T

Стиль в фильме «Смерть на Ниле»

текст:

Евгения Каплиева-Дьякова 

В российский прокат выходит детектив по роману Агаты Кристи «Смерть на Ниле». Премьера долго откладывалась: сначала из-за ковидных ограничений, потом — из-за скандала с участием Арми Хаммера — но теперь фильм наконец-то добрался до больших экранов. И оказалось, что как минимум костюмы стоили ожидания.

«Смерть на Ниле» — уже второй детективный триллер Кеннета Браны по романам Агаты Кристи. Безмятежное путешествие детектива Эркюля Пуаро (Кеннет Брана) на роскошном пароходе «Карнак» по долине Нила нарушено, разумеется, гибелью одного из пассажиров. Отпуск превращается в расследование убийства и пропажи роскошного колье с бриллиантом Tiffany & Co., и все это время — преступник где-то рядом.

МОДА 1930-Х 

За костюмы в картине отвечал испанский художник Франсиско «Пако» Дельгадо Лопес. За его плечами две номинации на «Оскар»: за работу над «Отверженными» и «Девушкой из Дании». В «Смерти на Ниле» талант Пако Дельгадо будто раскрылся в полной мере: костюмы здесь не только обозначают соблазн или опасность, но даже дадут подсказки, где (а точнее, в чем) искать убийцу.


При разработке костюмов Пако и его команда серьезно освежили знания о моде эпохи 1930-х годов. Изучали старые выпуски Vogue (особенно художников интересовали французские номера), а также художественную литературу того периода. Для более детального погружения Дельгадо не вылезал из библиотек, а еще посещал музеи моды. «Я смотрел на коллекции Chanel того времени и очень много Schiaparelli, потому что там полно интересных деталей. Меня очень увлекает театральность в моде», — говорит сам художник.


Чтобы выдержать эстетику классического гламура, команда также пересматривала старые голливудские фильмы, к тому же, по словам Дельгадо, такие звезды, как Марлен Дитрих и Бетт Дэвис, носили все самое новое и модное. «Мне хотелось найти как можно больше идей для силуэтов и выкроек, поэтому получился микс из абсолютно разных источников. Я всегда говорю: „Чем больше ресерча, тем лучше“», — объясняет Франциско, как готовился к работе над фильмом. Всего художник вместе с помощниками разработал около 150 костюмов для картины.

НЕИЗБЕЖНЫЙ ФЛЕШБЭК 

Для тех, кто читал роман Агаты Кристи или смотрел киноадаптацию «Смерть на Ниле» Джона Гиллермина (1978), начало новой экранизации покажется весьма необычным. Мы в окопах Первой мировой, и на наших глазах молодой солдат Эркюль Пуаро при помощи дедукции спасает всю свою роту, предугадав коварный план немцев. Стритстайл, как и положено, жутковатый — массивные летные очки и объемная марлевая повязка на лице, армейская кожаная куртка — удобно, примечательно, защищает от ядовитых газов.


Еще сильнее в военных сценах цепляет медицинская форма. Головные уборы-корнетты на сестрах милосердия делают их похожими на шахматные фигурки. Относятся ли эти костюмы к работам Пако Дельгадо или же это привет от художницы Сэмми Шелдон, которая запускала проект, но вскоре покинула команду, создатели картины не уточняют.


ДЖАЗ-КЛУБ

Основные действия картины развиваются в конце 1930-х — в недолгую эпоху предвоенной «новой элегантности», проявившейся во всем, от тканей и фасонов до аксессуаров. Впрочем, обо всем и обо всех — по порядку.


Лондон, 1937 год: вслед за камерой зритель попадает в джаз-бар, в уголке за столом отдыхает повзрослевший, отпустивший знаменитые усы Эркюль Пуаро в черном костюме. На сцену выходит певица Саломея Оттерборн [Софи Оконедо], в романе Агаты Кристи писательница-романистка, известная как «ужасная женщина в тюрбане». В этом фильме героиня, напротив, совсем не производит впечатление ужасной: платье из парчи цвета темного золота, вместо тюрбана — необычный головной убор из той же ткани. Пако объясняет такой ход следующим образом: «Мы приняли решение в самом начале фильма, когда персонажи только появляются в джаз-клубе, обозначит их характеры. Тогда я подумал, что хорошо было бы одеть Софи Оконедо в золотистое платье, потому что она божественная певица, интересная и яркая».


Со сцены наше внимание смещается в зал, где все, как и положено, танцуют. Красивую панораму образов в стиле 1930-х взрывают два героя — Жаклин де Бельфор [Эмма Макки] и Саймон Дойл [Арми Хаммер]. Красное платье Жаклин выполнено из легкого шифона с объемными рукавами из гофрированной ткани. Все в этом образе кричит о страсти и сильных чувствах: элегантный силуэт, открытая спина, глубокий вырез, а также акценты в виде припусков ткани, которые летают по кадру, оставляя тонкий красный шлейф. Руки Арми Хаммера, скользящие по красной талии, лишь усиливают эффект.


От этого танца нас отвлекает появление на лестнице Линнет Риджуэй [Галь Гадот] — ее точеную фигуру подчеркивает серебристое платье: она будто лезвие ножа. Футуристичное, но в духе 1930-х, платье со сложным кроем и маленькими рукавами-крыльями не уступает наряду Жаклин: декольте и спина открыты, а остроту силуэта подчеркивают графичные швы, которые, в отличии от костюма Жаклин, добавляют не летящую фактуру, а жесткую, почти корсетную. Холодный образ Линнет рассекает танцующих, заставляя их расступиться в стороны и обратить все внимание на нее. «Я сделал Линнет серебристой, чтобы подчеркнуть, что у нее много денег и она богатая девушка», — говорит Пако Дельгадо. Конечно, нельзя не увидеть в этих образах сравнение с кровью и сталью как воплощениями двух подруг, которые совсем скоро станут заклятыми врагами.

НОВЫЙ ПУАРО — КАК СТАРЫЙ, ТОЛЬКО ЛУЧШЕ

Пуаро — все еще педант и большой модник, очень внимательный к деталям. В кадре он меняет пять костюмов: каждый соответствует определенному настроению и обстоятельствам. В Лондоне он неизменно носит черный, а вот в Египте дает себе волю. В ход идут и белый, и светло-серый, и кремовый в крупную клетку, и темно-синий. Обязательную тройку всегда дополняют шляпа и трость. Еще Пуаро фанат галстуков со сложными геометрическими, даже гипнотическими принтами, от которых невозможно оторваться. Свою милую коллекцию носков он трепетно раскладывает по цветам и по парам, сидя в каюте. А набирается сил детектив в маске для сна с тиснением в виде усов — сегодня бы ее назвали кастомизированной.

ПОРТРЕТ ИНТУРИСТА

Когда герои перемещаются в круиз на Ниле, предсказуемо меняется и их гардероб. Из темной гаммы ночной лондонской жизни все будто переходят на светлую сторону песчаных пейзажей. На открыточные кадры создатели фильма не скупятся — едва попав в Египет, мы уже смотрим на пирамиду Хеопса, вместе с нами Эркюль Пуаро в белом костюме и шляпе в тон. На вершине он замечает пятно красного цвета — это Бук [Том Бейтман] в хлопчатом плаще и атласных коричневых брюках. Образ молодого человека нарочито неуместный, он как будто бы должен быть одет совершенно по-другому, и зритель ощущает это несоответствие. Да и занятие парень нашел под стать странному образу: лазать по древней пирамиде и запускать воздушного змея — нормальное ли это поведение? Объяснимое — будто намекают нам сценаристы.


Здесь же впервые появляется мать Бука, художница по имени Эуфемия [Аннет Беннинг]. Она будто женская версия Пуаро: белый летний костюм, рубашка в полоску и красивая шляпка. Женщина запечатлевает на холсте своего авантюрно настроенного сына, когда к ней приходит Пуаро.

Помимо светло-бежевых оттенков Дельгадо охотно играет с драпировками и фактурами ткани. Ни одного персонажа художник не обидел аксессуарами: легкие шарфы, платочки, тюрбаны, шляпки — все это рифмуется и с пирамидами, и со всей окружающей обстановкой. «Качество и драпировка тканей — это то, что придает одежде ощущение „того времени“. Мне посчастливилось иметь целую команду, которая красила, вырезала и вышивала вместе со мной, чтобы наши изделия были максимально реалистичными», — рассказывал художник.

СВАДЬБА И КОЛЬЕ

Отпуск Пуаро неожиданно совпадает со свадьбой Линнет и Саймона, который еще недавно был для нее просто партнером по танцу в баре. Праздник выдержан в светлых пастельных оттенках — лишь некоторым второстепенным персонажам достались темные костюмы. Больше всех выделяется доктор Людвик Бесснер [Расселл Брэнд]: на нем пиджак в крупную синюю клетку.


Но, безусловно, все внимание притягивает к себе Линнет. Как признается Дельгадо, свадебное платье для этого эпизода — его любимый костюм во всем фильме. Легкий шифон розово-персикового цвета с летящей драпировкой на плечах и крупной вышивкой в виде белых журавлей — кто о таком не мечтает? «У нас ушли недели на создание этого платья, оно очень сложное по выкройке и декоративным деталям, — говорит Пако. — Мы хотели создать образ некой кинозвезды того периода».


Вишенкой на торте становится колье на шее у невесты. Это украшение Tiffany Victoria. Ювелирный бренд отметился в фильме не только им: на героинях мы видим и роскошные изделия Tiffany & Co. Schlumberger, а самое эффектное украшение — колье с очень точной репликой легендарного 128,54-каратного желтого бриллианта Tiffany, одного из самых красивых камней в мире.


Но, как уже повелось, в фильме Кеннета Браны выверенную гамму спокойных оттенков прерывает красное пятно. На этот раз роковой костюм достался Жаклин: алое платье с вышивкой в виде золотых лавров на груди выглядит довольно устрашающе на фоне спокойных нарядов остальных гостей. «Это был микс между яростью и страстью», — говорит Дельгадо.


Красным по белому

Команда роскошного круизного парохода «Карнак» встречает зрителей в белоснежной униформе. Поло, шорты со стрелками, гольфы и ботинки — все аккуратно до стерильности: отличный фон для грязных интриг, в которые вовлекаются основные персонажи, чьи костюмы заметно выделяются.


Например, Линнет, как мы знаем, обычно предпочитает наряды серебристых и белых оттенков богатой фактуры. Учитывая обстоятельства места действия, сложно не сравнить ее с Клеопатрой, тем более такую ассоциацию подсказывает и сам Кеннет Брана. По сюжету, когда отдыхающие только подходят к пароходу, на пирсе их встречает большая треугольная статуя. Мгновением позже становится ясно, что это Линнет забралась на лестницу в шикарной золотой мантии, дополнив образ диадемой со змеей — в образе сразу узнается царица Египта.


А Жаклин большую часть времени ходит в темно-красном платье: рюши по-верхнему краю свисают, как капли. Она словно иллюстрирует собой кровь и подтеки — она и будет первой, кто выстрелит на палубе.


Да, чтобы разгадать сюжет, в этот раз придется следовать за цветом, а не за белым кроликом. Помимо Жаклин в красном плаще вдруг появится Бук, тот самый, которого мы запомнили по сцене с воздушным змеем. У Эндрю Катчадуряна [Али Фазал] в сером с фиолетовым подтоном полосатом пиджаке, от которого рябит в глазах, в кармашке окажется бордовый платок — внимательный зритель поймет, что это прямой намек на пистолет за пазухой.


А финал истории, по сути, станет триумфом команды красных над белыми. Правда, в этой партии, увы, не будет абсолютных победителей.


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}