T

Что не так с новой обложкой Vogue

10 января в сеть слилась обложка февральского номера Vogue, главной героиней которого стала Камала Харрис — будущая вице-президент США. Снимок, на котором Харрис позирует в любимом костюме и кедах на фоне шторы, вызвал в соцсетях и медиа бурное возмущение, а Анне Винтур пришлось извиняться. Ольга Страховская попыталась разобраться в причинах скандала — и пришла к выводу, что что-то не так не только с самой обложкой, но и со всеми нами. А Настя Сотник расспросила о значимости этой обложки для Vogue арт-директора украинской версии издания Сергея Ковалева.

Февральский номер Vogue поступит в продажу фактически одновременно с инаугурацией Джо Байдена. Очередной переломный момент в американской истории главный англоязычный глянец пропустить не мог и поставил на обложку Камалу Харрис — соратницу Байдена, будущую вице-президента США, первую женщину и первую же афроамериканку на этом посту. Список «первых» этим не ограничивается.

Снимать каверстори позвали Тайлера Митчелла — первого и все еще единственного афроамериканского фотографа, снявшего обложку Vogue (два года назад, с Бейонсе), а Харрис дали беспрецедентную для Vogue свободу — самой выбрать наряд для съемки. На снимке, первым попавшим в соцсети, Харрис стоит в своей узнаваемой «униформе» — темный брючный костюм, белая футболка, низкие конверсы, нитка бус — на фоне зелено-розовой драпировки в цветах ее университетского (первого афроамериканского!) сообщества. На втором, опубликованном вслед, более формальном, — в голубом костюме Michael Kors. Первый кадр ушел в печать, второй украсит digital-обложку номера. Казалось бы, что могло пойти не так?


В бумажной обложке зрителям не понравилось все. И сет-дизайн, и качество снимка, и выбор наряда, и цветокоррекция — на фотографии Митчелла будущая вице-президент и правда выглядит нехарактерно светлокожей. «Какая лажа. Похоже, у Анны Винтур нет ни одной темнокожей подруги или коллеги, — отреагировал в твиттере телеведущий и контрибьютор The New York Times Ваджахат Али. — Да я бесплатно вам могу снять сотню фото Камалы Харрис на свой Samsung, и 100% они будут лучше, чем эта обложка». «И правда странный кадр, — написала в своем телеграм-канале Good Morning, Karl! модный критик Катя Федорова. — Жуткие помпезные шторы как-то совсем не вяжутся с расслабленной и клевой Харрис в своем signature look. Ощущение, что снимать собирались очередную Тейлор Свифт в кутюре, а Камала случайно в кадр вошла свет потестить». «Обложка Vogue подтверждает, что принижать темнокожих женщин, добившихся успеха, все еще модно», — резюмировала колумнистка The Washington Post Карен Аттайя.

Обложки февральского номера Vogue, 2021

Журналу тут же припомнили и обложку с Симоной Байлз, для которой у издания не нашлось афроамериканского фотографа, и избыточный фотошоп Лены Данем в 2014-м, и отступление от своей гламурной ДНК. Действительно, еще недавно Vogue подминал реальность под себя, а не наоборот. Мишель Обама позировала для обложки издания в белоснежном платье Carolina Herrera — и тот же The Washington Post восхищенно выдыхал «в этой обложке больше селебрити-гламура, чем в самой первой леди». Да и Лена Данем, в отличие от ее защитников, не видела в своей обложке Vogue ничего страшного: «Модный журнал — это красивая фантазия. Не стоит ждать от Vogue реалистичного изображения женщин, мы открываем его, чтобы смотреть на потрясающие наряды, роскошные места и прочий эксапизм».

С тех пор, правда, прошло шесть лет — и, как писала в своей колонке главред спецпроектов The Blueprint Юлия Выдолоб, личный бренд поп-культурных героев стал сильнее корпоративного, а число их подписчиков больше покупателей глянца. Пытаясь угодить избирателям Харрис, Vogue оказался в заложниках ситуации. Да, Харрис сама вошла в своих кедах в кадр, но потом, как говорят, ей больше понравилось «парадное», более комплиментарное фото (команда будущей вице-президента официально на эту тему высказываться не стала). Журнал же, не отдавший ей право на выбор обложки, предпочел более демократичный вариант — как более жизненный, правдоподобный. И с грохотом сел между двух стульев. Потому что во времена, когда любое публичное действие вызывает шквал столь же публичных полярных мнений, кажется, ни Vogue, ни Лена Данем, ни даже будущая вице-президент США Камала Харрис до конца не уверены, как именно стоит себя вести.



Vogue, февраль 2014

Vogue, декабрь 2016

О том, что эта обложка значит для глянца в целом — и происходят ли какие-то изменения в визуальном коде Vogue, — мы спросили Сергея Ковалева, арт-директора украинского Vogue, традиционно известного своими смелыми, «независимыми» обложками.

Сергей Ковалев:

«Что именно американский Vogue поставит Камалу Харрис на обложку первым среди других глянцевых журналов, не вызывало сомнений. Здесь важна, скорее, актуальность и своевременность момента. К тому же всегда нужно учитывать, сколько ограничений и сложностей случается при продюсировании и утверждении съемки личности такого уровня. Что эта обложка случилась, уже большое достижение. Работа над обложками — это очень долгий и сложный процесс, в котором задействовано очень много людей. События 2020 года, будь то коронавирус, социальная и политическая повестка, в разы усложнили production и логистику съемок.


Выбор правильного героя обложки и выбор стилистики, в которой он будет снят, является частью cover identity журнала. Журналы всегда привлекали знаменитостей на обложки для увеличения аудитории, знаменитости использовали престиж появиться на обложке журналов как PR-инструмент. В этом нет ничего нового. Думаю, эта формула работает до сих пор. Правильный мудборд, формирование правильной команды под съемку знаменитости или модели решает все. Диктат героя чаще всего — это плохо. Но это всегда решение редакции — соглашаться на его условия или нет.


Мое личное наблюдение состоит в том, что на обложки модных журналов и Vogue в частности очень сильно повлиял Инстаграм и интернет в целом. Обложкам теперь мало быть просто очень красивыми и правильными с коммерческой точки зрения. Они должны каждый раз удивлять и потрясать, быть креативными и лайкабельными.


Vogue сам по себе все больше уходит от чистой моды в сторону искусства и становится более социальным. Это выражается как в обложках, так и в макетах и в редакционной политике. Все больше креативных команд хотят делать более артистичные и креативные съемки. Думаю, не за горами те дни, когда все окончательно перейдут в формат coffee table book. Изменится формат и периодичность. Меняется мир и Vogue как его зеркальное отражение».



{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}