T

ТЕКСТ: КАТЯ ФЕДОРОВА

ТЕКСТ: КАТЯ ФЕДОРОВА

Кладбище любимых журналов

КЛАДБИЩЕ
ЛЮБИМЫХ ЖУРНАЛОВ

24 ОКТЯБРЯ

24 ОКТЯБРЯ

Вспомнили журналы, которых больше нет, и попросили их бывших сотрудников рассказать, как не стало этих изданий

ТЕКСТ: КАТЯ ФЕДОРОВА

THE PAPER ISSUE

THE PAPER ISSUE

Почему умирают журналы, причем порой очень хорошие? Во-первых, не всем удается побороть общий кризис печатной прессы, который особенно остро ощущается во времена финансовой нестабильности. Бывает, что тематика журнала просто изживает себя, потому что мир вокруг изменился. Не выдержав конкуренции с интернетом, погибла целая прослойка журналов для тинейджеров. Столкнулись с трудностями журналы о музыке и кино, потому что рецензии мы теперь читаем мгновенно, а не раз в месяц. Ушли новостные еженедельники. Случаются и просто непредвиденные ситуации, такие как смерть идейного вдохновителя или финансовый крах спонсора. Тем не менее, как правильно подметил один из героев этого номера, владелец сервиса подписок Stack Стивен Уотсон, хороший журнал необязательно должен существовать вечно. Он может выполнить свою миссию: вдохновить, заставить задуматься, рассказать о чем-то новом, просто порадовать. И как показывают примеры, перечисленные в этом материале, иногда лучше ярко вспыхнуть и быстро сгореть, чем годами плодить посредственность и убивать деревья. Мы собрали субъективную подборку изданий, по которым скучаем, и попросили людей, которые в них работали, рассказать о том, как и почему они закрывались.

BLACK
SQUARE

BLACKSQUARE

2009

2011

2009

2011

Журнал о стиле и современном искусстве, во многом опередивший свое время.

Комментарий Елены Бакановой, главного редактора на момент закрытия

«Журнал издавался в ИД «АртМедиа Групп», который также занимался Openspace и Art&Auction. Нашим издателем был Максим Маслаков. Именно он пригласил меня в качестве главного редактора переформатировать журнал. Времени на это было катастрофически мало, так что речи ни о каких пилотных номерах не шло. У меня уже была работа в галерее, поэтому я позвала на помощь своего друга и коллегу Анзора Канкулова. Журнал делали отличной командой: Максим Никаноров, Филипп Миронов, Анна Дюльгерова, Елена Яичникова, Михаил Борзенков. И тут, несмотря на то что дело происходило в конце нулевых, началась история немного из 1990-х. Владельцем ИД был владелец финансовой компании «Горизонт» Валерий Носов. В какой-то момент, и видимо, как это часто бывает от лишних денег, он начал активно коллекционировать современное искусство, а также решил запустить несколько изданий на эту тему. В чем был его интерес, мне до сих пор не очень понятно, потому что сам Носов через журналы никак не пиарился. Как оказалось, Носов не только занимался коммерческой деятельностью, но и являлся замом министра финансов Московской области, которого уличили в махинациях с бюджетом, после чего он надолго уехал за границу. Чуть позже пришли с обысками в сидевший рядом с нами «Горизонт», а самого Носова по итогам закрыли на четыре года. И весь этот издательский бизнес схлопнулся в один день, так как плана Б, как оказалось, не было. «На тот момент мы успели выпустить три номера, но на прилавки попала только часть третьего тиража. На первой обложке был американский художник Дэш Сноу, который неожиданно умер, когда номер уходил в печать, на второй — Алена Долецкая, а на третьей — Валерия Гай-Германика». На этом закончился наш год счастливой редакционной жизни. На самом деле, у меня нет никаких претензий к владельцам, так как у меня был редкий шанс делать то, что мне нравится, со свободным графиком — и за это еще платили. Сказки долго не продолжаются».



Jalouse

Jalouse

2001

2006

2001

2006

Русскоязычная версия прогрессивного французского глянца, основанного Лораном Жалю и смело смешивавшего люкс, масс-маркет и андерграунд за несколько лет до того, как это начали делать все остальные.

Комментарий Аллы Беляковой, бывшего главреда издания

«Когда весной 2001 года Евгений Змиевец пригласил меня делать русскую версию Jalouse, я была счастлива. Ведь этот журнал радикально отличался от всех солидных глянцевых изданий, где креативный процесс находится в очень жестких рамках. Ни в одном из журналов, в которых я работала до и после, не было такой свободы творчества, как в Jalouse: вcюду был и есть так называемый формат. А в формате Jalouse начала 2000-х было заложено отсутствие этого самого формата. Лоран Жалю, человек, создавший Jalouse и давший ему свое имя, ждал не банальной адаптации французского издания, а приветствовал самые неожиданные идеи.

«Весь номер посвящен одной теме? Интересно… Мы такого не делали, но почему бы и нет?» – напутствовала меня Александра Сенес, главный редактор французского Jalouse, перед выходом первого номера на русском языке. На обложке модель с потекшей тушью? Ок. А с закрытыми глазами? Не вопрос. А, может, мужчина? Может! А кукла? А почему нет? И мы вовсю экспериментировали. Однажды из-за провокационного изображения на обложке сорвалась целая рекламная кампания — уже напечатанные плакаты сняли со всех щитов, но сам журнал вышел с той обложкой, которую мы задумали.

 Jalouse во многом опередил время: первым заговорил о метросексуалах (хипстеров тогда не было и в помине), первым стал печатать в рубрике «Письма читателей» присланные читателями фотографии (будущий инстаграм?), первым «оделся» в футболку (мы сделали своего рода кавермаунт – сам термин я услышала гораздо позже), первым пригласил на вечеринку читателей — входным билетом была вырванная из журнала страница («создал мероприятие» в фейсбуке, как сказали бы сейчас)... Можно долго вспоминать, как мы творили и что натворили.

Но, как обычно, у любой медали есть две стороны. Большое количество креативных людей в журнале и вокруг него порождало огромные организационные трудности. Ведь процесс создания чего-либо требует системности и дисциплины — качеств, которых креативщикам зачастую не хватает. А дедлайны, как известно, на то и дедлайны, что их надо строго соблюдать. Постепенно моя эйфория пошла на спад, и ровно через четыре года, в июне 2005-го, я покинула редакцию. Журнал выходил еще полгода, последним стал мартовский номер за 2006 год».

Комментарии Кристины Ильиной, бывшего заместителя главреда издания и главреда на момент закрытия

«Русская версия журнала была запущена в 2001 году. Французскую издательскую группу Les Editions Jalou в то время возглавлял Лоран Жалю. Именно с ним издательская группа "Парлан" обсуждала финансовые и юридические условия выпуска Jalouse в России. Но в 2003 году 48-летний Жалю умер от сердечного приступа. Руководство компанией взяла на себя его сестра Мари-Жозе Сасскинд-Жалю. Полтора года спустя она предложила пересмотреть финансовые договоренности с российским издателем. Разумеется, не в его пользу. Переговоры были долгими, но успехом не увенчались. С точки зрения бизнеса, российской стороне журнал было проще закрыть. Последний номер вышел в марте 2006 года».



«ХУЛИГАН»

«ХУЛИГАН»

2002

2012

2002

2012

Контркультурный молодежный журнал о музыке, уличной моде, сексе, наркотиках и рок-н-ролле, пытавшийся стать российским эквивалентом Vice.



FOTT-
PAPER

FOTTPAPER

2012

2015

2012

2015

Корпоративное издание магазина FOTT, транслировавшее образ и стиль идеального покупателя через интервью с основателями брендов и съемки, героями которых нередко выступали сами сотрудники.

Комментарий Сергея Танина, сооснователя Fott

«Fott никогда не был просто магазином. Единицы помнят, но в далеком 2001-м Fott начинался как маленький форпост нонконформизма в медиасреде. Дальше, сделав уверенный шаг в ретейл, мы все равно никогда не были проектом про «купи-продай» в чистом виде. Главным для нас был контент. Мы производили его много — качественного, интересного, полезного, high-brow; так круто здесь никто не делает до сих пор. Сейчас даже определение такому стилю развития дали — content marketing. Яркий пример — Mr. Porter, ретейл-амбиции Condé Nast (style.com) и New York Magazine (The Strategist). А мы даже не думали никогда об этом, просто делали то, что нравится. Получается, сильно опередили время. Мы несли некий культурный статус, что сильно выделяло Fott на фоне остальных ретейлеров даже за пределами России.


Чем диджитальнее становилась наша реальность, тем чаще мы говорили о том, что круто было бы сделать что-то настоящее, аналоговое, — так появился Fottpaper, наш журнал, который выходил два раза в год в графике традиционных для фэшн-индустрии сезонов осень-зима и весна-лето. Журнал был бесплатным; выходил достаточно большим тиражом; цели заработать на этом никогда не стояло, но номера себя окупали. Мы успели выпустить шесть номеров. История журнала закончилась вместе с закрытием большого Fott.


Низкий поклон в пол крутейшей команде, всем причастным, брендам (скорее даже людям behind), которые поддерживали, лучшим на свете клиентам Fott! Перечислять поименно не буду — эти люди знают, какое уважение и любовь между нами».



VICE

2010

2011

2010

2011

Русская версия главного мирового контркультрного медиа для молодежи



«ПТЮЧ»

1994

2003

1994

2003

Журнал о молодежной культуре, не имеющий никаких этических и эстетических границ. Российский аналог The Face. Кузница кадров для всего прогрессивного российского глянца.

Комментарий Геннадия Устияна, редактора «Птюча»

«Я узнал о закрытии журнала «Птюч», где работал с лета 1994-го, в начале 2003-го. Главный редактор Игорь Шулинский позвал меня и еще коллегу Яну Жукову в «Старлайт» на Маяковке, который находился рядом с нашим офисом, и сказал, что хватит уже мучиться и делать издание, в которое, если продолжать его выпускать, нужно вкладывать деньги, а их нет.

Я помню, как Игорь один раз вернулся со встречи с рекламодателем, который прямо ему в лицо сказал: «Ну не нравится мне ваше издание, особенно дизайн», и показал ему несколько женских журналов, которые, наоборот, ему нравятся – позитивные, бесконфликтные и безликие. Было понятно, что в начале нулевых, когда все ринулись в гламур и роскошь, «Птючу» было не место, и потом сложно было конкурировать маленькой компании с большими западными домами, которые как раз тогда запускали одно издание за другим (сейчас, во время кризиса бумажной прессы, об этом смешно вспоминать).

Если честно, я особо не переживал — мне было 34 года, и продолжать делать молодежный журнал было уже неприлично. Помню, на той встрече рядом с Яной сидела ее подруга, которая была очень расстроена из-за того, что ее бросил парень, и я думал: «Боже, мне бы ее проблемы. Мы тут потеряли работу, на которой фигачили последние восемь лет, а у нее какой-то очередной парень».

В общем, это была общемировая тенденция. Мой любимый журнал, британский The Face, закрылся через год, а в 2000-м Condé Nast перепрофилировал еще один культовый журнал Details в очередное мужское издание. Так что закрытие «Птюча» было закономерным явлением, и я, как человек, который там работал, просто благодарен ему за то, что хорошо провел свою молодость».



«OM»

1995

2006

1995

2006

Первый российский интеллектуальный глянец, рассказывавший о мировой моде, культуре и музыке новому поколению постсоветской молодежи под девизом «Журнал для тех, кто хочет знать больше и быть лучше».





«АФИША»

1999

2015

1999

2015

Журнал, который начинался как вестник городских событий, но вырос в главное издание о культуре для целого поколения людей.

Комментарий Даниила Трабуна, главного редактора на момент закрытия

«Первый вопрос, который возникает у неподготовленного человека, когда он видит редакцию бумажного журнала: «Почему вас так много?» Второй: «Зачем вы нужны, есть же интернет?» Потом человек раззадоривается и начинает рассказывать о том, что в журнале не так. Включается и начинает хотеть сделать свое издание, потому что не захотеть почти невозможно. Бумажное, чтобы трогали руками, с красивой обложкой, съемками и статьями. Эта третья часть очень важная: она показывает, почему в 144–х полосах до сих пор есть жизнь. Какое-то время неподготовленный человек сыплет идеями, критикует неудачные выпуски, предлагает поставить на обложку того и этого. Потом он устает и идет заниматься нормальными и понятными делами. Так устроен процесс заморозки бумажного издания сегодня. 

Чтобы журнал был популярным, к нему нужно относиться или как к чему-то великому и древнему, или как к чему-то, что попало к нам из будущего. В настоящем журнала нет, тут мир цифровых медиа. Если относиться к журналу, как к артефакту из древности, то нужно напитать его магией и ностальгией. Если относиться к журналу, как к чему-то из будущего, нужно превратить его в карманный иммерсивный театр. И то, и другое — в условиях кризиса и общей оптимизации — возможно. Но для этого нужны профессионалы, которые сошли с ума. А таких сегодня немного».



Dazed & Confused



Dazed & Confused


2007

2011

2009

2009

2009

2009

Издание, которое все мечтали делать и читать, но не случилось

Заглянуть в неизданную русскую версию Dazed & Confused можно здесь

Комментарий
редактора журнала
Сергея Пойдо

«Основатель Dazed Джефферсон Хэк согласился продать франшизу в Россию (лицензию купил олигарх Александр Лебедев, а всю логистику запуска осуществлял издательский дом Independent Media) с одним условием — Джеф сам должен был найти команду для легендарного британского журнала и вывести его на российский рынок. В итоге делать пилот предложили нам — команде вебзина LAM Magazine. 

В команде были Роман Мазуренко (креативный директор), Вадик Мармеладов (арт-директор, в настоящее время дизайнер Airbnb), Андрей Артемов (фэшн-директор, в настоящее время — основатель бренда Walk of Shame), Игорь Компаниец (шеф-редактор, он, правда, сошел с дистанции прямо на финишной прямой, перед сдачей журнала в печать) и я (редактор бумажной версии и Dazed digital). Сам Хэк лично следил за тем, как делался пилотный номер, постоянно приезжал в Москву и общался с нами. 

До сих пор вспоминаю, как Джефферсон сидел на кухне небольшой съемной квартиры возле метро «Ул. 1905 года», пил растворимый кофе, шутил и травил байки про модную индустрию и историю журнала Dazed. Он мечтал воссоздать дух первых номеров британского журнала, которым была присуща провокативность, тонкий юмор и хороший язык, на новой территории. Мы же хотели поместить Москву в один контекст с мировыми столицами, вроде как у нас тут свой Нью-Йорк и интересного не меньше, чем в любой из мировых столиц. Русский пилот вышел толще, чем британская версия, переведенных материалов из британского журнала было всего два или три. Но после выхода пилота, в начале осени 2008 наступил финансовый кризис. Джеф перестал отвечать на письма, и вскоре нам сообщили, что журнала не будет
».

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}