T

Глава 3

специальный проект



креативности


Весь наш опыт — основа креативности


Иляна Эрднеева и Анастасия Чижевская измеряют мировые и собственные ресурсы и дают прекрасным вещам случиться


Можем ли мы измерить собственные достижения? Важно ли себя хвалить? И как за бесконечным количеством проектов не упустить жизнь и найти баланс? Вместе с Cartier и Esquire мы продолжаем исследовать время через истории героев, которые здесь и сейчас делают мир лучше. В третьей серии ведущая «Зеленого» подкаста РБК Анастасия Чижевская и главный редактор журнала Glamour Иляна Эрднеева поговорили о том, как экологическая повестка встраивается в нашу жизнь, почему ошибаться — нормально, можно ли сделать время партнером и как успевать радоваться победам.

Анастасия:

Иляна, какой самый любимый и, может быть, самый большой челлендж для тебя сегодня?

Иляна:

Кажется, у меня сейчас около десяти проектов в разной стадии разработки. Наверное, самый непростой — «Женщина года» (ежегодная премия журнала Glamour. — Прим. The Blueprint). Все сложнее выбирать ту самую, единственную, и в прошлый раз мы решили, что эта концепция уже не соответствует реальности. И теперь это — женщины года. Сейчас, выбирая, мы должны быть очень осторожными. Никогда не знаешь — вдруг этот человек антипрививочник, или считает, что холокоста не было, или вообще уверен, что мир стоит на трех китах. Люди бывают разные. Поэтому очень важно, чтобы ценности наших читателей, коллектива и бренда соответствовали ценностям героев. Но это все равно очень непредсказуемо.

Анастасия:

Я тоже сталкивалась с таким, по крайней мере, в своей блогерской работе. Сегодня ты рекомендуешь своей аудитории человека или его проект, а завтра он скажет какую-нибудь абсолютно не соответствующую твоим ценностям информацию — и будет сложно из этого выйти, потому что твоя репутация от этого тоже зависит. И, кажется, мы в этом контексте и приходим к новой этике. Человек может экспериментировать, работая в разных сферах, и может ошибаться. И он имеет право на эту ошибку. А как ты в принципе относишься к ошибкам? И как, по-твоему, должны вести себя публичные люди, когда осознают свою ошибку?

«Человек может экспериментировать, работая в разных сферах, и может ошибаться. И он имеет право на эту ошибку»

Иляна:

Как говорит Екатерина Шульман: «Норма меняется неуклонно, и горе тому, на чьем примере она будет меняться». Конечно, сейчас все это довольно сурово и жестоко, но при этом я, безусловно, оставляю за человеком право и ошибаться, и передумывать. Я сама, мне кажется, говорила много глупых вещей, за которые мне теперь стыдно. Я все пытаюсь понять — мне нужно признаться в них сейчас и повиниться или проработать самостоятельно и надеяться, что этого никогда никто не увидит.




Анастасия:

Я думаю, не обращать внимания, если тема забыта и не вызывает резонанс. А тебе не кажется, что в некоторых вопросах норма меняется на тебе?



Иляна:

На примере глянца можно проследить, как меняется время и тональности. Я хорошо помню тексты вроде: «эта юбка понравится твоему мужчине», «в этом платье тебе нужно пойти на свидание», «это белье поможет вернуть страсть в ваши отношения». Как рука поднималась это писать? И круто, что фокус меняется. Кстати, я очень рада, что мы писали о тебе на нашем сайте — среди героев, которым стоит доверять. Пять лет назад наши фокус-группы показывали, что российской аудитории безразлично все, что связано с экологией или правами человека, а уже три года назад стало понятно, что это совсем не так.


Анастасия:

Я тоже это замечаю. Потому что начала заниматься экологией тоже как раз лет шесть назад и смогла проследить, как менялось отношение людей. Сейчас, когда провожу лекции, в самом начале благодарю слушателей, что они в девять утра пришли послушать про экологию — раньше я просто не могла себе этого представить.

Иляна:

Экология — одна из тем, на которые мы пишем постоянно. Мы проводили мероприятие на большом музыкальном фестивале. И вот ситуация: тут у тебя Влад Бумага подписывает футболки и груди, там Little Big выступает со своими хитами, и на фоне всего этого шума сидят люди и слушают, как перерабатывают вещи и на какие материалы нужно обратить внимание. Это очень обнадеживает.


«На примере глянца можно проследить, как меняется время и тональности. Я хорошо помню тексты вроде: „эта юбка понравится твоему мужчине“, „в этом платье тебе нужно пойти на свидание“, „это белье поможет вернуть страсть в ваши отношения“. Как рука поднималась это писать? И круто, что фокус меняется»

Анастасия:

Но, например, у слова «экоактивист» всегда был негативный оттенок, и он до сих пор сохраняется. Многим кажется, что это какие-то экофрики, которые странно выглядят и говорят радикальные вещи. Но сейчас, на мой взгляд, экология начинает восприниматься как некая норма жизни, как что-то доступное нам всем. И, наверное, главная идея, которую я стараюсь донести, — нам не нужно быть экологичными во всем, это невозможно. Важно быть экологичным в том, что тебе и так уже легко дается, — тогда не приходится ни от чего отказываться. Вот это достойный первый шаг.


Иляна:

Мы в журналах отошли от концепции «пятьсот сорок четыре вещи сезона, которые тебе нужны». Сейчас все идет в сторону очень внятного отбора. То есть это будет уже одна сумка, но та, что точно тебе пригодится. Но в целом я вижу будущее в технологическом рынке. Возможно, поможет блокчейн — когда у каждой вещи будет QR-код. Может быть, это какой-то совсем «илон-масковский» подход к моде, но это будет более прозрачная схема — сейчас же нужно самостоятельно делать какой-то ресерч, погружаться в тему.

Анастасия:

Люди обычно сильно удивляются тому, сколько ресурсов стоит за натуральными, как нам кажется, вещами. Экологичное и натуральное часто воспринимают как синонимы. Хотя на самом деле тот же хлопок может быть жутко неэкологичным, если при его выращивании потратили огромное количество воды, пестицидов. Это уже перестает быть экологичным. А вот глянец, мне кажется, должен быть в диджитале, чтобы быть экологичным.


Иляна:

А сервера — сколько они всего сжирают?

Анастасия:

На самом деле гораздо меньше. Есть такое популярное мнение, что надо очищать почту, потому что наши письма хранятся на серверах, и это жутко неэкологично. Но вместо того чтобы удалять старые письма, лучше отписаться от рассылок, которые ты никогда не открываешь, потому что отправка писем действительно имеет экослед. Но вклад от перехода журнала в диджитал все равно будет гораздо более значимым, чем, например, сбор на переработку каких-то старых бумажных выпусков.


Иляна:

Нашей психике очень тяжело воспринимать информационный поток, который увеличивается с влиянием диджитал-среды. Все-таки эта сфера развивается быстрее, чем человеческий мозг, который привык к определенному количеству информации. И тут важна некая экологичность в информационном поле и его санация: поэтому нужно отписываться от людей, которые тебе неинтересны, не читать новости, которые не влияют на твою жизнь, и так далее.

Анастасия:

Мне еще кажется важным развивать навык фактчекинга. Потому что сейчас очень много вывернутой информации, сложно докопаться до истины. И это вопрос не только этики журналиста, но и читателя. Проверять информацию нужно уметь всем. 

Иляна:

Чем культурнее женщина, тем разнообразнее ее деятельность вообще и преступная в частности, как писали в одной книжке. Для меня вдохновением всегда служат какие-то удивительные истории. Например, чувак, который изобрел автотюн (инженер-исследователь Энди Хильдебранд. — Прим. The Blueprint). Это ученый, который вообще-то искал нефть в океане, но еще увлекался музыкой. Он сообразил, что точно так же локатор, который анализирует отраженный звук почвы или океана, может анализировать звуки, издаваемые гортанью. То есть человек, который не умеет петь, может попадать в ноты с помощью этой программы. В общем, я надеюсь, что мои разные увлечения тоже каким-то образом сплетутся и дадут свой цветочек.

Анастасия:

Весь наш опыт — основа креативности. У меня долгое время был комплекс хорошей девочки. Казалось, я не могу взять уже существующее и объединить с другим существующим. Потому что я вроде как краду чье-то изобретение. У меня долгое время висел такой стикер с цитатой, что хорошие художники копируют, а великие — воруют. И в какой-то момент я поняла, что это и есть креативность. Когда ты две уже известные сферы объединяешь, и у тебя получается что-то новое.


— В общем, я надеюсь, что мои разные увлечения тоже каким-то образом сплетутся и дадут свой цветочек.

— Весь наш опыт — основа креативности.


Иляна:

А в каком режиме ты работаешь? Тебе легче закончить какой-то проект и начать новый? Или у тебя все тоже одновременно происходит?

Анастасия:

Ну, вообще, мне гораздо интереснее придумывать новые проекты. И я сразу вижу — вот как должно быть! Но мне очень нужна команда, которая все это сделает и доведет до конца. Я сейчас учусь делегировать, потому что мне хочется делать больше вещей. Я понимаю, что, чем лучше смогу поручить команде, тем больше смогу сделать. Мне это жутко интересно. Моя сильная сторона как раз в придумывании. Я как-то прочитала, что многозадачности не существует. Этот термин стал очень популярным, но на самом деле ты не можешь делать две вещи одновременно — только последовательно. Но чем больше дел, тем больше твой фокус внимания размывается.

Иляна:

По сути, разные отделы мозга отвечают за разные задачи. Когда ты придумываешь что-то — это одно, когда организовываешь — другое. И переключаться просто физиологически невозможно.

Анастасия:

Нужно просто понять, чем мы меряем эффективность. Потому что раньше мерилом был некий производственный результат, а сейчас — жизненный баланс, когда ты осознаешь, что происходит вокруг, а не просто замечаешь, как сезоны меняются за твоей работой, а ты как бы и не жила все это время. Думаю, что первым делом надо определить для себя, что такое эффективность. А потом уже можно будет рассуждать, а есть ли она, не моветон ли хвалиться этим? В общем, я трудоголик. Быстрее, выше, сильнее — это все про меня. Но я не считаю правильным этот подход.


— По сути, разные отделы мозга отвечают за разные задачи. Когда ты придумываешь что-то — это одно, когда организовываешь — другое. И переключаться просто физиологически невозможно.

— Нужно просто понять, чем мы меряем эффективность.


Я вообще попала в ловушку во время самоизоляции. Мне казалось, что наконец-то не будет ничего лишнего — будет только работа. И первые два месяца существовала в режиме — днем поработала, вечером — ух ты, никуда не нужно, можно еще поработать! Но банальное цветоведение, которым все занялись, сидя дома, меня подтолкнуло к мыслям, которые сейчас кажутся абсолютно очевидными. Я просто поняла, что — о, а если цветочек не поливать, если он не видит солнышко, то он, оказывается, не может цвести. Почему же я этого требую от самой себя?

Иляна:

Анастасия:

Мы живем, когда замечаем то, что происходит вокруг. Не когда уткнулись в телефон, инстаграм, тикток — можно ведь во время поездки на такси посмотреть в окно, и мозг в это время отдохнет. А можно ехать в такси и смотреть в телефон, время пролетит быстро, но по факту оно теряется, потому что ты не замечаешь ничего вокруг. Это какая-то ловушка времени — оно есть, когда мы его замечаем.

Иляна:

Времени становится очень мало, и оно бежит очень быстро. Дело не только в том, что мы становимся взрослее. Происходит много разного, обо всем все узнают в ту же секунду, и, мне кажется, что умение притормозить и синхронизироваться с каким-то реальным физическим течением времени — ну просто увидеть рассвет здесь и сейчас, а не в тиктоке, — это уже важно.

Анастасия:

Я вот учусь останавливать себя за работой. Раньше список дел на неделю заканчивался в пятницу, сейчас он не заканчивается никогда. Так что только я могу сказать, что сейчас дела закончены. Это новый навык — научиться этим управлять. Думаю, еще важно себя поощрять. Для меня, например, это про впечатления — куда-то уехать. Навык качественного отдыха тоже важно в себе развивать, особенно после завершения какого-то важного большого дела. Что для тебя, кстати, достижение?


Иляна:

Ну, например, в своих фантазиях я представляю читательницу, которую наш журнал развлек, выдернул из быта. Девушку, которая пересмотрела свои взгляды на жизнь. Которая поверила в себя. Я сама читала Glamour с первого номера, и на меня он именно так и влиял. К счастью, сейчас у меня есть возможность общения с читателем: в инстаграме и даже в формате бумажных писем. И когда я вижу отзывы, сообщения и комментарии от девушек, которым журнал выступил советчиком или просто спутником в определенный жизненный момент, я понимаю, что все не зря. А с самостоятельными достижениями у меня сложно, я всегда была человеком, который думает: «Гайдар в свои 16 лет уже командовал полком, а ты что сделал для хип-хопа в свои годы?» Всегда кажется, что победа должна быть еще ярче, очевиднее, масштабнее. Но эта гонка бессмысленна.

«Происходит много разного, обо всем все узнают в ту же секунду, и, мне кажется, что умение притормозить и синхронизироваться с каким-то реальным физическим течением времени — ну просто увидеть рассвет здесь и сейчас, а не в тиктоке, — это уже важно»

Анастасия:

Для меня достижение — это когда могу его увидеть, потрогать, зафиксировать, какое-то логическое завершение умственного труда. Если это подкаст, то завершить сезон. Если проект, над которым я работаю (сейчас я запускаю первое в России бюро экологического образования для бизнеса), то наконец утвердить фирстиль. Круто, когда можешь видеть результат.

Иляна:

А я очень занудный человек. Мне всегда нужно сесть, записать, подумать, отойти, еще раз подумать, перечитать. Я люблю списки, люблю думать, что это мне помогает. Но при этом отчетливо понимаю, что самые прекрасные вещи в моей жизни случились абсолютно неожиданно: черт тебя дернул пойти в тот переулок, поговорить с тем человеком, пойти туда, куда ты вообще не собиралась.

Анастасия:

Я тоже про структуру — важно, чтобы все было по полочкам. Но важно и вдохновение — не люблю, когда моя жизнь подчинена какой-то воле извне. У меня все-таки офисный бэкграунд, я научилась очень хорошо работать с дедлайнами. Но я гораздо больше раскрываюсь, если появляется свобода. И для меня вот в этом баланс.

«Для меня достижение — это когда могу его увидеть, потрогать, зафиксировать, какое-то логическое завершение умственного труда»

Узнать больше о кампании Pasha de Cartier, лицами которой стали люди из разных индустрий. Как они взаимодействуют друг с другом, сверяя ценности, направления и часы? Как создают новое и важное, ломая стереотипы?

Читать разговор режиссера Ильи Найшуллера с художником Александром Sub Sensus — о том, как нырнуть в бассейн с головой, не умея плавать, на Esquire.

 УЗНАТЬ, КАК СВЕРЯЮТ ЧАСЫ ГЕРОИ ДРУГИХ СЕРИЙ: ИВАН ДОРН И АЛИСА ЧУМАЧЕНКО, РУСЛАН БАГИНСКИЙ И САША ЖАРКОВА • Узнать, как сверяют часы герои других серий: Иван Дорн и Алиса Чумаченко, РУСЛАН БАГИНСКИЙ И САША ЖАРКОВА • УЗНАТЬ, КАК СВЕРЯЮТ ЧАСЫ ГЕРОИ ДРУГИХ СЕРИЙ: ИВАН ДОРН И АЛИСА ЧУМАЧЕНКО, РУСЛАН БАГИНСКИЙ И САША ЖАРКОВА

Команда:

Фото 

Павел Харатьян


Стиль 

Светлана Танакина


Визажист 

Юлия Рада


СТИЛИСТ ПО ВОЛОСАМ

Татьяна ЦХАДАЯ




Продюсер 

Яна Савина


АРТ-ДИРЕКТОР 

Светлана ПАВЛОВА


МЕНЕДЖЕР ПРОЕКТА 

Катя БРЕГЕДА


МОДЕРАТОР 

Юлия ВЫДОЛОБ



Редакторы 

Зоя Молчанова, Лера ГАМИНА


АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА

Сергей СОЛОМАТИН, Сергей БУЗИН


АССИСТЕНТ СТИЛИСТА

Григорий ПРОХОРОВ


АССИСТЕНТЫ ВИЗАЖИСТА 

Ольга САВЕЛЬЕВА, Ольга ЧИЖИКОВА

АССИСТЕНТ СТИЛИСТА ПО ВОЛОСАМ 

Марина ПОДШИВАЛОВА


Ассистент продюсера 

Карина Искандарова


ФОТО БЕКСТЕЙДЖ

Костя ЧАЛАБОВ






{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}