T

5 фактов о Лейле Меншари — легендарной оформительнице витрин Hermès

4 апреля в возрасте 93 лет умерла Лейла Меншари — декоратор Hermès, которая больше полувека оформляла витрины французского модного дома. Рассказываем о том, кем она была и почему останется в истории моды.

1

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":141,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Детство в искусстве

Детство и юность Лейлы Меншари прошли в Тунисе — во время колониального владычества Франции, немецкой оккупации и в итоге освобождения Туниса войсками союзников, — но в другой реальности, параллельной этим драматическим событиям. Она родилась в семье богатого адвоката и потомственной аристократки. Мама Лейлы вела свой род от султанской династии Бени-Джеллаб, читала лекции об эмансипации женщин, интересовалась искусством и поощряла схожие интересы у дочери. В итоге на вилле друзей семьи — осевшей в Хаммамете англо-американской супружеской пары садоводов и филантропов Хенсонов — Лейла Меншари познакомилась с множеством европейских деятелей искусства, в частности, с писателем Жаном Кокто, художником и фотографом Ман Рэем и хореографом Сержем Лифарем. Под впечатлением от этих знакомств Лейла сперва окончила Школу изящных искусств в Тунисе, а потом убедила родителей отпустить ее учиться в Париж.

2

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":141,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Молодость в моде

Круг связей родителей Меншари не ограничивался лишь Тунисом: в Париже ее маму, Хабибу Меншари, знали многие художники и кутюрье. В 1957 году именно она поспособствовала тому, чтобы ее земляк Аззедин Алайя получил свою первую работу в модной индустрии — должность портного в Christian Dior — и быстро подружился с дочерью своей благодетельницы. А та, в свою очередь, попалась на глаза легендарному Ги Ларошу и несколько лет пребывала в статусе супермодели. Даром что работа эта для нее была скорее возможностью ходить на вечеринки. Беззаботное веселье закончилось, когда Меншари узнала о смерти матери. Лейла вспомнила о своей мечте создавать театральные декорации и поняла, что пора «прекратить дурачиться на подиуме и взяться за дело». В 1961 году, как только она решила играть всерьез, жизнь свела ее с Анни Бумель, главным декоратором дома Hermès.

3

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":141,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Жизнь в витрине

«Покажи мне быстро, что ты умеешь, у меня нет времени на долгие разговоры» — так Анни Бумель начала собеседование с Меншари. Здесь Лейле очень пригодились часы, проведенные на вилле Хенсонов, — но будущую начальницу Меншари покорила не рассказами о беседах с Ман Рэем, а воспоминаниями о цветах. «Я показала рисунок, на котором изобразила свои любимые цветы из сада, но так, будто они сделаны из кожи. Она [Бумель] посмотрела на меня и сказала: «Ты будешь рисовать для меня свои мечты». И так я приступила к работе», — вспоминала Меншари. Для Бумель Меншари рисовала мечты 17 лет, пока в 1978 году арт-директор Hermès Жан-Луи Дюма не назначил Лейлу главным стилистом и декоратором витрин. С этого момента в течение 35 лет четыре раза в год Меншари рисовала и воплощала свои мечты для всего дома Hermès. До 2013 года, когда она оставила пост в возрасте 87 лет, Меншари создала 136 инсталляций флагманского бутика Hermès в Париже на 24 Rue du Faubourg Saint-Honoré. Сотрудники и поклонники дома ласково называли ее королевой волшебства, поскольку каждая ее витрина была новым диковинным миром — не зря из всех художественных течений больше всего ее вдохновлял сюрреализм, а из всех художников — Сальвадор Дали. «Я делала театральные постановки в Университете изящных искусств, и мне это нравилось. Но театр в витрине гораздо сложнее: нет текста, нет движения и нет большой сцены: ты ограничен в расстоянии. Вы должны охватить все: вы и дизайнер, и художник, и композитор, и режиссер», — говорила она.

В Hermès ей доверяли безоговорочно, пусть даже Лейла не могла до конца объяснить, какой результат будет ждать всех в итоге. «Было нелегко заставить их полностью понять мое безумие: вы не можете объяснить сон», — вспоминала она. Не будучи никак стеснена в средствах на производство, она регулярно приглашала к работе художников и мастеров прикладного искусства: живописцев, скульпторов, сафьянщиков, мозаистов, каменотесов и не только. «Например, в год звезд и мифологии я попросила скульптора Альберта Феро, моего друга из Академии изящных искусств, сделать для меня метеорит, который будет вращаться в пространстве витрины <...> Он взял кусок металла, который планировал использовать для Мемориала Кенига в Порт-Майо в Париже. Я не знаю, как он это сделал, но ему удалось создать вещь, которая вращалась в воздухе», — рассказывала Лейла. Витрины Меншари настолько поражали всех, кто когда-либо видел их вживую, что в 2017 году дом Hermès решил вспомнить их все — и воспроизвести в экспозиции персональной выставки в Гран-Пале «Hermès в Тир-д’Айле: Миры Лейлы Меншари».

4

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":141,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Фантазии в шелке

Но Меншари отвечала в Hermès не только за витрины. Жан-Луи Дюма поручил ей также управление отделом, который отвечает за производство одного из флагманских предметов бренда — шелкового платка Hermès. Кроме того, Меншари занималась дизайном перчаток, сумок и одежды. Например, она придумала знаковое пальто Hermès Maria Felix для крупнейшей актрисы золотого века мексиканского кино Марии Феликс. Поскольку Меншари много работала с прикладным искусством и хорошо ориентировалась в материалах, ей также поручили руководство творческими цехами некоторых мануфактур, приобретенных группой Hermès, например, хрустального завода в Сен-Луи-Ле-Биш.

5

{"points":[{"id":1,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":3,"properties":{"x":0,"y":141,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":2,"properties":{"duration":141,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Память в аромате

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":-91,"y":-31,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":-20}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":46,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

Имя Лейлы Меншари ассоциируется в Hermès и с ароматами. Запахи цветов, фруктов и Средиземного моря прошли с Лейлой через всю жизнь, в том числе и творческую. Она активно использовала их в оформлении витрин, завершая предметные композиции. «Однажды я сделала простую витрину, почти ничего не использовав: был пляж (песок), риф, вылепленный из белого мрамора, который напоминал волну, пара солнцезащитных очков и купальник. И аромат Eau d’Orange Verte, распыленный по улице. Первой реакцией Жана-Луи Дюма [арт-директора дома Hermès] были слова: „Но Лейла, там ничего нет!“ а затем он увидел, как дама вдохнула аромат, и сказал ей: „Дышите, мадам, дышите“, и этим он привлек больше людей, передал мою историю. И вскоре перед витриной собралась толпа», — рассказывала она.

В 2003 году главный «нос» Hermès Жан-Клод Эллена представил парфюм Un Jardin en Méditerranée, который он сочинил, вдохновившись платками Hermès в морской гамме и садом самой Лейлы Меншари — его она создала по образу сада семьи Хенсон, где провела подростковые годы. «Мы [с Меншари] были как две кошки, которые не доверяли друг другу, — вспоминал Эллена процесс работы над ароматом. — Через несколько дней я оказался в ее саду — а через три недели показал готовую композицию. Я передал его [сад], немного смягчив, разгладив контуры, и когда Лейла познакомилась с ароматом, она воскликнула: „Это мой сад!“ Так родился Un Jardin en Méditerranée». Так началась долгая дружба парфюмера и декоратора. С тех пор Лейла Меншари была первой, кому Эллена присылал свои парфюмерные сочинения. Увы, теперь эта традиция оборвется.

Лучшие материалы The Blueprint
в нашем канале на Яндекс.Дзен

{"width":1200,"column_width":90,"columns_n":12,"gutter":10,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}