T

не школьная
форма

Ольга карчевская

23 февраля в России отмечают День защитника отечества, который в свете текущих событий становится острым напоминанием о необходимости это отечество защищать. Эту мысль пытаются вкладывать и в детские умы: достаточно вспомнить «парад дошкольных войск» в Пятигорске или недавнюю экскурсию для дошкольников в автозак в Нижнем Тагиле. Журналистка, колумнистка медиа про образование и воспитание детей «Мел» и мама двоих сыновей Ольга Карчевская убеждена: дети должны расти с мыслями не о войне, а о мире.

дочь двоих военнослужащих и мать двоих военнообязанных. От второй части этого предложения холодок по холке в свете последних событий.

Мое поколение выросло на фильмах о войне, и я рада, что детство моих сыновей проходит на фоне другого кинематографа, что война — это не ведущий нарратив. Очень хорошо, что для них слово «война» — это сначала про «Звездные войны» и «Растения против зомби», а потом уже про что-то с настоящими человеческими жертвами. Очень хочется, чтобы это так и осталось. Поэтому военную форму на детях я воспринимаю как удар и по этим детям, и по памяти наших предков, которые отстаивали их возможность расти в мирное время. Думаю, что у тех ветеранов, которые дожили до сегодняшнего дня, военная гимнастерка на ребенке — это, вероятнее всего, триггер ПТСР, ведь скорее всего на фронт они попали, и сами будучи еще подростками.


Военная форма — это спецодежда для смерти. Или для посмертия — множество наших дедов и бабок положили в гроб именно в ней. Дети в саване — идея для времени, все же более жестокого, чем настоящее.


Что это за время, в котором нашим детям выпало проживать свое детство? Это момент острого противостояния прогресса и охранительства: левая утопия равных возможностей и уважения к личности по умолчанию вне зависимости от пола, расы, гендера, сексуальных предпочтений, возраста и прочих параметров — против консервативного «издревле», «традиционно» и «как бы чего не вышло». С одной стороны, в этой борьбе идея блага для всех, в том числе самых уязвимых и неконвенциональных, с другой — власть сильного и статуса-кво.

Это тоже война, у нее нет своей общепринятой формы и нет своего Дня Победы. Но есть довольно много жертв.


Я считаю пинкеровскую идею о неумолимости прогресса слишком оптимистичной и оторванной от реальности. Идея Маргарет Этвуд о том, что любые цивилизационные достижения в гуманизме и эгалитаризме можно откатить к предыдущим настройкам вообще в любой момент, и тогда придется сражаться за то, чтобы оставить ставшие уже привычными достижения в силе, — эта идея мне кажется более правдоподобной.

Мне видится так, что для поддержания темпов любого прогресса и закрепления его результатов нужно будет всегда прикладывать много усилий — это как езда на велосипеде, на инерции получится проехать совсем немного — дальше ты упадешь, если не крутишь педали. На инерции может ехать только консерватизм, и это — инерция жестокости.


Инерция жестокости — это когда преследуют ЛГБТ+, потому что важен не эгалитаризм, а традиции. Это декриминализация домашнего насилия, потому что важен не феминизм, а скрепы (в данном случае — «да убоится жена мужа своего»). Это приоритет милитаризации перед образованием и культурой в бюджете страны.

Инерция жестокости — это когда с самого утра 9 мая над домами летают самолеты, а вечером везде слышны взрывы салютов, и никто не думает о том, что такие звуки тем же ветеранам и «детям войны» могут не казаться праздничными — они могут быть триггерами воспоминаний об авианалетах и бомбежке.

Инерция жестокости — это «можем повторить» и «нагнем Запад» как часть национальной идеи.


Довольно скоро мы будем жить в мире, который построят наши дети — на основе тех ценностей, которые мы им привили. Давайте быть предельно внимательными в этом. Давайте не ассоциировать военную форму с праздником. Давайте не дарить мальчикам пистолеты и солдатиков на 23 февраля, показывая им их «предназначение». Пусть у детей не будет такого страшного предназначения.


В парадигме «традиционных ценностей» дети в военной форме — это часть «патриотического воспитания». В парадигме гуманистических — патриотическое воспитание выглядит иначе. Здесь патриотизм — это защита уязвимых, поддержка науки, медицины и культуры, это социальное государство, это инклюзивная среда для людей с любыми особенностями, это стремление к прогрессу вместо охранительства. Это право на жилье и хлеб вне зависимости от того, в состоянии ли ты зарабатывать деньги. Это мир во что бы то ни стало и договороспособность как залог мира.


То, что называют «победобесием», — чрезмерная зацикленность на тропе победы над врагом в национальном нарративе, культ милитаризма и силы, при хорошем раскладе должно уйти в прошлое. Если не случится нового исторического отката, если наши дети не унаследуют парадигмальную старость, мы как общество двинемся вперед — к модели социума, в котором есть место всем. И в котором ценность жизни превыше всего.


В фильме Navalny Алексей Навальный сказал, что «правда важнее, чем судьба конкретного человека», имея в виду себя. После смены парадигмы это станет ложной дихотомией, потому что просто не будет необходимости выбирать между такими вещами. Никому больше не нужно будет бросаться на амбразуру, чтобы ценой одной жизни спасти многие. Но для этого нам сейчас нужно отстоять право своих детей на мирную одежду.


Никакого больше парада «дошкольных войск» в Пятигорске. День Победы — это не косплей. Никакой больше романтизации войны. Пусть для любого ребенка пистолет будет чем-то, чтобы намочить, а не замочить, то есть только водный, для веселой летней игры.


День защитника Отечества (и защитницы — это хочется подчеркнуть отдельно) пусть будет днем памяти о немыслимых человеческих жертвах и недопустимости войны.

В моей семье я с этим праздником поздравляю только одного человека — мою маму. Никто из ныне живых мужчин семьи не служил в армии, а вот мама отслужила 20 лет в железнодорожных войсках. Это не день мужчин, так же как 8 Марта — не день «весны и красоты».


23 февраля хочется пожелать всем нам, чтобы армия в любом государстве всегда была просто «на всякий неправдоподобный случай», а Молох всегда оставался голодным.


Я

ольга карчевская • есть тема

ольга карчевская • есть тема

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}