T

Бахрома и перья

.

Неизменные атрибуты фестивальных нарядов — бахрома и обилие перьев — в этом сезоне присутствуют в каждой второй коллекции: на юбках, топах, вечерних нарядах, этнических платьях, брюках, туниках, шубах и даже на аксессуарах. Мы выбрали несколько самых интересных вариантов и подобрали созвучные им произведения современного искусства

Пол Капонигро

«Перья»


1964



Ч

ерно-белый и детальный снимок фотографа Пола Капонигро по духу очень напоминает работы Рей Кавакубо для Comme des Garçons и другие авангардные и немного экстравагантные произведения современных модных визионеров, например, Джереми Скотта и творческого дуэта Марты Маркес и Пауло Альмейды. Насыщенная фактура вызывает ассоциации с огнем
или телом фантастического пернатого существа из детской сказки. Похожие произведения с большим количеством перьев и сумасшедшим объемом не раз мелькали на подиумах весенне-летних шоу. Сюрреалистичные и смелые, эти наряды могли бы отправиться с подиума прямо в коллекции именитых музеев — правда, некоторые из них так хороши, что их обязательно захочется надеть и оставить себе.

(1)

Moschino 

весна-лето 2016

(2)

Comme des Garçons

весна-лето 2016

(3)

Marques'Almeida

весна-лето 2016

Фрэнк Стелла

«Императрица Индии»


1922

С

очетание терракотовых оттенков и ритмичная геометрия форм и текстур: работа американского художника-абстракциониста Фрэнка Стеллы «Императрица Индии» выглядит как мудборд весенне-летних Недель моды. Четыре v-образных холста, соединенных вместе и покрашенных краской с эффектом металлик, получили свое название в честь нового титула британской королевы Виктории, после того как она инкорпорировала Индию в состав Британской империи. Индийским солнечным пейзажам соответствует и цветовая гамма коллекций с градиентной бахромой и v-образными деталями, как у Paco Rabanne, и работы Фрэнка Стеллы. Металлические и золотистые отливы на топах и платьях усиливают сходство вещей из последних коллекций
с шедевром американского художника.



(1)

Saint Laurent

весна-лето 2016

(2)

Paco Rabanne

весна-лето 2016

(3)

Valentino

весна-лето 2016

Роберт Моррис 

«Без названия»


1969

М

ягкая и тактильная работа Роберта Морриса сделана из промышленного войлока, который он разрезал
на гигантскую бахрому. Установленная на земле,
эта скульптура трансформировалась естественным образом
и приобрела изящный изгиб в центре, который, по словам Морриса, имеет сходство с человеческой анатомией, а сам материал — с кожей. Мягкая и анатомичная скульптура художника нашла свое воплощение в украшенных лентами бахромы вещах, которые одновременно трансформируют
и обрамляют силуэт. Текстура и цвет бахромы в коллекциях встречаются в самых разных вариациях — от однотонных
и созвучных с минимализмом американского художника,
как у Sonia Rykiel, до кричаще-ярких и фактурных, как
у Moschino и MSGM.

(1)

MSGM

весна-лето 2016

(2)

Sonia Rykiel

весна-лето 2016

(3)

Moschino

весна-лето 2016

Пол Кадмус

 «Перья, ракушки и кости»


1946

В

карандашном наброске американского художника Пола Кадмуса изображен набор ничем, на первый взгляд, не объединенных объектов: сломанные ракушки и острые кости чередуются с невесомыми и нежными перьями. Мягкие и объемные как воздушная бахрома на платьях из весенне-летних коллекций, предметы Кадмуса в то же время неожиданно грубые и текстурные. Такое неожиданное и выигрышное сочетание использовали в этом сезоне и дизайнеры одежды. Пушистая бахрома в сочетании с объемным верхом или нежные перья с грубой сеткой — техника и приемы американского иллюстратора возродились в монохромных вещах из коллекций этого сезона, не утратив задуманного художником wow-эффекта.

(1)

Valentino

весна-лето 2016

(2)

Alexander Wang

весна-лето 2016

(3)

Edun 

весна-лето 2016

Эль Лисицкий
«Проун 19D»

1920–1921

О

громный корпус работ, который оставил после себя русский авангардный художник и архитектор
Эль Лисицкий между 1920 и 1921 годом, исследует трансформацию форм, их свойств, текстуры и объема в пространстве. Многослойное, красочное и фактурное произведение под названием «Проект утверждения нового», как и многие другие абстрактные и пространственные произведения русских авангардистов, в свое время был художественной сенсацией. Новаторство этих работ ощущается и сегодня: захватывающая дух коллекция Кристофера Кейна — еще одно тому подтверждение. Бесконечную игру с объемами, текстурой и наслоением остроумный англичанин разнообразил цветной бахромой и аксессуарами — и попал в точку. Учитывая, что оммажи авангардным художникам от дизайнеров утихнут еще нескоро, коллекция Кейна обещает сохранить актуальность на много сезонов вперед.

(1)

Christopher Kane

весна-лето 2016

(2)

Christopher Kane

весна-лето 2016

(3)

Christopher Kane

весна-лето 2016

{"width":1200,"column_width":120,"columns_n":10,"gutter":0,"line":40}
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt"}