T

Великолепная семерка

30 мая жюри главной французской модной премии ANDAM объявило шортлист этого года. Самых перспективных дизайнеров выбирали гендиректор LVMH Сидни Толедано, глава Kering Франсуа Пино, президент Chanel Бруно Павловски и еще 30 ведущих модных экспертов. Кто выиграет (и получит денежную премию из общего призового фонда в 450 тысяч евро), узнаем через месяц, 30 июня. А пока присматриваемся к финалистам.

Главное отличие ANDAM от других престижных премий зашифровано в названии. Association Nationale pour le Développement des Arts de la Mode — это прежде всего государственная, а не коммерческая ассоциация развития искусства моды. Когда в конце 1980-х создательница ANDAM Натали Дюфур питчила идею конкурса министру культуры Франции Жаку Лангу и его соратнику Пьеру Берже, она хотела помочь начинающим дизайнерам, а заодно удержать за Парижем звание столицы модных талантов. Чтобы побороться за главный приз ANDAM, иметь французский паспорт не обязательно: достаточно зарегистрировать бренд во Франции (или быть готовым сделать это в течение года). «У молодого дизайнера должен быть очень хороший уровень, четкое позиционирование и понимание бизнеса: я не могу допустить, чтобы конкурс выиграл неподготовленный кандидат», — говорила в интервью The Blueprint Натали Дюфур. Конкурс и правда выигрывают кандидаты более чем подготовленные — в свое время призерами ANDAM стали Мартин Маржела, Джереми Скотт и Кристоф Лемер. Победители последних пяти лет — Бьянка Сондерс, основатель Y/Project Гленн Мартенс, Марин Серр — тоже твердо стояли на ногах.


В этом году ANDAM разыгрывают щедрые призы. За 50 тысяч евро и приз в категории «Лучший дизайнер аксессуаров» соревнуются 13 09 SR бывшего креативного директора Carven Сержа Руфье, авторы авангардной обуви (и любимых кроссовок на шпильке певицы Шер) Ancuta Sarca и парижский бренд грилзов Dolly Cohen, который обожают Рианна, ASAP Rocky, Фаррелл Уильямс и Бейонсе. Среди трех номинантов на приз имени Пьера Берже и призовой фонд в 100 тысяч евро претендуют Бенджамин Бенмоял, создающий одежду из дэдстока и кассет VHS, парижская мужская марка Bluemarble Paris и наши любимчики из бренда Boyarovskaya, с основателями которого мы разговаривали еще в прошлом году.


За главный приз — 300 тысяч евро и ментора в лице президента Chanel Бруно Павловски — поборются семь финалистов. Впервые в истории модной премии жюри вручит обладателю второго места приз в размере 100 тысяч евро. В этом году конкурс отличает и то, что, по словам Натали Дюфур, финалисты отказались от идеи одежды как политического высказывания в пользу вещей превосходного кроя из качественных материалов. Знакомимся с этой семеркой лучших поближе.

1/ Robert

Wun

История Роберта Вуна — образцовый пример того, как важно не опускать руки. Уроженец Гонконга Вун начал экспериментировать с одеждой в 11 лет: покупал в секонд-хендах армейские ботинки за £15 и разрисовывал их чернилами, перешивал широкие джинсы в узкие и украшал их мелкими стежками. Со временем любовь Роберта к наивным принтам и необычным формам только укрепилась, но оценили ее не все — дизайнер рассказывал, что на первой паре в Лондонском колледже моды (ради карьеры дизайнера Роберт перебрался в Лондон) его портфолио назвали «очень детским». К концу обучения мнение преподавателей не изменилось — Вуна даже не включили в список участников выпускного шоу.


«Когда я узнал об этом, то почувствовал опустошение и стал думать, что делать со своей выпускной коллекцией. Да, у меня не было показа, на котором бы собралась вся модная пресса, но я тоже снял лукбук — арендовал фотостудию в Брикстоне за £100 вместе со знакомым фотографом, моделью и визажистом. Фотографии я опубликовал в соцсетях, и это открыло мне гораздо больше возможностей». В Брикстоне, многонациональном районе в южной части Лондона, располагалась и крохотная квартира Вуна — она же студия и мастерская, где он сшил следующую коллекцию из шести образов. А затем друг свел молодого дизайнера с инвестором — и в 2014 году появился бренд женской одежды Robert Wun (который Роберт выкупил спустя пару лет, одолжив денег у сестры).

Сейчас вещи Robert Wun носят Леди Гага, Хелен Миррен, Билли Портер, Алиша Киз и Карди Би. Woolmark Prize включили дизайнера в число финалистов, а Королевский балет заказал ему костюмы для постановки в честь 10-летнего сотрудничества с Уэйном Макгрегором. Роберт Вун говорит, что вдохновляется мультфильмами Хаяо Миядзаки («Они сформировали мое видение женщин: у Миядзаки все женские персонажи с сильным характером»), а также работами Александра Маккуина и Айрис ван Херпен. Любовь к природе (сначала Вун думал стать биологом) сохранилась в принтах и формах — чего стоят рубашки и шляпы, повторяющие формы цветов. Одну из своих последних коллекций Роберт Вун посвятил своей бабушке, умершей за год до показа. Трогательное письмо дизайнера, адресованное ей, было опубликовано в первом номере Prefect Magazine легендарной Кэти Гранд.

2/ Lukhanyo

Mdingi

За южноафриканцем Луханьо Мдинги, который экспериментирует с цветами и ремесленными техниками плетения из мериносовой шерсти и мохера, мы следим уже пару лет. Свой одноименный бренд дизайнер запустил в 2015 году, вскоре после окончания технологического университета Cape Peninsula в Кейптауне. «Каждое изделие для бренда создается вручную — каждая вещь наделена своей историей и смыслом, которые, я уверен, дают силу всем, кто с ними соприкасается. Особенно ценны для меня работы, посвященные дорогим мне людям. Например, моему близкому другу Николасу Куттсу, которого, к сожалению, больше нет с нами», — рассказывал Луханьо The Blueprint.

В 2017-м Луханьо пригласили принять участие в Pitti Uomo, а в 2021-м он вышел в финал конкурса LVMH Prize. Дизайнер уступил победу Нэнси Дояке, но без приза не остался — он получил награду имени Карла Лагерфельда и 150 тысяч евро в придачу. Ткани, из которых дизайнер сшил свою последнюю коллекцию, — дело рук мастеров из Сомали и Буркина-Фасо. Шарфы и пончо из мохера, костюмы-двойки, трикотажные платья и поло по достоинству оценили байеры (в январе 2022-го Луханьо Мдинги впервые привез свою коллекцию в Париж). В Америке его коллекции тоже принимают на ура. «В США у нас были отличные показатели по продажам два сезона подряд», — говорил дизайнер в начале года.

3/ Heliot

Emil

Братья-датчане Юлиус и Виктор Юулы изначально задумывали Heliot Emil как «еще один сторонний проект» и планировали заниматься им в свободное время — на момент запуска бренда в 2016 году Юлиус жил в Нью-Йорке, работал арт-директором и сотрудничал с Канье Уэстом, Calvin Klein и Hood by Air. Со временем Юлиус взял на себя креативное руководство брендом, а Виктор — обязанности финансового директора и бизнес-консультанта. Из стороннего проекта Heliot Emil превратился в основной и весьма амбициозный. Юлиус и Виктор довольно быстро дали понять, что их бренд — не только про одежду. «Мы уделяем много времени созданию целой вселенной и хотим, чтобы люди концентрировались не только на наших коллекциях. Сейчас как никогда важно общаться с разными людьми и развивать комьюнити», — рассказывал Юлиус Юул. Он особенно гордится, что Heliot Emil удалось нащупать баланс между модным и функциональным. Основатели бренда постоянно экспериментируют с материалами (например, выпускают сумки из москитных сеток) и планируют двигаться в эту сторону. «Наша основная цель — создать термореактивные или водонепроницаемые, но дышащие материалы, — говорил Юлиус Юул. — Мы хотим продолжать работать над тем, чтобы вещи были более функциональными».

4/ Botter

Botter появился на свет в 2017 году. Когда в 2018-м основатели мужского бренда Рушеми Боттер и Лизи Херребруг возглавили Nina Ricci, Financial Times окрестили их «почти никому не известными дизайнерами». Тогда, в 2018-м, о Botter и правда мало кто слышал — несмотря на то, что в том году его основатели стали финалистами престижного конкурса LVMH Prize. А еще получили главный приз на Фестивале моды и фотографии в Йере. Говорят, именно там на дизайнерский дуэт обратила внимание Шарлотта Ассет, занимавшая должность гендиректора Nina Ricci, и вскоре предложила им присоединиться к бренду.

Управление Nina Ricci Рушеми Боттер и Лизи Херребруг совмещали с развитием собственной марки. Если в Nina Ricci дизайнеры старались придерживаться женственных силуэтов, то в Botter обожали работать с оверсайзом. Показы Botter Рушеми Боттер и Лизи Херребруг использовали в том числе чтобы обратить внимание на проблемы экологии (так, 60% тканей для коллекции Botter весна—лето 2022 были сделаны из переработанного океанического пластика).


В официальном заявлении, которое Рушеми Боттер и Лизи Херребруг опубликовали вскоре после ухода из Nina Ricci в конце января, дизайнеры обещали бросить все силы на развитие Botter. С тех пор Боттер и Херребруг сделали коллаборацию с adidas и 1 марта показали новую коллекцию на неделе моды в Париже, построенную на сочетании «энергичного желтого» и «свободного голубого».


5/ Cool TM

Основатель бренда Cool TM Томас Моне — единственный из претендентов на главный приз ANDAM со штаб-квартирой в Париже. Дизайном одежды он занимается больше 15 лет: сначала набивал руку в парижской школе моды ​Esmod, а потом работал с Кристофом Декарненом (сначала в Balmain, а потом, когда в 2011-м Декарнен покинул модный дом, Моне вместе с ним перешел в молодую французскую марку Faith Connection). Несмотря на солидный опыт работы, Томас жаловался, что никак не мог войти в темп, принятый в модной индустрии, заметно выгорел и взял большую паузу перед тем, как создать свою собственную марку Cool TM. «В этой индустрии нужно действовать быстро и делать все, чтобы продажи были высокими. Магазины не будут ждать три сезона, пока вы раскачаетесь, — вы должны выпускать то, что сразу станет успешным, — рассказывал Томас Моне. — Ну а когда вы независимый бренд, самая большая проблема в том, чтобы раздобыть денег. Вы должны думать не только о том, как придумать уникальный стиль и стать узнаваемым, но и о том, как оплачивать счета и платить зарплату своей команде».

Первую коллекцию Cool TM, которая вышла в начала 2020-го, Томас Моне считает коммерчески успешной: тогда вещи закупили около 20 магазинов. Новый вызов в виде пандемии коронавируса дизайнер воспринял спокойно: «Пандемия не повлияла ни на мои планы, ни на мою стратегию. Я потратил много времени на создание бренда и изначально хотел делать упор на онлайн-сегмент. Нам просто пришлось запустить интернет-магазин на полгода раньше. Байеры успели пощупать вещи и убедиться в их качестве, поэтому им было легко решиться на закупку новой коллекции. Как ни парадоксально, пандемия обернулась для бренда новыми возможностями».

6/ Peter

Do

31-летний дизайнер Питер До, вместе с семьей эмигрировавший в Соединенные Штаты из вьетнамского Бьенхоа, возглавил наш список лучших учеников Фиби Файло в 2019-м. С тех пор Фиби Файло успела объявить о своем возвращении (правда, никаких новых подробностей о ее бренде под крылом люксового гиганта LVMH, увы, так и не появилось), а Питер — сделать все, чтобы два года работы в дизайн-команде Celine перестали считаться его единственным достижением. 8 сентября 2021-го, в первый день Нью-Йоркской недели моды весна—лето 2022, дизайнер впервые показал свою коллекцию на подиуме (она получилась удачной, но довольно ровной, а вот прически — идеальные влажные локоны — нам тогда очень понравились). В том же 2021-м Питер До вошел в число номинантов премии Совета модных дизайнеров Америки вместе с Марком Джейкобсом и Габриэлой Херст, а в 2022-м прошел в финал Woolmark Prize 2022 (но уступил победу британцу Солу Нэшу).

7/ Otolinger

«Этот берлинский бренд как та самая крутая старшая сестра, которой у вас никогда не было», — с таким заголовком вышел материал про Ottolinger на сайте журнала AnOther в 2018-м. Певица и большая поклонница марки Charli XCX нашла другое определение: «суперромантическая версия „Пятого элемента“, идеальная для постапокалиптического рейва». Основательницы Ottolinger познакомились во время учебы в Базельской школе дизайна: Косима Гадиэнт попросила Кристу Бош, учившуюся курсом младше, быть моделью для учебной коллекции. Дружба сложилась не сразу, но обе сошлись в том, что хотят работать на себя, а не на других. «Однажды Косима позвонила мне и сказала: „Слушай, а давай запустим бренд?“ Я ответила: „Хорошая мысль, давай“. Мы не понимали, что из этого выйдет и сработаемся ли мы вообще, но чутье подсказывало, что нужно рискнуть», — вспоминала Криста Бош. Девушки переехали из родной Швейцарии в Германию, поближе к друзьям, и определились с названием бренда уже на месте — причем в буквальном смысле: имя Ottolinger было указано на домофоне их берлинской студии.

Главная фишка Ottolinger — новые формы и текстуры. Ради этого Косима Гадиэнт и Криста Бош намеренно поджигают, режут и «портят» одежду. Производства от этой концепции были не в восторге: не многие соглашались на изощренные эксперименты с тканями ради неизвестных дизайнеров и крохотной выручки (Гадиэнт и Бош заказывали максимум 10 экземпляров одной вещи). Зато со временем эстетику бренда оценили звездные стилисты и их подопечные: вещи Ottolinger нежно любят Дуа Липа, Арка, Уиллоу Смит и Бейонсе. Подход Косимы Гадиэнт и Кристы Бош пришелся по вкусу и Канье Уэсту — в 2016-м девушки стали основными дизайнерами коллекции Yeezy Season 4. В 2021 году Кристина Бош и Косима Гадиэнт оказались в числе тех, кому Жан-Поль Готье обязан возвращением Jean Paul Gaultier к ready-to-wear — дизайнеры вошли в креативную команду, которая в 2021 году показала первые не кутюрные модели французского бренда после

семилетнего перерыва.

{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}