T

Стиль в фильме «Спенсер»

текст:

ЕВГЕНИЯ КАПЛИЕВА-ДЬЯКОВА

В этом году мир с размахом празднует 60-летие со дня рождения принцессы Дианы. Gucci перезапустили сумку, названную в честь нее, на Netflix вышла видеоверсия мюзикла «Диана», а актрисы будто устроили соревнование, кто лучше повторит знаменитые образы «королевы людских сердец». В состязании участвует и Кристен Стюарт, исполнившая главную роль в драме «Спенсер», которая официально выходит в российский прокат 9 декабря. Честно скажем, вытерпеть эти два часа абсолютной тоски и грусти помогает разве что мода.

Диана, которую вы еще (вроде бы) не видели

Про стиль принцессы Дианы, как и про ее жизнь, известно многое. Мир наизусть знает ее главные выходы, а отдельные из них даже удостоились отдельных терминов в истории моды, например, «платье мести» или «свитер с барашками», по мотивам которого бренды от мала до велика то и дело выпускают специальные коллекции (в 2021-м, например, отличились Rowing Blazers). Но в драме чилийского режиссера Пабло Ларраина «Спенсер» в кадре почти нет узнаваемых образов Дианы. Но это не потому что художники по костюмам плохо сделали свою работу.

Команду костюмеров возглавила двукратная обладательница «Оскара» Жаклин Дюрран. Полуисторические драмы, коей в том числе стал «Спенсер», — ее конек: первую награду Американской киноакадемии британка забрала в 2012-м за «Анну Каренину», а вторую — в 2019-м за «Маленьких женщин». На этот раз Дюрран предстояло столкнуться с новой задачей: изобразить историческую личность, не потеряв при этом сюрреалистического настроения картины.


«Вначале я была одержима одной идеей. Не знаю, слышали ли вы о таком понятии из 80-х годов в Британии под названием Sloane Rangers. [Диана] была типичным слоан-рейнджером (так с середины 1970-х называли золотую молодежь Челси и Кенсингтона), поэтому я много говорила с ними [Лорраином и Стюарт] об этом, но в конце концов стало понятно, что фильм не очень подходит под мою задумку. Зато на историю, которую рассказывают Пабло и Кристен, не так давит британское наследие», — вспоминала Дюрран.


Перед нами история не вполне каноническая: мы видим не то, что в самом деле произошло во время рождественского выезда королевской семьи в Сандрингемский дворец в Норфолке в 1991-м, а то, что, вероятно, могло бы произойти. Скелет сюжета, построенный на воспоминаниях очевидцев, обрастает мускулатурой вымысла. Так что даже известные всем события кажутся немного незнакомыми. Аналогичный эффект производят и наряды этой экранной Дианы, каждый из которых скорее напоминает, чем повторяет историческую действительность. Зрителя, привыкшего к скрупулезной точности кинематографистов в деталях гардероба Дианы, такой подход может привести в некоторое замешательство.

Базовый гардероб принцессы

Для начала Жаклин решила нащупать фундамент, на котором строился гардероб принцессы, и засела в архивы. «Пришлось взять период с 1988 по 1992 год. Эти несколько лет — потому что, с одной стороны, хотелось взять максимально близкую по времени к нам Диану. А во-вторых, потому что Пабло сказал, что не хочет, чтобы по вещам считывался конкретный момент времени. Я пыталась определить, какие вещи или приемы были ее любимыми, что составляло базу принцессы Дианы, чтобы от этого и отталкиваться в работе», — объясняла Дюрран такой выбор.


В итоге выяснилось, что если базовый гардероб Дианы и не получится уложить в понятный набор вещей или формулу, то точно можно хотя бы выявить его характерную черту — эклектика. Колорблокинг, элегантный силуэт, пиджаки с лацканами и всегда акценты на талии. Так, блузы она часто сочетала с практичными джинсами, а поверх набрасывала пальто или жакеты. Как тот, клетчатый, который мы видим в одной из первых сцен фильма «Спенсер». Поддерживают образ всегда солнцезащитные очки и крупные винтажные аксессуары, к которым принцесса Уэльская питала особую слабость.


Отдельное место в гардеробе Дианы занимали сумки. За годы, проведенные в королевской семье, у леди Ди образовалась целая коллекция, а отдельным моделям аксессуаров бренды охотно присваивали имя Дианы (так поступили в Dior, Gucci, Salvatore Ferragamo). С первых кадров «Спенсер» сразу понятно, что Диана в исполнении Кристен Стюарт будет носить только сумки Chanel. Что, кстати, не искажение: черная Chanel Classic Double Flap Bag была одной из любимых сумок принцессы. Модный дом также открыл двери в свой архив и даже воссоздал некоторые винтажные вещи, в которых в итоге появляется на экране Кристен Стюарт.

Архивы Chanel

«Если бы я не дружила с Chanel, нам бы пришлось умолять модный дом предоставить нам одежду. В случае отказа мы бы, вероятно, ее сымитировали, — говорит Стюарт. — Уж очень это нужно героине. Chanel и Диана неразделимы. В творениях дома столько деликатности и беззащитности, от этого они еще прекраснее. А принцесса так чувствительна и честна, что не остается сомнений — она любит то, во что одета <...> В Chanel она всегда была самой собой. Довольно часто Chanel возникает [в кадре] именно в моменты силы [Дианы]», — говорит Кристен Стюарт, которая принимала самое активное участие в работе над костюмами. С такой поддержкой за спиной Жаклин Дюрран сразу обратилась в архив дома с запросом на просмотр подлинных вещей из гардероба принцессы. Оттуда она взяла много прототипов, на основе которых вместе с мастерами дома в итоге и пошила костюмы для кадра. Например, Дюрран запросила красное твидовое пальто (коллекция Patrimoine осень—зима 1988/1989), а также синий удлиненный жакет. Помимо нарядов-интерпретаций на экране появляются и подлинные образцы из архива, например, черные бархатные платья Chanel (из коллекций осень—зима 1983 и 1988), а также юбка из современной коллекции, весна—лето 2020.

За время съемок Кристен Стюарт настолько переняла образ принцессы, что стала повторять стиль леди Ди в повседневной жизни. Например, актрису уже успели застать в твидовом жакете поверх спортивных велосипедок.

Синий пиджак

На синий двубортный жакет Chanel с золотыми пуговицами Дюрран обратила внимание, еще когда составляла мудборд костюмов. Оригинальный жакет из коллекции осень—зима 1989/1990 Диана надела во время посещения детской больницы Грейт-Ормонд-стрит в 1992 году. Ровно такой же удалось отыскать в архиве Chanel и воссоздать точную копию для «Спенсер». Цвет, фактура, посадка, золотые пуговицы с логотипом — все в точности как на фотографиях леди Ди.

Красный

Твидовое красное пальто берет на себя роль защиты от папарацци, когда Диана приходит в местную церковь на Рождество. Вместе с черной шляпкой и вуалью в костюме собралось сразу несколько отсылок к образам, которые принцесса носила в реальной жизни. Именно это пальто можно видеть на снимках 1988 года, когда Диана приехала с визитом к президенту Франции. Позднее, в 1993-м, принцесса посещала церковь в Сандрингеме в другом красном пальто, но в комплекте с черной шляпой и вуалью. Дюрран решила объединить два этих образа в один, обозначив красный силуэт как символ силы и противостояния принцессы.

Красный цвет вообще идет отдельной нитью через весь фильм, подчеркивая то одежду, то предметы интерьера, особенно важные для Дианы. Стены в родном доме, выцветшая папина куртка, стол для бильярда, два разных платья в воспоминаниях Дианы, а потом и флажки на охоте — красный здесь еще и обозначает четкую границу между Спенсерами и Виндзорами.

Папина куртка

Выцветшая куртка, которую Диана замечает на пугале по пути в замок, куда никак не хочет приезжать, — важный символ в «Спенсер». В этом предмете Диана узнает куртку своего отца (она росла неподалеку от ненавистного замка, где ей предстоит вытерпеть три дня Рождества с королевской семьей) и сразу берет с собой. После того как по просьбе принцессы куртку приведут в порядок, Диана будет говорить с ней в моменты абсолютного отчаяния и одиночества. В ней она наконец согреется в «этом вечно холодном доме», ее же наденет, когда наконец-то решится противостоять обычаям семьи: заберет детей с охоты на фазанов и отправится есть непротокольный фастфуд у Тауэрского моста.


Сама по себе куртка — результат совместной работы Дюрран с режиссером Пабло Ларраином и художником-постановщиком Гаем Хендриксом Дайасом. Изделие изначально придумали как просто декоративный элемент для пугала, но позже стало понятно, что куртка станет символом и дома, и родной семьи Дианы, и символом британской аристократии, которой она принадлежит. Оттого, хоть и выцветшая и потрепанная, но все же именно Barbour. Куртки этого бренда еще появятся в кадре — правда, зеленые. Но именно в той красной Диана будет чувствовать себя как дома в доме, который ненавидит.


А к концу фильма у Дианы появляется и своя красная куртка. Точнее, бомбер с зелеными рукавами. В нем Кристен Стюарт сбегает на пляж вместе со своей близкой подругой, стилисткой Салли Хокинс, подальше от ужасного дворца, где предписано, что и когда подобает надевать принцессе. Эта сцена полна свободы и честности, в первую очередь в отношениях между Дианой и Мэгги. «Не могу поверить, что нашла эту вещь. Я была вне себя, бомбер понравился Кристен, и мы просто решили: «Это должна быть куртка для пляжа», — вспоминала Дюрран.

Белое платье

Самый узнаваемый наряд фильма — белое вечернее платье, в котором Стюарт позировала и для постера, — тоже прямиком из архивов Chanel. Для Дюрран было важно найти изделие светлого оттенка, которое удачно бы контрастировало с темным фоном, когда Диана сбегает с ужина в поместье Сандрингем, поэтому она попросила архивариуса поискать вечернее платье 1980-х с выступающей кромкой. Силуэт неслучайный, ведь поверх платья принцессе предстоит надеть первое попавшееся пальто, оказавшееся мужским, — при его длине и размерах выступающий «хвост» платья вписался идеально.

Оригинал Chanel из весенне-летней коллекции 1988 оказался слишком дорогим, чтобы появиться в сценах, где героиня ходит по грязи и разваливающемуся дому. «Мы почти потеряли надежду, что сможем его получить, — вспоминает Дюрран. — Но потом Chanel сказали, что воспроизведут такое же в своей мастерской. Поэтому они сделали копию, включая все вышивки бисером, как в оригинале. И учли размеры Кристен!»


На воссоздание платья ушло 1054 часа, из которых 700 было потрачено только на золотые вышивки. Месяц без перерыва над проектом работало пять швей ателье Chanel Lesage. Прототипом стало «дягилевское» платье принцессы авторства Дэвида и Элизабет Эмануэль (это та самая пара, которая шила свадебное платье Дианы), которое Диана надевала на премьеру балета Большого театра «Иван Грозный» в июле 1986-го.

Немного выдумки

Когда принцесса приезжает в замок, ее уже ждет золотой рейл с запланированными нарядами на все выходные: красивые чехлы, на которых висят крупные бирки с пометками «для рождественского завтрака», «обеда», «ужина» и так далее. Первым нарядом в подборке стало бледно-зеленое шелковое платье с колье из крупного жемчуга, предоставленное ювелирным домом Mouawad. По сюжету точно такое же супруг Дианы, Чарльз, подарил своей любовнице Камилле Паркер Боулз, потому Диана и воображает, как разрывает роковой аксессуар. Крупные бусины рассыпаются по праздничному столу, попадая прямиком в тарелку с супом. Принцесса съедает ложку зеленой жидкости с большой белой жемчужиной, разжевывая ее на мелкие кусочки, словно перемалывая кости.

Идея фасона и цвета платья принадлежит Дюрран: «В то время она [Диана] носила много длинных тонких платьев-колонн, поэтому я нашла парочку идеальных и объединила их вместе», — объясняет художница. «Зеленый цвет выглядит так, как будто это было запланировано, потому что того же цвета и суп, но, возможно, когда художник-постановщик увидел платье, он приготовил блюдо в тон».


Но конкретно такого платья в настоящем гардеробе леди Ди никогда не было. Это выдумка чистой воды. В «Спенсер» вообще достаточно подобных костюмных выдумок. И дело не только в режиссерском желании объединить в кадре вымысел и правду, но и во вполне прагматичных причинах. Все же на то, чтобы снять в фильме исключительно подлинники, у Дюрран ушла бы половина бюджета «Спенсер», поэтому часть костюмов перепридумывали.

Например, свадебное платье. Настоящее платье Дианы с 25-футовым шлейфом и объемной юбкой — дело рук все тех же Дэвида и Элизабет Эмануэль. Художница решила слегка пренебречь исторической достоверностью, убрав знаменитый огромный шлейф и оставив лишь кукольный силуэт с рукавами-буффами. Для этого она купила винтажное свадебное платье 1980-х годов, которое слегка переработала. «Мы не „Корона“, мы просто стараемся быть практичными и соблюдать общую этику дизайна. Я просто шила одежду так, как чувствовала, чтобы раскрыть персонажа. И позволила всему идти своим чередом», — объясняла это Дюрран.

Самая большая выдумка в «Спенсер» — желтый костюм с двубортным пиджаком и плиссированной юбкой и «пиратская» шляпа. На последнюю Дюрран вдохновила фуражка красного цвета, которую она увидела на Диане на снимках с визита Королевского военно-морского колледжа в Великобритании в 1989 году.

Никакой сдержанности

Семья Виндзор и их придворные в кадре выглядят как однотонное коричнево-зеленое полотно снобизма. Чарльз носит лишь сдержанные, даже скучные костюмы. Яркие детали вы найдете разве что в образах королевы Елизаветы II (Стелла Гонет).


И это не упущение Дюрран, а осознанный прием, которым художница дает понять, насколько душит Диану королевская семья. На конфликте интересов между строгой дисциплиной и настоящими чувствами, искренностью Дианы и строится вся фабула «Спенсер». Стиль Дианы привлекает слишком много внимания общественности, как и она сама, что всегда было проблемой для королевской семьи. Принцесса выбирает одежду по настроению, а не по случаю, а так здесь нельзя.


Единственное, что приковывает взгляд в одежде Виндзоров и их придворных, — охотничья одежда. Невозможно оторваться от вощеных курток Barbour, за годы службы перекочевавших уже в достояние британского casual, как и высокие сапоги Hunter, в числе преданных поклонниц которых давно числится сама Елизавета II. Откровенно говоря, «охотничьи» наряды королевской семьи производят впечатление не то карнавала, не то исторической реконструкции, что, конечно, тоже художественный прием. У Дианы наигранность подобных ритуалов и традиций вызывает лишь непонимание, иронию и смех. И это те самые эмоции, которые создателям фильма хотя бы иногда удается передать зрителю.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}