T

5 фактов о фильме «Человек, который продал свою кожу»


17 июня в московских кинотеатрах «Художественный» и «Пионер» (в прокате по всей стране — с 24 июня) начали показывать «Человека, который продал свою кожу» — фильм о сирийском беженце, который по предложению бельгийского художника набивает на спину огромный Шенген и становится произведением современного искусства. Это одновременно и сатира на арт-мир, и картина, сделанная с непривычным для фильма о беженцах юмором, и мелодрама. «Человек...» с относительным успехом у критиков прошел на кинофестивале в Венеции и принес тунисской режиссеру Каутер Бен Ханье номинацию на «Оскар», всего-то десятую для Африканского континента. Рассказываем, что еще нужно знать об этом фильме-перевертыше.

1

Это реальная история (почти)

Поначалу кажется, что это такой фильм «Квадрат» (комедия с Элизабет Мосс, получившая «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах 2017) или недавний хит Netflix с Джейком Джилленхолом «Бархатная бензопила». То есть злая пародия на контемпорари-арт и все, что с ним связано, — циничных художников, надменных галеристок, бестолковую публику. Тем удивительнее, что в основе «Человека...» — история реальной работы «Тим» бельгийского художника Вима Дельвуа, привозившего свои работы в Москву целых четыре раза (последняя выставка шла в Галерее Гари Татинцяна в 2018 году).

В 2006-м он, уже известный по своим татуировкам на живых свиньях, решил пойти дальше — и использовать как холст живого человека. Художник познакомился со швейцарским менеджером тату-салона в Цюрихе Тимом Штайнером через его тогдашнюю девушку и предложил ему эту идею — а тот сразу согласился. В фильме главному герою Сэму (Яхья Махайни, в Венеции взял приз за лучшую мужскую роль) популярный художник Джеффри Годфруа (Коэн Де Боу) набивает на спине огромную Шенгенскую визу, чтобы подчеркнуть парадокс: как человек Сэм несвободен, а как вещь, произведение искусства — да.


В реальности же Дельвуа набил на спине вещи, которые для Тима, напротив, ничего не значили — Мадонну и мексиканские черепа. С похожей, впрочем, целью — раскритиковать арт-мир изнутри, показать, что люди готовы на все, ради искусства, даже купить живого человека. «Абсолютная форма искусства», — говорит сам Тим.


В 2008 году работу за 150 тысяч евро купил немецкий коллекционер Рик Райнкинг. Треть суммы отошла Тиму — после смерти кожу с его спины срежут и отдадут Райнкингу. Покупку пришлось проводить через Швейцарию в силу мягких местных законов о секс-работе — в любой другой стране это было бы нелегально, так как приравнивалось либо к торговле людьми, либо к проституции.


За 15 лет Тим провел порядка трех с половиной тысяч часов в галереях, сидя к людям спиной на небольших пуфиках. Собственно, Бен Ханья узнала о работе, когда «Тима» выставляли в Лувре в 2012 году. Чтобы не слушать оскорбления и ругань в свой адрес (один раз в него даже плюнули), Тим слушает плеер. И жалеет о том, что дружба с «гением» Дельвуа, которого он «одновременно любит и ненавидит», не сложилась: «Мы дружим, но ему приходится объяснять, что он — работа 2006 года, и с тех пор я двинулся дальше», — говорит Дельвуа.


2

У Дельвуа в фильме есть камео


Бен Ханья звала Дельвуа сняться в роли самого себя, но тот отказался: «Я бы постоянно путался: где я, а где тот художник, которого я играю». В итоге ему досталось небольшое камео — роль швейцарского страховщика, для которой он заготовил коронную фразу из одного своего интервью про «Тима»: «Ничего страшного, если он умрет от рака». В жизни все было, конечно, не так бессердечно: Дельвуа произносил ее после тирады, из которой становилось ясно, что он искренне возмущен положением дел: «Даже на причине его смерти можно спекулировать!»

Художника вроде Дельвуа в фильме демонически играет Коэн Де Боу, который на поверку тоже оказывается вовсе не Мефистофелем: «Мне не нужна твоя душа. Мне нужна твоя спина»

Художника вроде Дельвуа в фильме демонически играет Коэн Де Боу, который на поверку тоже оказывается вовсе не Мефистофелем: «Мне не нужна твоя душа. Мне нужна твоя спина»

Художник рассчитывал, что «Тима» будут продавать и перепродавать на аукционах, абсурдно завышая цену, но сделка состоялась только одна — люди оказались не такими бессердечными, как ему хотелось бы думать. В 2012-м Дэвид Уолш, основатель Музея старого и нового искусства в Тасмании, где «Тим» выставляется регулярно и даже получил музейную должность (он там кто-то вроде лектора), хотел купить работу, но в итоге не решился: «Брать ответственность за его жизнь слишком страшно».


В фильме же все куда более безжалостно: Сэма в Королевском музее изящных искусств в Брюсселе шпыняют и сотрудники, и посетители, и сам художник, а в конце, как и мечтал Дельвуа, продают на аукционе, постоянно перебивая цену.


3

Это фильм о беженцах, который ломает ожидания


Реалии беженцев в фильме набросаны штрихами: постоянными звонками маме на родину по тормозному скайпу да работой на птицефабрике в Бейруте, где Сэм начинает околачиваться на выставках современного искусства — чтобы поесть на фуршетах


«Человек...» — фильм о сирийском беженце, даже беженцах. В Ракке у Сэма и его девушки Сабир (Дея Лиан) — большая любовь, только он в итоге бежит в Бейрут после неприятностей в кутузке, а она благодаря хлопотам влиятельной в светских кругах матери оказывается в Брюсселе замужем за усатым недоумком из сирийского посольства. Поэтому Сэм и соглашается на предложение художника — в бельгийскую столицу ему надо, чтобы найти свою девушку. Не самая типичная история для фильма о беженцах, «Человек...» — это действительно смесь мелодрамы, комедии и даже чуть-чуть блокбастера. «У нас нет корабля, никто не тонет, и что мы там еще привыкли видеть в таких историях», — говорит Бен Ханья.

«В медиа мы привыкли видеть беженцев скорее как статистику, а не как людей со своими историями. У кино в этом плане больше возможностей — быть ближе к человеку и через него показать, каково это — быть беженцем», — рассуждает режиссер. Сама Бен Ханья с этими реалиями сталкивалась минимально («были проблемы с документами при переезде во Францию») — ее больше «бесит виктимизация этого дискурса»: «Я с самого начала хотела сделать фильм о современном персонаже, который оборачивает ситуацию в свою пользу».


Без спойлеров отметим, что так и происходит: Сэм и Сабир выходят из своего незавидного во всех смыслах положения в результате неочевидного твиста.


И в нем есть Моника Белуччи! В роли блондинки!

4

Одно из открытий фильма — Моника Беллуччи в роли «фейковой блондинки», бельгийской галеристки без сердца (на первый взгляд) по имени Сорайя. «Мне хотелось, чтобы это была красивая, гламурная женщина», — объясняет Бен Ханья. — Когда я говорю «гламурная», мне сразу на ум приходит Моника Беллуччи. Мы не были знакомы, так что я просто отправила сценарий ее агенту, ни на что особо не рассчитывая. Но оказалось, что она видела мой предыдущий фильм «Красавица и псы», прочитала сценарий и немедленно согласилась!«


В процессе съемок было весело всем, кроме продюсеров — в особенности мужчин-продюсеров, говорит Бен Ханья: «Для них решение превратить самую красивую брюнетку в блондинку само по себе было кощунственным».


Платья для героинь предоставили Azzedine Alaïa. Режиссер была знакома с модельером лично

5

Бен Ханья с детства увлекается модой. До такой степени, что раньше о кино она даже не мечтала: «В нашем городке на юге Туниса была «кутюрье» — швея, которая делала платья для свадеб и все такое. И меня всегда завораживал процесс: когда она брала самый обычный кусок ткани и превращала его в прекрасное платье. Так что я сказала себе: «Когда вырасту, буду как она».


Швеей Бен Ханья не стала, и это к лучшему («Да и разница не то чтобы велика — в кино так же берешь сырой материал и превращаешь его в историю»), но любовь к красивым вещам в себе сохранила. К прессе в Каннах в 2017 году на премьере «Красавицы и псов» она выходила в красном платье Azzedine Alaïa. Со знаменитым соотечественником режиссер познакомилась лично незадолго до его смерти в том же 2017-м — и он продолжает вдохновлять ее до сих пор.

«Когда он умер, я почувствовала себя так плохо, словно потеряла отца или образец для подражания. Но у меня сохранилась сильная связь с его модным домом. Моника Беллуччи тоже любит Алайю, так что я подумала, что было бы отличной идеей, если бы я смогла привлечь их обоих к участию в фильме. Мы посетили ателье с художником по костюмам, нам дали возможность выбрать платья для моих актрис. Было чудесно и радостно посотрудничать с ними на этом фильме», — говорит Бен Ханья.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}