T

V is for
Valentino

Сегодня исполняется 90 лет Валентино Гаравани, основателю итальянского дома Valentino, который за 63 года существования стал одним из главных брендов в истории моды и превратился в империю, несмотря на сложные периоды. Человек, одевший много признанных икон стиля, от Джеки Кеннеди и принцессы Дианы до Гвинет Пэлтроу и Мерил Стрип, и сам стал иконой стиля в истории моды.


БЕЖЕВЫЙ
ВМЕСТО КРАСНОГО

Силами Пьерпаоло Пиччоли за Valentino сегодня прочно закрепился оттенок розового PP Pink, но в эпоху правления Валентино Гаравани (а это почти 50 лет!) цветом бренда, безусловно, был красный. Valentino Red — цвет главных платьев, созданных дизайнером, за исключением черного для Джеки Кеннеди, которое она надела на годовщину смерти мужа, и белого свадебного для нее же — когда она поменяла фамилию на Кеннеди-Онассис.


Именем Red Valentino в 2003 году Гаравани назвал диффузную линию бренда, посвященную молодежи, которая всегда вдохновляла дизайнера (с мая 2021-го она, правда, закрыта). Парад красных платьев завершал последнее кутюрное шоу Valentino для Гаравани в качестве креативного директора бренда в 2008-м, когда он по собственному желанию решил отправиться на заслуженный отдых. Сегодня красные платья Valentino мы видим в числе 50 главных нарядов дизайнера на выставке Teatro Sociale, открывшейся в честь юбилея Гаравани. Несмотря на такую любовь к цвету Гаравани-дизайнера в гардеробе Гаравани — иконы стиля красных вещей почти нет.

Место красного в нем занял идеальный бежевый, будто бы в цвет обожаемых Гаравани мопсов. А в честь самого любимого, Оливера, в 1984-м дизайнер даже назвал отдельную линию одежды, которая, впрочем, в итоге закрылась. Всех мопсов Валентино воспринимает как членов семьи. «У него всегда были мопсы», — вспоминала давняя подруга дизайнера, филантроп и светская дама Линн Уайт. В компании любимых питомцев Гаравани по сей день проводит и рабочие дни, и путешествия — в бежевом он до сих пор появляется так же часто, умело адаптируя его и под деловой, и под отпускной дресс-код. Бежевый жакет, тренч и, конечно, костюм — главные составляющие гардероба дизайнера.



ГАЛСТУК
ИЛИ БАБОЧКА


Валентино Гаравани не мог не подружиться с Дианой Вриланд. Это случилось задолго до того, как он, благодаря ее участию, ощутил «весь Нью-Йорк у ног» и открыл первый магазин в американской модной столице в 1970-м. Хотя легендарный модный редактор Harper’s Bazaar и главред Vogue US и считала, что никто из дизайнеров второй половины XX века не сравнится с Кристобалем Баленсиагой, Гаравани ее, безусловно, восхищал. И не только как гений моды, но и как друг — у них было куда больше общих интересов, чем одна страсть к красному цвету. Например, любовь к аксессуарам и деталям. В юности Гаравани часто дополнял образы шейными платками, а в более зрелом возрасте заменил их на галстуки, бабочки и яркие паше.


ИДЕАЛЬНЫЙ БРЮЧНЫЙ КОСТЮМ


Ультимативная униформа Гаравани — идеально скроенный брючный костюм. Преимущественно бежевый — но иногда и серый или темно-синий. По особым случаям — черный, как тот, в котором дизайнер завершил свою карьеру, выйдя на подиум в финале кутюрного показа Valentino 2008. На Met Gala он тоже всегда держал себя в руках и следовал классическому дресс-коду, появляясь исключительно в брючных костюмах (максимум — в смокингах), будь то выход с принцессой Джорджиной Брандолини д’Адда в 1981-м или появление с Моникой Беллуччи в 2017-м на более раскрепощенном по теме балу, посвященном Comme des Garçons.

Всегда посаженный точно по фигуре и без особых излишеств — ровно такой костюм, как сам Гаравани предлагал носить всем мужчинам, запустив мужскую линию Valentino в 1969-м. Правда, выигрышнее многих мужчин Valentino Uomo в итоге показала Линда Евангелиста, позировавшая в мужском костюме бренда Питеру Линдбергу в 1991-м. Сам дизайнер рассказывал, что в работе над мужской линией всегда придерживался собственных представлений о стиле и вдохновлялся классическими портновскими техниками. Все костюмы из личного гардероба Валентино подтверждают эти слова.



НАРЯДНЫЙ ВЕРХ + РАССЛАБЛЕННЫЙ НИЗ


Иногда Гаравани позволяет себе вольности в моде. На подиуме это не раз проявлялось не только в буйстве красок и летящих фактурах, но и в более революционных решениях. Например, Валентино первым предложил мужчинам носить кутюр, что до сих пор поддерживается в бренде и при Пьерпаоло Пиччоли. В карьере Гаравани тоже часто действовал смело — переезд в Париж в 17 лет, работа в Jean Dessés и Guy Laroche, возвращение в Италию и открытие в Риме собственного бренда — лишь первые из подобных шагов. В бизнесе он свободно позволяет себе эксперименты. Они не всегда были удачные, что в самом начале чуть не довело его до банкротства, но всегда давались Гаравани просто. Об этом говорит и то, с какой легкостью он открывал и закрывал диффузные линии, и то, как вовремя ему далось решение оставить креативное руководство брендом и отдать его под шефство Пьерпаоло Пиччоли и Марии Грации Кьюри в 2008-м.


Эта внутренняя свобода в решениях до сих пор позволяет его империи двигаться вперед. В стиле Гаравани тоже нередко дает себе расслабиться, но так, чтобы оставлять за собой приметы собранности и успеха. Так что на нем почти всегда будет пиджак, а вот низ может быть более расслабленным. Джинсы, брюки клеш или просто легкие брюки контрастных цветов в комплекте с деловым верхом — в таком виде Валентино Гаравани часто можно было встретить в интерьерах его роскошного римского дома, в саду или даже на отдыхе в горах. На вечеринках дизайнер тоже активно демонстрирует такой прием. Правда, в таких случаях деловой верх сменив на более нарядный, например, на бархатный пиджак.


НЕМНОГО СВОБОДЫ


Кажется, Гаравани всегда выглядит исключительно собранно и не дает себе ни малейшей слабины. Что, конечно, не совсем так. «Моя обычная жизнь — быть в состоянии отпуска», — это его слова, и на гардеробе они тоже отразились. Так что кроме строгих костюмов и ярких жакетов в нем есть и шелковые брюки, и даже блузы с принтами. Подобные предметы Гаравани больше любил в 1960-е и 1970-е, когда еще не нужно было всегда оставаться в глазах широкой публики великим кутюрье и бизнесменом. Потом Гаравани еще и объявил войну 1980-м, как он говорил, самому безвкусному периоду в моде, и, кажется, отнесся с такой же строгостью к собственным вещам.


С тех пор в подобных расслабленных образах его можно было встретить разве что на побережье любимого Капри, где он часто бывал со своей музой Джеки Кеннеди, и на яхте, когда-то приобретенной вместе с партнером Джанкарло Джаметти. Вся легкость же отправилась в ДНК Valentino как дома, в котором ирония и радость жизни всегда гармонично уживались с серьезными техниками кроя и работой со сложными тканями в общем стремлении сделать женщин (и мужчин) самыми красивыми. «Я знаю, чего хотят женщины. Они хотят быть красивыми», — всегда говорил он: надо сказать, Valentino, пусть и без Garavani, блестяще решает эту задачу до сих пор.


{"width":1200,"column_width":75,"columns_n":16,"gutter":0,"line":40}
false
767
1300
false
true
true
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: tautz; font-size: 16px; font-weight: 400; line-height: 21px;}"}