T

Семь дней в совриске

На выходных в Театре Наций состоялась премьера спектакля «7 дней в совриске», вдохновленного книгой «Семь дней в искусстве» социолога Сары Торнтон. Вслед за Сарой режиссер спектакля Егор Матвеев выбрал семь влиятельных институций, через которые проходят работы художников в России. Среди них есть и The Blueprint. Главную роль исполнила Алиса Хазанова, а своими историями для создания делились Ольга Свиблова, Павел Пепперштейн и Андрей Бартенев.

Егор Матвеев, режиссер спектакля:

«Наш спектакль репетировался всего три недели (плюс полтора года исследования), и несмотря на истерический флер, связанный с этим сроком, все проходило удивительно легко. Мы повторили путь автора книги, вдохновившей нас, но создали собственное аутентичное произведение — и все участники моментально откликались, всем было интересно. Когда нужен был логотип The Blueprint, мы получили его за секунду, а Ольга Львовна дала огромное количество инсайдов, рассказывая о том, как устроена работа директора.


Та редакция The Blueprint, которая появляется в спектакле, это, конечно, художественный образ. Как я представляю себе работу редакции сегодня? Полагаю, огромная часть работы происходила удаленно еще до локдаунов, хотя офисы и встречи пока никто не отменял. Плюс — зумы не для всех равная альтернатива живой коммуникации, мягко скажем.


Как и книга, весь наш спектакль интегрирует в себя семь реально существующих институций. В книге Сары Торнтон «Семь дней в искусстве» в качестве одной из институций фигурирует журнал Artforum International — я предложил, что в российской версии это должен быть именно The Blueprint. Мы обсудили идею спектакля с Сашей Перепелкиным, и ему эта мысль очень понравилась. В самом спектакле мы показываем сайт The Blueprint и немного рассказываем о работе журналиста, которого у нас исполняет Александр Кузнецов. В ходе спектакля нужный материал никак не появляется, пока в редакцию не позвонит могущественный инвестор. Это не потому, что журналисты ленивые — просто иногда нужна мотивация и, да, связи. Как мне кажется, критика в чистом виде уже не существует — к примеру, у всех лучших молодых журналистов, писавших для «Афиши» или «Театра», есть свои проекты, где они уже не критики, а креаторы.


Я сам в прошлом журналист, так что это еще и оммаж моей первой работе. Больше всего я практиковался и работал на ТВ, в новостях — на РБК, «России», «Звезде», «Пятом». Это отдельная и непростая страница моей биографии, которая пошла к финалу после войны в Южной Осетии, для меня похоронившей журналистику в России до ее онлайн-возрождения в 2010-х».

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}