T

За кадром: Yanina Couture

В этом году бренд YANINA Couture впервые вошел в официальное расписание недели высокой моды в Париже. 27 января дизайнер Юлия Янина не просто устроила шоу в новом статусе, но и завершила кутюрную неделю весна—лето 2022 показом в здании посольства РФ. К празднику моды — коллекции, которую сама дизайнер называет сказкой, ее привели 33 года, от ателье «Юля» в Саратове до кутюрного салона в центре Москвы с мировыми заказами и признанием Французской федерации высокой моды. Рассказываем, как и с кем она проходит этот путь.

Поезд

Москва–Саратов

Новость о том, что YANINA Couture войдет в официальное расписание недели высокой моды в Париже, в доме ждали давно. К этому стремились с первого международного кутюрного шоу, состоявшегося на римской неделе AltaRomaAltaModa в 2007 году. Памятный диплом висит у входа в московское ателье YANINA Couture.

Долгожданная новость застала и команду, и всю семью Яниных врасплох. Последних — буквально, в вагоне поезда Москва—Саратов. «Мы ехали в поезде, почти как в стихах „Трясясь в прокуренном вагоне, он полуплакал, полуспал“. И вдруг раздается звонок и мне сообщают, что это случилось! Самое смешное, у меня дочка перед отъездом говорила — только бы не в поезде об этом узнать. Но вот так вышло», — вспоминает Юлия Янина, принимая перед отъездом на неделю высокой моды в Париже редакторов главных модных изданий в салоне YANINA Couture. «А я уходила на вокзал буквально отсюда, из дома. В тот день было 22 примерки, поэтому я не успела заехать домой. И я не выхожу, а выползаю, и моя Лена [Мамушкина, директор кутюрного дома] чудесная говорит: „Юля, ну что же вы? Возьмите с собой хотя бы шампанское“. Я говорю: „Лен, ну зачем?“ А она: „Юля, возьмите“. Представляете? И вот я узнаю новость и говорю мужу: „Открывай шампанское!“» — вспоминает дизайнер.

Юлия Янина

Поезд Москва—Саратов, как машина времени, возит Юлию Янину в родной город, где прошло ее детство, где она впервые заинтересовалась модой и где в 1989 году открыла свое первое ателье. Модой Юлия сначала увлекалась обывательски — с детства шила платья для кукол, любила наряжаться и всегда сильно отличалась от всех, кого видела на улице. «Я одевалась на европейский манер. Для Саратова это было очень непросто — люди все время на меня смотрели, оборачивались, критиковали. Я немало натерпелась. В городе всего было, наверное, два-три человека, которые одевались не как все», — вспоминает Янина. Но Юлию увлекало желание выглядеть не как все, более того, помогать другим девушкам в этом, так что она делала первые шаги на пути к мечте: научилась шить, поступила в техническое училище, «освоила все азы портновского мастерства, навыки закройщика» и устроилась в одно из местных ателье художником-консультантом. Следующий важный шаг Юлия сделала там же, в родном городе. «Мы еще в Саратове пересеклись с одной из тех троих, которые были как и я — белыми воронами в моде (имя той женщины Юлия отказалась назвать). Она увидела мое платье и сказала: „Я видела ваши работы, хочу с вами сотрудничать“. И мы вместе создали Дом молодежной моды в Саратове. Первые показы, которые мы устраивали на площади Революции (ныне Театральная площадь. — Прим. The Blueprint), были даже в чем-то буржуазными. Но все же я тогда стремилась куда-то дальше, в будущее», — вспоминает Юлия.

YANINA Couture, весна—лето 2022

Дом молодежной моды стал явлением для города, но денег не приносил. «Я переключилась на создание маленьких коллекций для клиентов — и вдруг стала „модной портнихой“, к которой можно попасть только по рекомендации», — вспоминает она. Число постоянных клиентов постепенно росло — и так появилась возможность открыть собственное ателье. «Сняла малюсенькое помещение — небольшой подвальчик — и уже открыла первое ателье, которое и называлось „Юля“. Там работало всего четыре человека. В какой-то момент, когда ты развиваешься и растешь, вдруг стены твоего дома становятся недостаточно просторны, город становится недостаточно просторным. Так получилось, что мы стали создавать коллекции для заказчиков из Москвы», — вспоминает Юлия. За годы развития ателье к клиентам в Москву приходилось приезжать все чаще — и в один момент стало ясно, что пора менять город.

Дом моды на Арбате

Переезжала Юлия не одна, а вместе с мужем Евгением и дочкой Дашей. С Евгением Янина познакомилась еще в детстве, когда родители дружили семьями. «Мой муж в каком-то плане стал моим коучем. Он всегда все ставит под сомнение и взвешивает. А мне, в свою очередь, хочется доказать, что все возможно — видимо, отсюда и рождается моя внутренняя движущая сила. „Переезд в Москву? Что? Как?!“ Но тем не менее сработало», — вспоминает она.


Первая съемная квартира, на улице Марины Расковой, стала на время и студией YANINA. Ну как студией — в одной комнате размещались конструкторы, мастера, художник, и в этой же комнате проходила примерка. Первый салон бренда появился чуть позже — когда удалось снять помещение в центре города — на Покровке. А пока расположить к себе клиентов тогда можно было лишь уникальными вещами и боевым характером. И то и другое у Юлии Яниной было.


«Сюда ты приезжаешь никому не нужный, ты оторвался от корней. Вся твоя любовь и родственники — в родном городе. Ты такой оторванный листок, но при этом ты уже принимаешь клиентов своего кутюрного бренда. А Москва любит победителей. И это очень важный момент: нужно сразу выступать победителем, быть на равных с теми, кто тобой заинтересовался. Нельзя подыгрывать», — говорит она.

Параллельно Юлия училась на заочном отделении Академии легкой промышленности (ныне — РГУ им. А. Н. Косыгина), где, правда, уже чувствовала себя гораздо опытнее сокурсников. Ателье Яниной набирало популярность, она получила высшее образование — учитывая эти факторы, однажды ей предложили должность художественного руководителя Дома моды на Арбате. Юлия решила использовать этот шанс полностью, согласившись на работу лишь при одном условии. «Я сказала: да, я готова делать запуски коллекций, если мне предоставят возможность снять две комнаты. Это был первый шаг к созданию модного дома. В одной комнате я устроила кабинет-салон — с диванами, роскошным зеркалом. В другой — разместила конструкторов и мастеров. Ко мне туда часто приезжали клиенты с охраной. Я говорила: „Оставьте, пожалуйста, охрану за дверью“. Думаю, в этом было что-то артистическое: когда у тебя нет еще своего гнезда, твоей базы и все так зыбко — играть успешную леди нелегко, но нужно», — вспоминает она.


Дома моды на Арбате в том виде, который застала Юлия Янина, нет уже больше 20 лет (после ухода с поста директора Геннадия Зейналова в 1994-м, он «практически прекратил свое существование если не по бумагам, то по факту», как говорят родственники Зейналова), а дом моды YANINA Couture уверенно глядит в будущее. И благодаря ему лучшие руки цехов на Арбате тоже заняты работой.

Команда

В команде YANINA Couture много новичков, но заметно больше — старожилов. Например, Светлана Евстигнеева, художественный руководитель цеха вышивки, она трудится в YANINA Couture уже 25 лет — с того момента, как Юлия предложила ей сотрудничество еще во времена работы в Доме моды на Арбате. «Познакомил нас случай: была нужна какая-то особая обработка вещей, которую не могли сделать швейники. С Юлей в YANINA на тот момент уже работала Марина Новикова — она тогда была технологом и начальницей швейного цеха. С ней мы за час буквально справились с задачей. Потом у Юли возникла идея сделать сувениры к клиентскому показу, на которых нужно было вышить логотип бренда. Мы его тоже вышили. То есть начали мы с мелочей, а дальше пошло-поехало», — вспоминает Светлана Евстигнеева. Сейчас вышивка — то, чем YANINA Couture покорил московских и зарубежных клиенток и чем славится до сих пор: Юлия не боится ее использовать как в кутюрных коллекциях, так и в частных заказах.

«В Доме моды на Арбате была совсем другая система. Когда появилась Юля, стали делать более красивые вещи, что было чудно 20 лет назад. Было страшно, потому что мы многое не умели, но вот научились. Мы портные, нам говорят — мы делаем. Мы все по верхней одежде изначально, а сейчас шьем уже все. Учились постепенно — многому продолжаем учиться до сих пор. Мы все друг другу помогаем — даже если что-то не получается, мы всегда справляемся в итоге», — рассказывает одна из портных, которая тоже проработала в YANINA Couture больше 20 лет. Она, как и большинство сотрудниц дома, охотно говорит под запись, но просит не указывать имя. За личной славой здесь никто не гонится — хватает общего успеха.


«Как-то я ехала в метро, и на экране в вагоне показывали сюжет с „Оскара“, а там девушка в нашем платье рыжем. Я думаю: надо же, еду под землей и вижу платье, которое мы вот буквально недавно отшивали. Всем вокруг неинтересно — а я радуюсь, у меня эйфория. Или вот Наташа Водянова в нашем платье для Samsung снималась, ну разве не чудо! Пускай эти платья гуляют, а мы сделаем еще такие. В конце концов, у нас есть дочки, которым можно сшить выпускные наряды. У меня сын был всегда самым красивым на утренниках» — так одна из мастеров YANINA Couture объясняет всеобщий энтузиазм на собственном примере.


Конечно, не весь штат YANINA Couture состоит из бывших сотрудников Дома моды на Арбате — кого-то брали со стороны, как, например, директора YANINA Couture Елену Мамушкину, а с кем-то Юлия Янина познакомилась еще в институте. «Мы встретились в академии: учились на разных курсах, но обе уже точно сходились в одном — хотели делать настоящую моду. Я начинала как конструктор и получила от Юли предложение работать вместе сразу же в 1993-м — можно сказать, в самый первый день существования YANINA», — рассказывает Анна Жукова, сегодня руководитель проектов YANINA. Все пришли в бренд разными путями, кто-то даже сбежал из других российских кутюрных брендов, но каждый сотрудник отмечает «семейный» дух дома и участие Юлии во всех процессах. «Меня приятно удивило, что она так близко общается со всеми, кто работает здесь. Она знает всех не только в лицо, но и по имени и фамилии», — рассказывает руководитель производства Екатерина Захарова, которая присоединилась к дому совсем недавно. «Юля знает каждого портного, кто на что способен и кому что поручать. Катя, например, не боится больших объемов», — добавляет одна из портных, пожелавшая остаться анонимной.

Безусловно, дом моды YANINA — в прямом смысле семейное дело. С 2013 года старшая дочь Юлии, Дарья, возглавляет отдел международных проектов компании. А Евгений Янин продолжает занимать позицию директора.


«Наша команда — фантастическое ожерелье. Ты по бусине нанизываешь каждого и бережно относишься, чтобы не разорвать устоявшиеся связи. У нас нет текучки кадров — люди действительно работают долго. Большая часть сотрудников — 20 лет, 15, а кто-то — с первого дня. С некоторых пор мы расширяемся, поэтому нам пришлось открыть двери дома, чтобы искать новых людей. Не могу сказать, что получается здорово. Часто те, кто приходит извне, будто с другой планеты», — рассказывает Юлия Янина.


Опыт сотрудников YANINA Couture — и преимущество, и уязвимость. У мастеров за плечами десятилетия работы, но через десять, максимум двадцать лет придется искать новые золотые руки, а на рынке их не так много. «Многие из нас уже пенсионеры, но наша пенсия не позволяет на нее полноценно уйти. Я работаю с 17 лет, а официально заработала 13 тысяч на пенсию. Мы не можем просто сесть дома — да и не хотим, может быть. Молодежь при этом часто не хочет быть просто портными, да и родители своим детям желают высшего образования. К нам как-то приходили девочки на практику из университетов, так вот многие из них не хотят учиться — хотят сразу открывать свои бренды», — жалуется портная, также пожелавшая остаться анонимной.

YANINA Couture, весна—лето 2011

Мастерство и любовь оказываются главными производственными инвестициями в каждый предмет — будь то футболка из линии YANINA Basic или платье, которую должна надеть на красную дорожку Джиджи Хадид. У всех сотрудников рядом с рабочим местом висят фотографии любимых коллекций — они не повторяются, и в этом тоже есть что-то трогательное. «Про платья YANINA Couture часто говорят, что они эмоциональные. Кто может создавать эмоциональные платья? Только люди, которые искренне, фанатично преданы своему делу. Я говорю: девчонки, все мы в одной подводной лодке. Таких же ненормальных больше просто нет. Похвалюсь: у нас за эти годы не было ситуации, чтобы человек пришел за готовым платьем, а оно не готово. При этом у нас в субботу и воскресенье всегда выходные — это закон. Я хочу, чтобы мои люди общались с семьей, отдыхали. Чтобы не было такого, что ты переутомился и не можешь заниматься творческим процессом. Магия наших платьев ощущается не взглядом, а сердцем, потому что мы работаем не руками, а душой. Это все про наших мастеров», — подчеркивает Янина.

Юлия с гордостью говорит еще и о том, что, как бы ни шли дела в бизнесе, сотрудникам YANINA никогда не задерживали зарплаты. Даже в разгар пандемии, которую дизайнер называет военным временем. Все сотрудники подтверждают это и говорят, что пандемия, наоборот, больше подарила бренду, чем отняла у его. Как минимум за это время развились две параллельные линии. «Пандемия, конечно, заставила нас мобилизоваться, как-то перепридумать себя на фоне лишений. Так что сегодня мы представляем несколько направлений в дополнение к кутюрному ателье: YANINA Basic и YANINA Demi Couture. У первого очень много, кстати, поклонников среди молодежи. YANINA Demi Couture — коллекции под влиянием кутюра, но более адаптивные, технологичные. В них много ручной вышивки, есть интересные принты, использование техник машинной вышивки», — уточняет Юлия Янина.

YANINA — это буржуазно

Первые мысли о своем модном доме у Юлии Яниной появились еще в детстве, когда она читала сказки и представляла, что хочет создавать наряды для принцесс. «Конечно, ты мечтаешь одевать принцесс, потому что ты начиталась, ты все знаешь. У меня до сих пор есть какие-то сказки, которые я люблю перечитывать: „Три орешка для Золушки“, это сам Бог велел, „Стоптанные башмачки“. Вы помните эту сказку? Когда принцессы в ночь уходили, танцевали, а утром у них были стоптаны башмаки. И они уходили в бальных платьях и роскошных кейпах с капюшонами. Естественно, когда я выходила замуж в 18 лет, у меня был кейп с капюшоном вместо фаты», — вспоминает она. Картинка дома мечты у нее четко сформировалась благодаря книге Эмиля Золя «Дамское счастье». На вопрос, удалось ли перенести этот сюжет в жизнь, Юлия отвечает утвердительно. «Основное, что мы перенесли, — любовь и обожание женщин. Мы окутываем этими ощущениями каждую нашу героиню. Надо сказать, мы очень избирательны: работаем с заказчицами, которые близки нам по духу, которые нам доверяют. Но в ответ мы дарим безусловную любовь, — говорит Янина. — Процесс создания нарядов для разных ситуаций — это и деликатность, и интимность, и доверие. Это нечто большее, чем когда человек просто приходит покупать что-то в магазине». Может быть, поэтому единственный магазин YANINA Couture, открытый в начале 2010-х, быстро прекратил свою работу. «Магазинчик на Большой Бронной был чудесный, но приносил прибыль, только когда там были Юля и Лена», — вспоминает Светлана Евстигнеева.

YANINA Couture, весна—лето 2021

С другой стороны, зачем нужен отдельный магазин, когда вещи бренда продают лучшие ретейлеры мира, от Printemps до Bergdorf Goodman? Формат ателье медленнее, спокойнее и приятнее. На нем Юлия и остановилась, обустроив салон для примерок в большой зеркальной гостиной с бархатной мебелью, где всегда есть пирожные и холодное шампанское, буквально за стенкой от конструкторских помещений и экспериментальных цехов. «Кутюр для меня — это сказка», — говорит Юлия Янина, так что неудивительно, что YANINA Couture, по сути, и живет в сказочном замке, в историческом здании Саввинского подворья. В этом замке даже иногда бывают настоящие принцессы — дизайнер любит вспоминать, как волновалась перед встречей с принцессой Монако Стефанией, когда та была в Москве с неофициальным визитом и по многочисленным советам обратилась за платьем в YANINA Couture.

YANINA Couture, осень—зима 2020

YANINA Couture, осень—зима 2021

Вообще, за долгую историю дома YANINA Couture одели немало российских и зарубежных звезд, от Ларисы Долиной и Елизаветы Боярской до Джиджи Хадид, Гвен Стефани и Джей Ло. Наряды бренда были и на «Оскаре», и на «Грэмми», и на Каннском кинофестивале. Последнее событие, кстати, подарило Юлии Яниной большую дружбу с креативным директором и сопрезидентом Chopard Каролиной Шойфеле. Она одна из первых поздравила Юлию Янину с новым статусом на неделе высокой моды в Париже и даже устроила ужин Sparkling Dinner в честь нее. «Они даже приглашение сделали втайне от нас — и сюрпризом прислали. Такое милое, с акварельным эскизом нашего платья и рисунком особняка, в котором будет этот ужин. На Вандомской площади, представляете!» — вспоминает Юлия Янина.

Крисси Тайген в платье YANINA Couture

Гвен Стефани в платье YANINA Couture

В 2020-м Юлия стала первым российским дизайнером — участником ужина amFar, в 2021-м — вошла в официальное расписание недели высокой моды в Париже. С каждым годом ценность дома и, соответственно, изделий, повышается, что, безусловно, на руку не только дизайнеру, но и клиентам. «У нас три возрастных поколения женщин одевается: мамы, дочки и теперь уже внучки. Как бренду нам нельзя устаревать, мыслить примитивно или слишком консервативно. Так что один из главных подходов дома в том, что мы создаем вневременные вещи с историей. Мы проверили на своем опыте — часть из них уже стали иконическими. Чудесно, что дамы, которые одеваются у нас уже давно — 28 лет, представляете! — теперь не просто клиентки, а коллекционеры. Потому что статус изделий модного дома YANINA поменялся. Мы уже входим в историю — и клиентки вместе с нами», — говорит Юлия Янина.


Еще в своем первом ателье в Саратове Юлия решила, что будет придерживаться так называемого метода одной примерки, когда клиент приходит лишь на одну примерку «сырого» платья, чтобы подогнать все по параметрам — и далее не появляется, прежде чем не будет готов финальный вариант. За это время платье расцветает в кутюрных тканях и авторских вышивках ручной работы — а дальше обычно поражает заказчицу. «Наш модный дом держится на трех китах — любовь к нашему делу (именно к ремеслу), любовь и благодарность клиентов, которые готовы путешествовать за нами по всему миру, и, конечно, любовь нашей команды. Это нечто незыблемое. Человек так устроен: все равно он тянется к победителям, успешным людям, поэтому любому дизайнеру важно быть уверенным в себе. Нельзя метаться в этой жизни — ты должен четко знать свою позицию и отстаивать ее. В 90-х мне говорили: „YANINA — это так буржуазно!“ А спустя несколько сезонов оказалось, что буржуазность в моде. Если ты хоть немного засомневался в своих вещах и идеях, не можешь отстаивать видение и не уверен в своей правоте, как ты можешь подарить своей героине уверенность и сказать „ты прекрасна“? Наша команда обладает даром, мы можем подарить женщине глубинную уверенность в себе», — объясняет Юлия Янина, в чем секрет популярности ее вещей.

Долго и счастливо

В разговоре о доме, о его судьбе и своей жизни в принципе Юлия Янина часто произносит слово «сказка». Она рассказывает, как ей хотелось создать бренд-сказку, платья-сказки, показы-сказки. Отсюда так много цвета, пайеток, перьев, драгоценной вышивки, воздушных тканей — особенно в последней кутюрной коллекции, которую мы увидели пару дней назад. Это как «Три орешка для Золушки» — сказка детская, избавленная от любых темных страниц.


«Мне было так страшно от некоторых событий, которые происходили в моей жизни. Я так не хотела это осознавать и признавать их, что придумала игру, будто могу взять и просто перепрыгнуть, перелететь те моменты предательства, потерь. Я принимаю их как уроки, но просто перелетаю — и их будто уже и нет в твоей жизни, все позади», — признается она. По словам Юлии, в этой игре ей еще очень помог муж, поскольку в детстве она загадала «найти принца, это просто было жизненно необходимо». Так, в 18 лет Юлия вышла замуж и живет вместе с супругом уже 38 лет. «Он подарил любовь, которая стала для меня главным стержнем по жизни — я теперь непотопляемая. У меня есть человек, который дарит любовь, в которую я абсолютно верю. И я дарю эту любовь женщинам. Если бы у меня были какие-то сомнения, если бы он мне не подарил это богатство — уверенность, — я бы не смогла быть такой искренней в этой любви», — говорит она.

YANINA Couture, весна—лето 2022

Юлия знает, что многие женщины, которые приходят в YANINA Couture за сказкой, тоже ищут любви и понимания. «Разные женщины ведь приходят — вы только представьте, сколько я историй наслушалась за эти годы и о любви, и о предательстве, и о боли», — говорит дизайнер. И Янина старается окружить каждую из клиенток этой заботой, нарядить и оставить счастливой. «Благодаря испытаниям человек становится либо более человечным, либо, наоборот, ожесточается. Мне повезло, что мои детские наивные задумки помогли пережить мне многое и не стать жестокой. Так что, когда передо мной сидит человек, которому тоже нужно что-то пережить, я понимаю, что могу ему помочь. Часто у женщин с юности есть определенные комплексы, на которых они зациклены. Иногда в этом есть и родительские ошибки. Каких только рассказов я не наслушалась от красавиц. Вот поэтому должны быть волшебники, которые эти комплексы уберут», — говорит Янина, намекая не на психотерапевтов, а на кутюрье.


Забрав себе роль волшебницы, Юлия Янина теперь создает платья, которые верно служат принцессам и Золушкам до и после полуночи. В них, возможно, нет так много ценимой в современной моде концептуальной мысли, но пора привыкнуть, к тому, что YANINA Couture — прежде всего не манифест, а сказка.


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}