался на первом месте в топе продаж пятьдесят одну неделю — это стало беспрецедентным результатом для местного автора. И для такого длинного современного произведения: англоязычная версия романа насчитывает 848 страниц. Единственный сравнимый по размерам бестселлер — «Щегол» Донны Тартт — тогда еще только готовился к печати.

В чем тут секрет? «Светила» — книга увлекательная и хорошо написанная. А еще она, как и подобает хорошему историческому роману, очень атмосферная — из тех, что способны «затянуть» читателя в параллельную реальность уже спустя пару страниц. Каттон мастерски воссоздала эпоху — 60-е годы XIX века, время золотой лихорадки — и быт довольно специфической социальной среды — золотоискателей из городка Хокитика на западном побережье Новой Зеландии. Подкупают также детективная интрига (герои пытаются расследовать убийство одного из золотодобытчиков) и эзотерический флер (каждому персонажу соответствует тот или иной знак зодиака или та или иная планета); герои движутся сквозь пространство, как светила на карте неба. «Читать этот роман — все равно что разгадывать кроссворд на тему творчества Шарлотты Бронте, одновременно играя в шахматы и в приставку и пытаясь кататься на скейтборде», — написала о «Светилах» The New York Times.

Разумеется, экранизировать такое многослойное произведение было непросто. Чтобы облегчить себе задачу, режиссер Клэр Маккарти (в ее послужном списке есть, например, фильм «Офелия», вольная интерпретация шекспировского «Гамлета») предложила написать сценарий самой Элеанор Каттон, на что та сразу согласилась — и переиначила историю так, чтобы она легко легла в формат шестисерийного фильма.


Изменения получились довольно ощутимыми. Если в книге на первом плане детективная интрига, то в сериале — любовная (хотя сюжетная линия с убийством тоже никуда не исчезла). Фильм начинается со знакомства незамужней англичанки Анны Уэдерелл (Ив Хьюсон) и юноши по имени Эмери Стейнз (Химеш Патель, известный по главной роли в ромкоме Дэнни Бойла «Вчера»). Они встречаются на палубе корабля, прибывающего в Хокитику. Оба едут на золотые прииски в надежде разбогатеть или хотя бы начать жизнь с чистого листа. Заметив, что на пальто Эмери не хватает пуговицы, Анна отрывает от платья свою — и отдает ему. Молодые люди договариваются встретиться тем же вечером в городе, но в их планы вмешивается сама судьба в лице коварной гадалки и хозяйки борделя Лидии Уэллс (Ева Грин). Влюбленные будут искать друг друга, находить и терять вновь, а из-за Лидии жизнь Анны пойдет совсем не по тому пути, о котором она мечтала. «Сложная структура романа неприменима для кино, — объясняет писательница. — В отличие от современных книг сериалы подчиняются традиционным, даже классическим законам повествования. Моей задачей было адаптировать историю для телевидения, но попытаться сохранить ее дух». Каттон признается, что только для первого эпизода написала двести разных вариантов сценария.

Над костюмами для картины работал Эдвард К. Гиббон. До этого он одевал героев «Черного зеркала», а также Наташу Ростову, Пьера Безухова и других персонажей британской экранизации «Войны и мира» 2016 года. А еще раньше — создавал наряды для оперных артистов. Словом, моду прошедших столетий знает назубок. Но при подготовке к съемкам «Светил» даже такой опытный художник был вынужден провести не один час, скрупулезно изучая исторический материал. Все-таки Новая Зеландия той эпохи не самое обычное место — на ее быт влияла американская и английская викторианская культура, а также традиции коренных народов. Гиббон признается, что отличным подспорьем для него стали фотопортреты, сделанные в те годы. «Нам повезло, что в тот период фотография уже была очень популярна, — рассказывает художник. — Даже в самых маленьких городах были фотографы, так что материала осталось много. Особенно полезными были студийные портреты, которые люди делали для так называемых визитных карточек — у маори это стало ритуалом. Эти снимки очень трогательные и выразительные. Они прекрасно иллюстрируют то, как на людей влияло смешение разных культур, и они помогли мне создать для каждого персонажа уникальный гардероб».

Все костюмы Гиббон придумал и сделал сам — естественно, с помощью дизайнерской команды, в которой, кроме портных и закройщиков, был, например, специальный человек, отвечавший за то, чтобы вещи не выглядели слишком новыми. Так, искусственно состарить пришлось розовое платье, в котором появляется в первой серии Анна — в ночь, когда неизвестные совершают то самое загадочное убийство. Платье играет важную роль в сюжете — в его складках героиня находит зашитое Кросби Уэллсом золото. В книге наряд оранжевый, но художник решил, что этот цвет будет не очень гармонично смотреться на фоне пейзажа и декораций и — с разрешения Элеанор Каттон — поменял оранжевый на розовый. «Платье мы сшили из множества слоев шелка, — вспоминает Гиббон. — Наша художница по текстилю Соня Мюррей покрасила его в десятки разных оттенков — от золотисто-розового до мадженты, а закройщица Луиза Поль сделала выкройку и сшила костюм в нашей мастерской... Для разных сцен нам пришлось создать разные варианты платья. Всего их было пять».


Анна, по крайней мере в начале фильма, робкая и ведомая, даже одежду не выбирает сама. Только в первых кадрах мы видим ее в собственном платье — простом, нежно-голубого цвета. Дальше героиня попадает под влияние Лидии и начинает носить то, что дает ей новая подруга или ее приближенные — будь то судьбоносное розовое платье или пышный бордовый туалет, в котором Анна появляется в первый вечер в сомнительном «салоне» госпожи Уэллс. В этом наряде она чувствует себя неловко, кринолин сковывает ее, словно клетка.

Лидия же абсолютная противоположность Анны — сильная, коварная, предприимчивая, эксцентричная. Именно таких женщин часто играет Ева Грин — стоит вспомнить «Дом странных детей мисс Перегрин» или не столь нашумевшую, но не менее блестящую ретродраму «Трещины». «Она манипулятивная, амбициозная и жаждет власти. Но со временем вы понимаете, что в ее броне есть прорехи, — а это мне всегда очень нравится в моих героинях», — говорит о Лидии сама Грин.


Гардероб миссис Уэллс — под стать характеру. Она носит вещи яркие, богато отделанные и в каждой из них чувствует себя органично. Обожает зеленый цвет и разные его оттенки, любит бархат, кружево, перья, вышивку и золото — во всех смыслах. При этом Лидия не следит за модой — она, скорее, из тех, кто создает собственный стиль. «У нее множество интересов. В том числе мистика и эзотерика, — объясняет Эдвард К. Гиббон. — К тому же она по сути своей актриса, и мне хотелось отразить это в ее костюмах. Лидия из тех, кто создает себя сам, она не подчиняется ни трендам, ни правилам, навязанным обществом. Она настоящий панк, пиратка и романтическая бунтарка». До съемок Гиббон и Грин долго переписывались, пересылали друг другу референсы и рассуждали о том, какой же должна быть их идеальная героиня. Можно быть уверенными в том, что все наряды, в которых появляется Лидия — от изумрудного бархатного пальто до шляпки с разноцветными перьями, — были одобрены самой актрисой — а некоторые даже созданы при ее непосредственном участии.

Эдвард К. Гиббон признается, что главным открытием, сделанным в процессе работы над «Светилами», для него стала любовь новозеландцев XIX века к ярким цветам — и это касается не только женщин. Золотоискатели в сериале выглядят как настоящие денди. В частности, тот же Эмери Стейнз предпочитает вещи с ручной вышивкой. «Мне нравится мужская мода тех лет, — говорит художник. — Когда я стал исследовать материал, понял, что даже шахтеры и золотодобытчики любили розовые рубашки и шейные платки горчичного цвета. Тот мир вовсе не был черно-белым, как принято думать. И даже сепией его цвета не ограничивались».

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}