{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":3,"delay":1,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
T
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Рождественское стихотворение
Линор Горалик

Иллюстрации:
Ольга Александрова

Весь прошлый год мы рассказывали о новых книгах, в том числе лучших российских авторов (включая и героев прошлогоднего The Blueprint 100). А этот год начинаем с литературной коллаборации. По нашей просьбе писатели, писательницы, поэты и поэтессы написали свои рождественские истории — очень разные, но все с чувством «здесь и сейчас». Каждый день новогодних каникул на The Blueprint будет появляться новый рассказ или стихотворение.

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":3,"delay":1,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Четвертая героиня нашего «сборника» Линор Горалик — писательница, которая точно не нуждается в представлениях. В своем последнем романе «Имени такого-то» она рассказывает реальную историю эвакуации подмосковной психиатрической больницы в Великую отечественную войну и переосмысляет ее как событие почти библейского масштаба, как испытание на человечность. Таким же испытанием на человечность становится в рождественском стихотворении Линор для The Blueprint явление миру божественного младенца.


как выйдет младенец биясь и крича

так сосед вызывает мента и врача

и склонившись над яслями оба

держат тайный совет с ослецом и тельцом

оттесняя подальше Марию с отцом

не мелькайте мамаша я тут говорю с понятыми.


И пока ему мент указует козу

врач глядит ему в черные эти глаза

еврейчонка зайчонка сучонка

и жалеет соседа бессонного пса

и не знает какого тут сунуть упса

самому бы принять и поспать до второго захода.


И пока ему врач отмеряет на вес,

мент успел обойти весь овин и завис

ибо тоже не зверь но зверяче

озирает пеленки трусца пальтеца

почерневших с лица ослеца и тельца

тут бы просто свалить но ведь сука опять дозвонится.


И пока ему каплют в развешенный рот

он орет арамейским орет и орет

батя мнется Марию колбасит

и в запаре ослец не сказал ли чего

и как может телец утешает его

ну сказал выпивают немножко живые же люди.


А орет и орет он ногами суча

про тельца ослеца и мента и врача

и соседа конечно соседа

надрываясь и членик себе теребя

он орет «я, зараза, достану тебя —

но не так, как ты мог бы себе скудоумно представить».


И соседа внезапно смертельная мгла

накрывает и душит в кухонном углу

и становится страшным окошко

потому как бы вроде и грязный расклад

понаехали сквотят младенец орет

но вот прямо мента и врача психанул я чего-то.


И крадется ко хлеви во страхе ночном

и руками махает под хлипким окном

мол, не надо, валите, ребята,

только мент уже пишет чего-то в блокнот,

только врач уже пишет чего-то в блокнот,

завтра в шесть на вокзале скажите спасибо не вызвал опеку.


И бежит он домой прошибая кусты

и впускает на кухню врача и мента

и мычит а они отвечают

и хотят говорить о себе и других

а выходит об этом засранце в яслях

потому что собрались во имя его он сопит и смеется.


А в хлеву тишина. В небесах тишина.

Пять пятнадцать. Из хлева выходит она.

Спит младенец. Нагружен Иосиф.

И у желтой звезды на его рукаве

очертания Иродовой головы

с бородой и в короне но это конечно случайно.


А телятя ослятю бодает под дых

что им будет за то что укрыли таких

а телятя мумучет и плачет

мент же думает молча слипая глаза

что-то братьям в Коринф я давно не писал

врач же думает молча слипая глаза

а хорошая вещь этот самый упса

как не выпить-то весь пузырек

расскажи мне парнишка?


{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":200,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":3,"delay":1,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}