T

Прически на показе Гоши Рубчинского в Санкт-Петербурге

Прически на показе Гоши Рубчинского в Санкт-Петербурге

Фото:
ПРЕДОСТАВЛЕНы ГОШЕЙ РУБЧИНСКИМ

Текст:
Юлия Выдолоб

ФОТО: ПРЕДОСТАВЛЕНы ГОШЕЙ РУБЧИНСКИМ

ТЕКСТ: ЮЛИЯ ВЫДОЛОБ

9 июня в Санкт-Петербурге, в ДК работников связи, прошел показ Гоши Рубчинского. Гоша рассказал The Blueprint об идеях, стоящих за новой коллекцией и совместными работами с Burberry и adidas, а стилисты Sebastian Professional поделились впечатлениями от работы над показом.

В коллекции Гоши Рубчинского весна-лето 2018 переплелись тема футбола — продолжение коллаборации с adidas Football, отсылки к рейв-сцене конца 1980-х и капсульная коллекция переосмысленных тренчкотов, рубашек и головных уборов, созданных совместно с Burberry. «Идея Петербурга логично пришла к нам следом за Калининградом, — рассказал The Blueprint Гоша на afterparty показа. — Англичане, которые приезжали в Петербург, привезли сюда футбольную культуру. Мы стали думать, что мы делаем про англичан? Burberry! Я и Эдриан (Йоффе, CEO Comme des Garçons, которым принадлежит бренд «Гоша Рубчинский». — Прим. ред.) написали Кристоферу Бейли (президент и креативный директор Burberry. — Прим. ред): «Кристофер, давайте что-нибудь сделаем вместе», — и он ответил: «Давайте!» Мы позвали Стивена Джонса, который сделал головные уборы. Не нужно было ничего объяснять, все сразу поняли, о чем идет речь, и все начало складываться, как пазл.

В коллекции осень–зима 2018 переплелись тема футбола — продолжение коллаборации с adidas Football, отсылки к рейв-сцене конца 1980-х и капсульная коллекция переосмысленных тренчкотов, рубашек и головных уборов, созданных совместно с Burberry. «Идея Петербурга логично пришла к нам следом за Калининградом, — рассказал The Blueprint Гоша на afterparty показа. — Англичане, которые приезжали в Петербург, привезли сюда футбольную культуру. Мы стали думать, что мы делаем вокруг англичан? Burberry! Я и Эдриан (Йоффе, CEO Comme des Garçons, которому принадлежит бренд «Гоша Рубчинский». — Прим. ред.) написали Кристоферу Бейли (президент и креативный директор Burberry. — Прим. ред): «Кристофер, давайте что-нибудь сделаем вместе», — и он ответил: «Давайте!» Мы позвали Стивена Джонса, который сделал головные уборы. Не нужно было ничего объяснять, все сразу поняли, о чем идет речь, и все начало складываться, как пазл.

Мы всегда смотрим назад, но делаем про сегодня. Мои друзья, ты же знаешь, скейтеры. Вот у него нет денег, он пошел в секонд-хенд, что он купил? Винтажную рубашку Burberry из 1990-х. Она большая, размера XL. Этот Burberry — он про то, что я вижу вокруг себя». К ранней рейв-сцене Петербурга отсылали неоновые цвета спортивных костюмов и прически моделей, шагавших по широкому балкону ДК работников связи — именно там прошел в 1989 году первый в России рейв. «Ребята в основном все из Санкт-Петербурга, — рассказал Гоша. — Кто-то из балетного училища, кто-то из атлетической школы, кто-то скейтер, футболист».

Мы всегда смотрим назад, но делаем про сегодня. Мои друзья, ты же знаешь, скейтеры. Вот у него нет денег, он пошел в секонд-хенд, что он купил? Винтажную рубашку Burberry из 1990-х. Она большая, размера XL. Этот Burberry — он про то, что я вижу вокруг себя». К ранней рейв-сцене Петербурга отсылали неоновые цвета спортивных костюмов и прически моделей, шагавших по широкому балкону ДК работников связи — именно там прошел в 1989 году первый в России рейв. «Ребята в основном все из Санкт-Петербурга, — рассказал Гоша. — Кто-то из балетного училища, кто-то из атлетической школы, кто-то скейтер, футболист».

За прически отвечала команда стилистов Sebastian. Перед ними стояла нестандартная задача — отразить не задуманный дизайнером образ, а индивидуальность модели, а также — что важно — не перестараться. «Задача была выразить свободу личности, — рассказали после показа стилисты Sebastian. — Сложность была в том, что мы перфекционисты. И вот мы работаем, работаем, потом подходил Гоша и говорил: «Нет, переделывайте. Он дворовый парень, беспризорник, в нем не должно быть лоска. Это не про шик, это про нашу реальность».

За прически отвечала команда стилистов Sebastian Professional. Перед ними стояла нестандартная задача — отразить не задуманный дизайнером образ, а индивидуальность модели, а также — что важно — не перестараться. «Надо было выразить свободу личности, — рассказали после показа стилисты Sebastian. — Сложность была в том, что мы перфекционисты. И вот мы работаем, работаем, потом подходит Гоша и говорит: «Нет, переделывайте. Он дворовый парень, беспризорник, в нем не должно быть лоска. Это не про шик, это про нашу реальность». И мы делали так, 

И мы делали так, будто он месяц не стригся, ведь этот человек — он не думает о том, что надо всегда выглядеть идеально. Три дня мы делали так, чтобы казалось, что наши модели просто только что пришли с улицы. Никого не пытались кардинально изменить, постричь как в барбер-шопе. Было видно: как только ты пытаешься навязать стиль, человек сразу смотрится неорганично, внешность сразу не стыкуется с личностью. Очень часто спрашивали у самих ребят, нравится ли им. И им действительно нравилось. Они друг к другу подходили и говорили: «О, круто, классно, ты не хочешь потом перестричься? Да нет, я и перекраситься не хочу».

будто он месяц не стригся, ведь этот человек — он не думает о том, что надо всегда выглядеть идеально. Три дня мы делали так, чтобы казалось, что наши модели просто только что пришли с улицы. Никого не пытались кардинально изменить, постричь как в барбер-шопе. Было видно: как только ты пытаешься навязать стиль, человек сразу смотрится неорганично, внешность сразу не стыкуется с личностью. Очень часто спрашивали у самих ребят, нравится ли им. И им действительно нравилось. Они друг к другу подходили и говорили: «О, круто, классно, ты не хочешь потом перестричься? Да нет, я и перекраситься не хочу».

Каждый гость показа получил зин о ранней петербургской рейв-сцене, созданный сайтом Inrussia.com совместно с Гошей Рубчинским и его командой. В книге – эссе художника и родоначальника локальной рейв-сцены Тимура Новикова и ранее неопубликованные фотографии с рейвов 1990-х годов. Книга будет доступна в тех магазинах, где продается одежда «Гоша Рубчинский», вместе с новой, весенне-летней коллекцией в 2018 году.

Нам показалось, что мы погрузились в то время, и Гоша сделал это не только с нами, но и с моделями. Атмосфера была такая, как будто мы не на площадке. Гоша относился к моделям как к детям. Говорил: «Их нельзя обижать!» Он и к ним, и к нам относился очень корректно, очень спокойно. Он не говорил нам, что надо сделать вот так и так: он просто дал нам свободу, погрузив нас в эту атмосферу. Нам надо было расслабиться и работать так, как в самом начале карьеры, когда мы еще учились стричь, когда это было максимально просто, на уровне линий. И когда удавалось сделать просто — иногда с третьего или с пятого раза! — тогда мы понимали, что это та эпоха, то время, в котором мы выросли и помним с детства».

«Нам показалось, что мы погрузились в то время, и Гоша сделал это не только с нами, но и с моделями. Атмосфера была такая, как будто мы не на площадке. Гоша относился к моделям как к детям. Говорил: «Их нельзя обижать!» Он и к ним, и к нам относился очень корректно, очень спокойно. 

Он не говорил нам, что надо сделать вот так и так: он просто дал нам свободу, погрузив нас в эту атмосферу. Нам надо было расслабиться и работать так, как в самом начале карьеры, когда мы еще учились стричь, когда это было максимально просто, на уровне линий. И когда удавалось сделать просто — иногда с третьего или с пятого раза! — тогда мы понимали, что это действительно та эпоха, то время, в котором мы выросли и помним с детства».

{"width":1200,"column_width":123,"columns_n":8,"gutter":30,"line":40}
false
767
1300
false
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}