{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":3,"delay":1,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}
T
{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}},{"id":5,"properties":{"duration":2,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Оксана Васякина «Дары волхвов»

Иллюстрации:
Ольга Александрова

Весь прошлый год мы рассказывали о новых книгах, в том числе лучших российских авторов (включая и героев прошлогоднего The Blueprint 100). А этот год начинаем с литературной коллаборации. По нашей просьбе писатели, писательницы, поэты и поэтессы написали свои рождественские истории — очень разные, но все с чувством «здесь и сейчас». Каждый день новогодних каникул на The Blueprint будет появляться новый рассказ или стихотворение.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":0,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":2,"delay":1,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Первая героиня нашего «сборника» — Оксана Васякина, которая вошла в список The Blueprint 100 в этом году. Благодаря ей фемпоэзия вырвалась за пределы маргинальных литературных сообществ, а ее роман «Рана» оказался в шорт-листах нескольких литературных премий. «Рану» обсуждают не только как безупречный пример русского автофикшна, но и как способ говорить о русском всем — поэзии, гендере, семейной памяти, Родине вообще. Для рождественского проекта The Blueprint Оксана написала стихотворение, в котором память о детстве соединяется с памятью о чудесах.

Так порадуйся скудости их,

Этих сумерек не кляни…

Елена Шварц


ОКСАНА ВАСЯКИНА «ДАРЫ ВОЛХВОВ»

е бывает черного леса

Ночью он серый как сталь 

И свет отраженный от снега его освещает

Черная ночь вся в дырочках призрачных звезд

И над тропой стволы разбивают сугробы


Мы шли ночью как воры 

Мы были воры 

Мы шли ночью чтобы никто не увидел

Как мы крадемся


На синих рейках саней бечева

И пила дрожали

Скрипя в такт нашему шагу


Мы шли за елкой 

И белые духи деревьев на нас из тьмы выступали


Там где мы были

Между черной ночью и белым снегом

Кедры стоят, пихты и тополя дремлют

Рыжие гроздья рябины саднят между веток


Мы подходящую пихту искали

У пихты длинные блеклые иглы и крепкое желтое тело

Дома уже достали коробку со скомканной ватой и розовыми шарами


Мы шли по тропе и полозья саней отливали алюминиевым блеском

Огонек сигареты мелькал в тишине

И за пролеском у остановки «Больница»

Гул вечерних маршруток проскакивал тенью


Светкины веки присыпанные тенями как тонкие шарики из новогодней коробки

Вровень со снегом мерцали

И губы сухие ее улыбались

Она мяла ржавый фильтр «Петра» и сигарета шипела в холоде черном


Мы прошли глубже и свет деревьев встал вокруг нас

Мы оказались в ладони зимнего леса

Теперь нас не могут увидеть, Светка сказала и засмеялась

В восторге пиная тощие пихты

И снося с веток снежные шапки


Мы осмотрелись 

Она покурила и сигарету о снег потушила

Кислым запахло

В лесу мы не сорим, она сказала

И окурок положила в карман


Я трясла пихты те что пониже и те что мы можем увезти на санях

А Светка смотрела 


Обнаженные пихты были кривыми

Южные ветки богато усыпаны хвоей 

Северная сторона каждой лысела 

И только частые стволовые иглы покрывали их равномерно


Между деревьев я ей показала несколько снежных обрубков

Кто-то до нас приходил в лес за больницей и рубил здесь деревья

Нежные желтые срубы как сигаретные фильтры

На морозе были покрыты тонкой корочкой льда

И карими пряными каплями хвойной смолы


Наконец за буреломом я нашла подходящую пихту

И Светка еще раз покурив

Сказала, что осталась последняя сигарета

Достала ее и заложила за ухо между волос и норковой шапкой

А окурки — в черную пачку


Отвязала пилу и зашла ко мне в снег по колено


Падала в снег душистая древесина 

Светка пахла песцовым воротником еще табаком и помадой


Ночь стояла

И лес нас сжимал в кулаке

Так человек огромной рукой прячет мышонка

Так мы трогали позже хрупкие шишки все в блестках

Лес нас мог раздавить 

Сжав крохотный шар со снежинкой я порезала пальцы

Но отпустил

И хилую пихту на санки нам положил 


Мы шли обратно

Через киоск где Светка купила пачку «Петра»

И заняв у меня десятку из подаренных бабкой 

Взяла себе пиво а мне «Турбо» и «Мамбу»

Продавщица открыла ей пиво

И положила смятую крышку в лоточек для мелочи

Среди железных рублей крышка светилась как золотая монета

Светка мне ее отдала 

И я ее в карман положила и терла зубчатый край большим пальцем

И пальцы пахли дрожжами


Мы шли домой и было дерево с нами

Оно пораженное молча лежало

И тихие ветки кивали


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}