T

«Scatter My Ashes at Bergdorf’s»

(«„Бергдорф Гудман“: больше века на вершине модного олимпа»)

текст: Анастасия Ворошкевич

Трибьют-фильм об универмаге Bergdorf Goodman
на Пятой авеню

«Помню, я как-то пришла на седьмой этаж в Bergdorf Goodman, и там разговаривали три француженки: они были в отпуске, и специально приехали в Bergdorf. Одна была очень возбужденной, и когда заворачивали ее покупки, заявила: «Хочу, чтобы мой прах, когда я умру, развеяли на седьмом этаже Bergdorf Goodman». Тогда я подумала: вообще-то в этом что-то есть, неплохая идея», — такой историей делится американская актриса Сьюзан Луччи на пятой минуте документальной киноленты Scatter My Ashes at Bergdorf’s. Когда Луччи сказали, что именно так и называется фильм (название дословно переводится как «Развейте мой прах в Bergdorf’s») она только и спросила: «Вы шутите?».


Шуток в фильме вообще немного: режиссер Мэттью Миле, который после фильма про «Бергдорф» работал над недавно вышедшим «Без ума от Tiffany», можно сказать, специализируется на трибьют-картинах. Высокий хвалебный градус, однако, не помешал в данном случае насытить фильм личными историями из первых уст: режиссер взял более 175 интервью — как у малоизвестных дизайнеров, так и у ветеранов модной индустрии. Сплетни от Майкла Корса про то, как Барбара Стрейзанд заказала сразу 200 меховых ушанок, пикантные заявления бессменного персонального шопера Бетти Гольбрайх о том, как ей хранят верность самые ветреные клиенты, а также воспоминания о секретном баре универмага, где курили, пили и делали покупки, — все эти рассказы за полтора часа превращают Bergdorf Goodman из храма роскоши, в который страшно зайти, в магазин, олицетворяющий американскую мечту. В котором, если ты добьешься успеха, можно кривляться и быть собой — как это и делает в конце фильма Барбара Стрейзанд, исполняя песню «Second Hand Rose».

омню, я как-то пришла на седьмой этаж в Bergdorf Goodman, и там разговаривали три француженки: они были в отпуске, и специально приехали в Bergdorf. Одна была очень возбужденной, и когда заворачивали ее покупки, заявила: «Хочу, чтобы мой прах, когда я умру, развеяли на седьмом этаже Bergdorf Goodman». Тогда я подумала: вообще-то в этом что-то есть, неплохая идея», — такой историей делится американская актриса Сьюзан Луччи на пятой минуте документальной киноленты Scatter My Ashes at Bergdorf’s. Когда Луччи сказали, что именно так и называется фильм (название дословно переводится как «Развейте мой прах в Bergdorf’s») она только и спросила: «Вы шутите?».


Шуток в фильме вообще немного: режиссер Мэттью Миле, который после фильма про «Бергдорф» работал над недавно вышедшим «Без ума от Tiffany», можно сказать, специализируется на трибьют-картинах. Высокий хвалебный градус, однако, не помешал в данном случае насытить фильм личными историями из первых уст: режиссер взял более 175 интервью — как у малоизвестных дизайнеров, так и у ветеранов модной индустрии. Сплетни от Майкла Корса про то, как Барбара Стрейзанд заказала сразу 200 меховых ушанок, пикантные заявления бессменного персонального шопера Бетти Гольбрайх о том, как ей хранят верность самые ветреные клиенты, а также воспоминания о секретном баре универмага, где курили, пили и делали покупки, — все эти рассказы за полтора часа превращают Bergdorf Goodman из храма роскоши, в который страшно зайти, в магазин, олицетворяющий американскую мечту. В котором, если ты добьешься успеха, можно кривляться и быть собой — как это и делает в конце фильма Барбара Стрейзанд, исполняя песню «Second Hand Rose».

«П

История создания фильма


Создание и релиз фильма были приурочены к 111-летнему юбилею Bergdorf Goodman, проходившему в 2013 году под девизом «Один магазин, один город, один опыт». Такая необычная дата для празднования была выбрана неслучайно: универмаг пропустил свой вековой юбилей из-за событий 11 сентября. Одновременно с документальным фильмом магазин представил одноименную книгу, которая стала сборником ранее не опубликованных мемуаров, архивов и иллюстраций.

Авторы фильма


Для Мэттью Миле фильм «Scatter My Ashes at Bergdorf’s» стал первым опытом режиссуры документальной ленты: сценарист по профессии, Миле сначала хотел написать сценарий игрового фильма, действие которого разворачивалось бы в знаменитом универмаге. Однако после встречи с менеджментом и прогулки по внутренним коридорам он решил снять документальное кино, желая рассказать истории, которые хранят эти стены. «Надо отдать должное Bergdorf. Они никогда не говорили: „О нет, об этом нельзя говорить!“» — заявлял Мэттью Миле.

Происхождение названия


В российском прокате фильм получил название «„Бергдорф Гудман“: больше века на вершине модного олимпа», однако оригинальное заглавие ленты носит более провокационный характер. «Scatter My Ashes at Bergdorf’s» переводится как «Развейте мой прах в Bergdorf», намекая на некую рекламную подоплеку, но в большей степени издеваясь над обществом потребления. Развеять прах в Bergdorf придумал не режиссер фильма — под таким заголовком в 1990 году в журнале The New Yorker вышел комикс, главная героиня которого была большой поклонницей универмага.

История универмага


Главное достоинство документальной ленты Мэттью Миле состоит в том, что сюжет не сконцентрирован на истории универмага и рассказе о том, как скромное ателье превратилось в огромную фэшн-империю. С более чем столетней историей магазина на пересечении Пятой авеню и 57-й улицы знакомят лишь небольшие исторические справки, которые комментирует Эндрю Маллой, правнук основателя универмага. По словам создателей фильма, это «изучение наследия» было первым в своем роде — никакого архива о роли известного универмага в истории американской индустрии моды и культуры страны не было. Между тем — и фильм убедительно это доказывает — здание универмага и его торговая деятельность стали неотъемлемой частью истории Нью-Йорка и США.

Витрины


«Нельзя поставить манекен, вазу с цветами и римскую колонну и назвать все это витриной. Должно быть действие, сюжет. Как в кино», — говорит декоратор витрин Bergdorf Goodman Дэвид Хоэ. Его работе посвящена значительная часть фильма: заканчивающий за два месяца до праздника оформление рождественских витрин Дэвид показывает весь процесс их создания — от мудборда до непосредственного оформления в три часа ночи. Наблюдать за такой производственной рутиной может быть кому-то полезно, отмечает Дэвид, добавляя, что «нигде не учат оформлять витрины». По собственному опыту он знает, что «труднее всего угодить детям».


«Каждый день на витрины Bergdorf Goodman смотрят более полутора миллионов пар глаз», — говорит Дуглас Литл, свободный художник, создающий декорации для витрин «Бергдорф». Он же добавляет небольшую шпильку в адрес конкурентов: «Другие магазины — Barneys и Saks — не относятся так к своим витринам».

Бетти Гольбрайх


«Она заходит, видит покупательницу, которая что-то меряет, и говорит: „О, это ужасно! Просто кошмар! Но ты все равно купи: это лучше, чем то, в чем ты сейчас пришла“». Так работает самая легендарная сотрудница Bergdorf Goodman Бетти Гольбрайх, которая посвятила 40 лет своей жизни работе в универмаге на должности персонального шопера.


Истории про нее составляют, возможно, самую смешную и ироничную часть фильма: «честная до неприличия» Бетти стала стилистом еще до того, как это стало модным. Она закатывает глаза, когда ее спрашивают о возрасте, признается, что пила бы, если бы не работала в Bergdorf, и уже к 11 часам утра продает одежды на 60 тысяч долларов. «Бетти — это Бетти», — говорят про нее. Появилось даже определение: «you are so Betty».

Линда Фарго


«Если тут не продают ваши вещи  —  у вас нет будущего, у ваших вещей нет будущего», — говорят в фильме. Если это так, то тогда судьбы всех молодых дизайнеров в руках байера Bergdorf Goodman Линды Фарго. Именно она выбирает коллекции, достойные оказаться на полках универмага. Ее сравнивают (и даже иногда путают на улицах) с Анной Винтур, отмечая при этом, что Линда куда более доступная и дружелюбная. И это подтверждается в киноленте. Отбирая новые имена, Фарго не критикует жестко, отказывает в настолько мягкой форме, что некоторые дизайнеры принимают это за договоренность на работу в будущем. «Она не согласилась работать с нами, но и не отказалась от нас. Сказала, что хочет еще посмотреть, — это нас подхлестнуло. Берегись, Линда!» — рассказывают дизайнеры Вероника Суонсон Берд и Вероника Мил Берд, чья одежда пока не продается в Bergdorf.

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
false
767
1300
false